Помощь узнику

Дмитрий Орлов 2 года находился в «дисциплинарной» ссылке во Владимире на ФКУ Т-2. Вернулся в Тверскую обл. на прежнее место 14го мая.

Всем, кто потерял камрада с радаров, просьба написать доброе письмо по адресу:
171982, Тверская область, г. Бежецк, ул. Новая, д. 60а, ФКУ ИК-6 ПКТ, Орлов Дмитрий Игоревич 18.05.1984г.р.

Фронда при Александре III

Александр III, Став Императором, вынужден был буквально с первых шагов объяснять своей многочисленной родне, что у нее есть не только права, но и обязанности по отношению и к государству, и к Царю. Ему было 36 лет, когда он взошел на трон, в течение 15 лет, согласно статусу наследника, он уже участвовал в государственной деятельности, хорошо разбирался в дворцовых интригах и знал подноготную великокняжеских семейств. Зная это и принимая во внимание харизму Царя, члены дома Романовых Его остерегались и недолюбливали: «Они боялись Его (боязнь иногда входит в семейные традиции), но, за немногими исключениями, не чувствовалось с их стороны привязанности. Государь – исполнитель долга неудобен семье, не признающей ничего, кроме прав». (Половцев А. А. Дневник 1877–1878 гг. // Александр Второй: Воспоминания. Дневники. С. 304.) Наибольшую неприязнь Император испытывал к семье В.К. Николая Михайловича, женатого на принцессе Цецилии Баденской, которая была биологической дочерью придворного Луи фон Габер — сына еврея Соломона Габера (1760-1840) — крупного банкира и фабриканта.
Вступать в конфронтацию с Царем не решались, но вот Мария Федоровна попала под удар с самого приезда в Россию. Так например, сразу же после свадьбы без всяких оснований был пущен слух, что она не может иметь детей. Когда родился первенец, а затем последовала новая беременность, эти слухи прошли, но отношение к Марии Федоровне еще долго оставалось холодным.
Когда В.К. Михаил Михайлович заключил морганатический брак и его сослали на окраину Империи, Михайловичи были в бешенстве и не стеснялись в выражениях: «Семейство полагает, что такое изменение произошло под влиянием Императрицы, которая опасается морганатических браков для своих сыновей. Что за ЧУДОВИЩНОЕ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ НИЧТОЖЕСТВО изображает из себя ЭТА ДАТЧАНКА».
Их ненависть и интриги против Александры Федоровны будут осуществляться по уже отработанному сценарию.
Средний сын В.К. Александр Михайлович (Сандро) реализовал честолюбивые чаяния матери, женившись на старшей дочери Александра III, правда, пришлось несколько лет настойчиво добиваться согласия на брак. Своего зятя Император Александр III переносил с трудом. С.Ю. Витте упоминал, что у В.К. Александра Михайловича «не только внешний тип еврейский, но что он обладает, кроме того, вообще отрицательными сторонами еврейского характера… Император очень не любил этого Великого Князя». Он долго противился браку своей дочери Ксении с ним и согласился, только видя ее непомерные страдания.
Александр Михайлович, как и его брат Николай Михайлович отличался лживостью, интриганством, цинизмом. Он обладал даром на ровном месте устраивать скандалы и вражду, очерняя тех, с кем был не согласен.
Для Александра Михайловича отношение к нему Императора Александра III не было тайной. Он упоминал о своем примечательном диалоге с Царем. Как-то во время одной из поездок Император в поезде обратил внимание на резиновую ванну Великого Князя. Сандро, демонстрируя свою ванную, вскользь заметил, что наконец-то хоть что-то у него понравилось Государю.

Монархия как причина существования и величия России.

Именно при Монархии России доросла до Великой Империи. Монархия наилучшим образом обеспечивает единство власти, а из единства власти проистекает сила и прочность достигаемых результатов. Она завоевала наше положение в мире на первых ролях и определила наше национальное самоощущение себя в этом мире.

Монархия сформировала у русского населения психологический «портрет» восприятия власти.

Естественность Монархии для России заложена в самой её истории. Более тысячи лет Россия прожила под властью своих Государей, для которых настоящее, прошедшее и будущее государства сливалось в одно неразрывное целое. 

Петиция по поводу памятника Колчаку

https://www.change.org/p/прокурор-республики-башкортостан-ведерников-владимир-викторович-требуем-провести-проверку-законности-факта-демонтажа-бюста-а-в-колчака?recruiter=33665868&utm_source=share_petition&utm_medium=copylink&utm_campaign=share_petition

CМИ пострадали.

Деятельность в области СМИ и производства печатной продукции отнесена российским правительством к отраслям, сильнее всего пострадавшим от кризиса, вызванного распространением коронавирусной инфекции.

А кто-то еще покупает газеты?

Память государя

В первый год войны, когда Верховным Главнокомандующим был Великий Князь Николай Николаевич, Государь Император неоднократно приезжал в Ставку.   В один из приездов Его Величества произошел следующий, весьма характерный эпизод: это было весною 1915 года. Погода была хорошая, Государь обедал в большой палатке Великого Князя, и приглашены старшие чины штаба и свита Государя и Великого Князя.   Я сидел недалеко от Его Величества, наи­скосок.

К тому времени Государь знал всех старших чинов Шта­ба и знал, что я егерь.

Отчего-то стали вспоминать Красносельские лагеря и за­говорили о стариках-фельдфебелях.

Его Величество стал называть по фамилиям и вспоминать фельдфебелей шефских рот.   Дошла очередь до егерей, Его Величество обратился ко мне, я говорю: «Гостилов, Ваше Ве­личество». «Нет, Кондзеровский, это молодой, а старик пре­жний фельдфебель, помните, он еще говорил так», — и Его Величество прекрасно показал, как рапортовал наш старик.

Мне, как и сейчас, точно что-то забило в голову, не могу вспомнить фамилию.

«Как мне не стыдно. Ваше Величество, но фамилию за­был, помню старика прекрасно, а фамилию вспомнить не могу — «Ну погодите, Я вспомню».

Его Величество продолжал разговор о других фельдфебе­лях, но очень скоро обращается ко мне и говорит: «Шалберов».

«Так точно, Ваше Величество, Вы меня совсем присты­дили».

Из воспоминаний генерала Кондзеровского

Жестокая страница истории

Наступающую  Красная Армия которой руководил командующий Южным Фронтом М.В. Фрунзе спешно наступала пытаясь помешать эвакуации, и развязать бойню. Так подступившие 14 ноября к Севастополю передовые части большевиков  были героически отброшены от города отрядами Белой армии. Из Ялты последний корабль с беженцами вышел 15 ноября. На следующий день эвакуация была закончена. Некоторые корабли были перегружены в несколько раз, не хватало еды, воды, туалетов

Всего Крым покинули на 149 судах приблизительно 145 тысяч человек. Спустя несколько дней эскадра прибыла в Константинополь (ныне Стамбул). Дальше всю эту огромную массу беженцев ждали тяжелые лишения и испытания, — вернуться на Родину удастся лишь небольшому количеству из них.

Не всем противникам советской власти удалось покинуть Крымский полуостров. Часть бойцов Белой армии, сдерживая врага и обеспечивая процесс эвакуации, попали в плен.
Многим гражданским лицам попросту не хватило места на кораблях. Тех, кто остался — ждала мученическая от рук еврейских комиссаров, почти всех жителей  Крыма ждали проверки на благонадежность и сотрудничество с режимом Врангеля, многие впоследствии были репрессированы и замучены в лагерях.

Советская власть, установленная в Крыму после ухода врангелевских войск, ознаменовала свое правление одной из самых страшных трагедий современности: за сравнительно небольшой период самым жестоким образом было истреблено огромное количество бывших военнослужащих Белой армии, не успевших эвакуироваться или поверивших новой власти и не покинувших Родину. Тем более что Фрунзе в листовках обещал тем, кто останется, жизнь и свободу. Остались многие.

Михайловский замок

Михайловский замок всего 40 дней официально являлся императорским дворцом.

В 1796 году император Павел I взошел на трон и в первый же месяц своего правления издал указ о строительстве собственной резиденции. Однако идея возведения замка родилась гораздо раньше, еще в бытность его великим князем. Будущий император 12 лет скрупулезно собирал все наработки, и к моменту начала возведения замка у него накопилось 13 различных проектов.

Строить новый дворец Павел решил на месте деревянного Летнего Дворца Елизаветы Петровны, который по иронии судьбы был местом его рождения. Согласно преданию, при строительстве император неоднократно заявлял, что хочет умереть там, где он родился. По мистическому совпадению так и случилось… Впрочем, это не единственная легенда о Михайловском замке. Вся история этого уникального дворца пронизана тайнами, легендами и роковыми совпадениями, и иногда довольно сложно определить, где же правда, а где вымысел.

 

Экономика РИ

В начале XX века западные журналисты, командированные в нашу страну, писали о русском экономическом чуде.

По уровню промышленного производства Россия занимала 4-е место в Европе и 5-е в мире, уступая по важнейшим показателям лишь США, Германии, Великобритании и Франции. Согласно наиболее широко используемой оценке британского историка экономики Энгаса Мэддисона здесь приводится сравнение валового внутреннего продукта (ВВП) Российской Империи с крупнейшими экономически странами мира, в млрд. долл. США (данные на 1913 год – последний год перед войной).

Помощь узнику

Сегодня (30 мая) исполняется 40 лет Тихонову Никите!

Адрес для писем: 431120, Репс.Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п.Сосновка, ФКУ ИК-1 УПЛС, Тихонову Никите Александровичу, 30.05.1980 г.р.

Фронда

Что происходило в Доме Романовых накануне Госпереворота? Почему никого из родственников не оказалось рядом с Царской Семьёй и никто из них даже не попытался вступиться за Царя, как того требовала Присяга?
Напомним, заканчивается война и Россия практически выигрывает её. Подписаны все предварительные договоры по итогам войны, Россия в них признаётся победителем, ей отходят Средиземноморские проливы, Западная Армения и часть Северного Курдистана, ряд других земель. Уже сшита форма по эскизам М. Васнецова для победного парада в Берлине. Несмотря на нелегкие издержки, связанные с войной, РИ находится на пике своего развития: занимает первое место в мире по темпам экономического роста, темпам роста ВВП, по расцвету образования, науки, культуры (Серебряный век).
Но Великокняжеская фронда ничего этого не желала видеть, словно обезумела… Руководимая тайными силами с помощью политических, оккультных и экономических рычагов, посредством масонских лож, которых насчитывалось уже десятки и в которые входили многие из Великих Князей (в.к. Николай Михайлович, в.к. Александр Михайлович, в.к. Кирилл Владимирович и др.) они плели заговоры, готовили переворот, раскачивали и без того сложную политическую ситуацию.
В 1916 г. 15 Великих Князей дома Романовых, образовали «Великокняжескую фронду». Основными требованиями фронды было свержение Царя, устранение Г. Распутина, Императрицы Александры Федоровны, а также введение «ответственного министерства» — т.е. правительства, подотчетного парламенту. Интересно, что идея ответственного министерства станет позже общей идеей заговорщиков.
Неформальным главой фронды считался в.к. Николай Михайлович Романов, масон, прозванный за радикальность своих взглядов Филиппом Эгалите. 1 ноября 1916 г. Николай Михайлович направил Императору письмо с этими требованиями. 7 ноября 1916 г. схожее письмо пишет в.к. Николай Николаевич. 11 ноября о том же Царю пишут в.к. Георгий Михайлович и брат Николая II в.к. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ. В.к. Михаил в это время также публично заявляет, что «сочувствует английским порядкам», т.е. парламентаризму. 28 ноября к оппозиции присоединилась даже мать Царя, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, потребовавшая от сына отставки с должности председателя правительства Штюрмера. На состоявшейся 3 декабря встрече в.к. Павла Александровича с Императором, которой князь бесцеремонно потребовал, он заявил от имени семейного совета о небходимости принятия Конституции и удалении Распутина и Штюрмера от двора. На что Царь ожидаемо ответил отказом. По сути это уже был переворот.
16(30) декабря 1916 г. происходит жестокое убийство Г. Распутина. После этого «великокняжеская фронда» ещё больше активизировалась.
Через несколько дней Государь принёс в комнату Императрицы перехваченное Министерством Внутренних Дел письмо княгини Юсуповой, адресованное Великой Княжне Ксении Александровне, родной сестре Царя. Вкратце содержание было следующим: «Она (Юсупова), как мать грустит о положении сына, но Сандро (в.к. Александр Михайлович) спас всё положение; она только сожалела, что в этот день они НЕ ДОВЕЛИ СВОЕГО ДЕЛА ДО КОНЦА И НЕ УБРАЛИ ВСЕХ, КОГО СЛЕДУЕТ… Теперь остаётся только «ЕЁ» запереть. …»
Государь сказал, что всё это так низко, что ему противно этим заниматься. Императрица же всё поняла. Она сидела бледная, смотря перед собой широко раскрытыми глазами…».
В эти же дни С.В.Марков пишет: «Ш. утром узнал, что … на Императрицу Александру Феодоровну в конце февраля или начале марта готовится покушение. Лицу, согласившемуся исполнить этот адский замысел, обещалась крупная награда».
Из письма Зинаиды Юсуповой также стало ясно, что в убийстве Г. Е Распутина были замешаны помимо в.к. Дмитрия Павловича и другие члены Императорского дома: в к. Николай Николаевич и его жена в.к. Анастасия Николаевна, в.к. Николай Михайлович. Иначе, за что же их было высылать «по окончании этого дела», т.е.после расследования убийства Г. Распутина? Несомненно, поддерживал их и в.к. Александр Михайлович, а также — в.к. Мария Павловна и в.к. Кирилл Владимирович.
Об этом же определённо свидетельствует и дворцовый комендант В.Н. Воейков: «Члены императорской фамилии утратили всякую меру самообладания; в.к. Мария Павловна Старшая, по доходившим до меня сведениям, не стеснялась при посторонних говорить, что надо убрать Императрицу; … Совершенно непонятно, почему члены Императорской фамилии, высокое положение и благосостояние которых исходило исключительно от императорского Престола, стали в ряды активных борцов против Царского строя, называя его режимом абсолютизма и произвола по отношению к народу, О КОТОРОМ ОНИ, ОДНАКО, ОТЗЫВАЛИСЬ КАК О НЕКУЛЬТУРНОМ И ДИКОМ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТРЕБУЮЩИМ ТВЁРДОЙ ВЛАСТИ. …»
В феврале 1917 г. когда Романовы были «кинуты» своими подельниками думцами, они бросились присягать на верность Временному правительству. В дальнейшем многим заговорщикам позволили покинуть страну, пригрозив разоблачением. В связи с этим всю свою оставшуюся безбедную жизнь они отрабатывали — строчили лживые «мемуары», порочащие свергнутого ими и умертвленного при их поддержке Последнего законного Правителя России…
В последний год существования великой Империи за Монархию здесь боролся только сам Монарх…

Власть Монарха — единственная власть на земле, которую нельзя купить.

Всех лидеров можно купить: коммунистов, либералов, фашистов, националистов. Все они политиканы, все они ищут власти. Всё это замешано на деньгах, подкупах, преступлениях и компромиссах.

Только Монарх рождается уже в царствующем Доме, уже обреченный на власть.

Монарху нет надобности стремиться к достижению каких-либо личных, семейных, и в том числе денежных, интересов. Все надобности его как человека и семьянина, во всех отношениях, безусловно, обеспечены. Никто так недоступен подкупам, никто не имеет больше средств знать то, что нужно для управления государством, как Государь.

Жизненные интересы Монархии и интересы государства являются тождественными. Монархия, по независимости своей, непричастна духу партий, ибо монарх стоит вне частных интересов. Никаким классам, сословиям или партиям он ничем не обязан. По отношению к народу он является не личностью, а идеей.

Как этого не хватает чванливой, переменчивой и деньголюбивой демократии.

Парламент Китая одобрил разработку законопроекта о нацбезопасности Гонконга.

Из-за этого в районе опять начались беспорядки — за день сотрудники полиции задержали порядка 360 человек.

Царь заботящийся о людях

«Особенно мне памятна одна всенощная в Федоровском соборе в Царском Селе, куда могли ходить и посторонние люди.

Я стою в церкви впервые после перенесенной тяжелой болезни.   Прислонившись к стенке от слабости, я напряженно ожидаю приезда Государя…   Вдруг скрипнула боковая дверь и широко распахнулась.   Вошел Государь с Великой княжной Ольгой Николаевной.   Они становятся на своем обычном месте…    В церкви становится все жарче; кадильный дым вьется клубами под низкими сводами.   Крупные капли пота выступают на бледном лбу Государя.    Он подзывает к себе адъютанта и тихо просит открыть боковую дверь.

Снова видна снежная дорога, на которую падают быстро кружащиеся снежинки.

Морозный воздух охватывает меня, пронизывает насквозь ослабевшее после болезни тело. Моя мать, напуганная моей болезнью, с тревогой накидывает на меня шубу и озабоченно спрашивает, не холодно ли мне.

Государь оборачивается на мой кашель и замечает, как моя мать меня укутывает.  Его глаза с лаской и участием останавливаются на мне.  Затем  он снова подзывает адъютанта, и я слышу тихо, но четко сказанные им слова: «Закройте дверь, этой девочке холодно».  Его приказание исполняется.  Мы стоим несколько минут растроганные и взволнованные и затем уходим из церкви, чтобы дать возможность Государю снова открыть дверь».

Из детских воспоминаний С.Я. Офросимовой

Галлиполи

«Галлиполи – чудо потому, что оно опрокинуло все человеческие предвидения: побеждённая, эвакуированная, интернированная Армия не только не разложилась, но возродилась, не только не распалась под напором лишений и угроз, но окрепла, спаялась и закалилась. Явленная Галлиполи и Лемносом сила русского духа укрепила во всех нас надежду на окончательную победу над злом, покорившим Россию, и воскресила веру в свои собственные силы. Поэтому одни так злобно ненавидят Галлиполи, другие так любят и гордятся им. Два чуждых русскому слуху слова – “Галлиполи” и “Лемнос” – приобрели право гражданства в русском языке и заслужили себе славные страницы в летописи Русской Армии», – писал генерал-лейтенант Евгений Карлович Миллер в 1923 году.

Казанский собор

Строительство собора началось еще в 19 веке и продолжалось долгих 10 лет, с 1801 по 1811 годы. Работы велись на месте обветшалой Рождество-Богородичной церкви. Архитектором был выбран известный в то время А. Н. Воронихин. Для работ использовались исключительно отечественные материалы: известняк, гранит, мрамор, пудостский камень. В 1811 году наконец-то состоялось освящение храма. Спустя полгода ему на хранение передали Казанскую икону Божьей матери, известную творением чудес.

В годы советской власти, негативно относившейся к религии, из храма было вывезено множество дорогих вещей (серебро, иконы, предметы интерьера). В 1932 года он вовсе был закрыт и не проводил службы до самого развала СССР. В 2000 г. ему был присвоен статус кафедрального собора, а спустя 8 лет состоялся повторный обряд его освящения.

 

Тираническая монархия

Николай II узаконивает политические права и свободы, которых не было ни до, ни после него.
Манифестом 17 октября 1905 года объявлены свобода слова, печати, собраний.
Росло количество политических партий: эсеры, кадеты, октябристы, черносотенцы, меньшевики, большевики и прочие.
В стране около 1000 печатных изданий.
Избрана Государственная дума как орган свободного волеизъявления граждан.
Также в стране была свобода вероисповедания и поддержка различных религий и конфессий.
В царствование Николая II было прославлено больше святых, чем за весь XIX век.
Благодаря настоянию царя и вопреки противостоянию некоторых чинов Синода проведена Канонизация Серафима Саровского.

Поможем узнику

30 мая Никите Тихонову исполняется 40 лет!
Когда его арестовали ему было всего 29…

Направить слова поддержки вы можете по адресу:
431120, Респ. Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п. Сосновка, ФКУ ИК-1 УПЛС. Тихонову Никите Александровичу

Желающие оказать материальную помощь могут воспользоваться реквизитами ниже.
Благодарю всех за поддержку, низкий вам поклон от всей семьи!

Яндекс кошелек 410011181093558
Киви кошелек +79164795877
Карта Сбербанка 4276 3800 9297 3184 Тихоновой Евгении Александровне

Николай Николаевич Младший

Великий князь Николай Николаевич (Младший), (6 (18) ноября 1856, Санкт-Петербург — 5 января 1929, Антиб, Франция) — первый сын великого князя Николая Николаевича (старшего) и великой княгини Александры Петровны (урожденной принцессы Ольденбургской), внук Николая I; генерал-адъютант (1896), генерал от кавалерии (6 декабря 1900).

Верховный Главнокомандующий всеми сухопутными и морскими силами Российской Империи в начале Первой мировой войны (1914—1915) и в мартовские дни 1917 года[1]; с 23 августа 1915 года до марта 1917 года — наместник Его Императорского Величества на Кавказе, главнокомандующий Кавказской армией и войсковой наказный атаман Кавказских казачьих войск.
Его супруга с 29 апреля (12 мая) 1907 года — Анастасия (Стана) Черногорская, в первом браке княгиня Романовская герцогиня Лейхтенбергская.
В 15-летнем возрасте Николай Николаевич был зачислен юнкером в Николаевское инженерное училище. После окончания в 1873 г. училища – прапорщик, направлен в столичный учебный пехотный батальон. Получив чин подпоручика, переведен в учебный кавалерийский эскадрон. В 1874 г. поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. В 1876 году окончил академию по первому разряду с малой серебряной медалью. Досрочно произведен в капитаны. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов, состоял для особых поручений при своём отце — главнокомандующем. В числе первых форсировал Дунай : под огнем противника повел одну из колонн за собой, воодушевляя солдат личным примером. 16 июня 1877 года был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в штурме Шипкинского перевала. За отвагу 10 июля 1877 года был награжден золотым Георгиевским оружием. Произведен в полковники.
После войны Николай Николаевич 12 лет прослужил в Лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку, «последовательно занимая должности от командира эскадрона до командира полка». С 6 мая 1884 — командир полка. С 11 декабря 1890 — командир 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии. С 6 мая 1895 года — генерал-инспектор кавалерии (по 8 июня 1905). Генерал-лейтенант. Усовершенствовал учебный процесс в Офицерской кавалерийской школе. Под его руководством «принят ряд мер по реорганизации кавалерии»  . В 1901 году присвоен чин – генерал от кавалерии.
С 8 июня 1905 года по 26 июля 1908 года — председатель Совета государственной обороны (СГО: создан по инициативе Николай Николаевича 5 мая 1905 года). Провел пересмотр Положения о полевом управлении войсками и разработку нового устава в 1908 году. В июне 1905 года добился выделения Генерального штаба из состава Военного министерства. По его рекомендации начальником генерального штаба был назначен генерал Ф.Ф. Палицын. Возглавляя Совет государственной обороны (в июле 1908 года Совет государственной обороны указом Царя был упразднен), часто превышал свои полномочия: постоянно вмешивался в работу военного и морского министров, что создавало разнобой в управлении войсками . С упразднением Совета «резко возросло влияние военного министра генерала от кавалерии В.А. Сухомлинова, у которого с Николай Николаевичем сложились неприязненные отношения».
С 26 октября 1905 года — одновременно с председательством в СГО, Главнокомандующий войсками Гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. C 28 февраля 1909 года — попечитель Офицерского собрания Армии и Флота. Перед Великой войной генерал-адъютант, главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа, генерал от кавалерии Его Императорское Высочество Великий Князь.
По натуре Николай Николаевич «был страшно горяч и нетерпелив, но с годами успокоился и уравновесился». Пользовался популярностью в армии. Войска верили в него и боялись его. Все знали, что отданные им приказания должны быть исполнены, что отмене не подлежат, и никаких колебаний не будет.
20 июля 1914 года, в преддверии Первой мировой войны, был назначен Николаем Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами. При Николае Николаевиче были созданы Ставка Верховного Главнокомандующего и штаб. Местом Главной квартиры выбраны Барановичи, начальником штаба Ставки назначен генерал Н. Н. Янушкевич, а генерал-квартирмейстером генерал Ю. Н. Данилов.
Был известен тем, что на посту Верховного главнокомандующего назвал «далеко не своевременными» слова епископа Таврического и Симферопольского Димитрия в защиту несправедливо избиваемых лиц, носящих немецкие фамилии.
10 октября 1914 года награждён орденом Святого Георгия 3-й степени «в воздаяние мужества, решительности и непреклонной настойчивости в проведении планов военных действий, покрывших неувядаемой славой русское оружие».
9 марта 1915 года награждён орденом Святого Георгия 2-й степени за взятие крепости Перемышль.
12 апреля 1915 года награждён Георгиевской саблей, украшенной бриллиантами, с надписью «За освобождение Червоной Руси».
Переоценка великим князем своих способностей повлекла в итоге ряд крупных военных ошибок, а попытки отвести от себя соответствующие обвинения, повлекли раздувание германофобии и шпиономании. Одним из подобных наиболее значимых эпизодов стало завершившееся казнью невиновного дело полковника Мясоедова, где Николай Николаевич играл первую скрипку наряду с А. И. Гучковым. Командующий фронтом, ввиду разногласия судей, не утвердил приговор, однако судьбу Мясоедова решила резолюция Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича: «Все равно повесить!».
Это дело, в котором великий князь играл первую роль, повлекло усиление четко ориентированной подозрительности общества и сыграло свою роль в том числе в майском 1915 года немецком погроме в Москве.
Получивший в армии прозвище «Лукавый» за чрезмерное честолюбие, жажду власти, по свидетельству близко с ним сотрудничавшего В. А. Сухомлинова, обладавший «ограниченными духовными качествами, злым и высокомерным характером», за то, что «предпочитал работу за кулисами и становился, таким образом, безответственным перед общественным мнением». Данные качества отмечались посетителями Ставки, Императрицей Александрой Феодоровной, «царским другом» Г. Е. Распутиным.
Все же не эти нарушения великого князя как Верховного главнокомандующего заставили Императора принять решение об устранении великого князя с этого поста: как пишет военный историк А. А. Керсновский, к лету 1915 года «на Россию надвинулась военная катастрофа».
Приехавший 5 мая 1915 года в Ставку Николай II отложил свой отъезд домой:
Мог ли Я уехать отсюда при таких тяжелых обстоятельствах. Это было бы понято так, что Я избегаю оставаться с Армией в серьёзные моменты. Бедный Н[иколаша], рассказывая Мне все это, плакал в Моем кабинете и даже спросил Меня, не думаю ли Я заменить его более способным человеком. Я нисколько не был возбужден, Я чувствовал, что он говорит именно то, думает. Он все принимался Меня благодарить за то, что Я остался здесь, потому что Мое присутствие успокаивало его лично
Приезжавший в сентябре 1915 года в Ставку генерал М. В. Алексеев также был «поражен царящей там неурядицей, растерянностью и унынием. Оба, и Николай Николаевич и Янушкевич, растерялись от неудач Северо-Западного фронта и не знают, что предпринять»
Неудачи на фронте продолжались: 22 июля была сдана Варшава, Ковно, были взорваны укрепления Бреста, немцы приближались к Западной Двине, была начата эвакуация Риги. В таких условиях Николай II решил отстранить не справлявшегося великого князя и сам встать во главе Русской армии. По оценке военного историка А. А. Керсновского такое решение Императора было единственным выходом:
Это было единственным выходом из создавшейся критической обстановки. Каждый час промедления грозил гибелью. Верховный главнокомандующий и его сотрудники не справлялись больше с положением — их надлежало срочно заменить. А за отсутствием в России полководца заменить Верховного мог только Государь.

Монархия — создатель единой русской нации.

Монархи на протяжении веков выковали из многообразия славянских племен единый облик русского народа. Именно при монархии сформировался психологический поведенческий тип русского человека. Его взгляды на власть, на государство, на окружающий мир. Эту психологию можно всецело именовать имперской, «царистской», монархической. Не было бы монархической власти, вокруг чего бы объединились разношерстные восточные славяне? После сбивания революцией государственного обруча с русской нации, она начала центробежное движение. Начали легализовываться этнонимы: украинцы, белоруссы, казаки и т.д.

Динозавра на Ленина

Туляк Григорий Никитушкин опубликовал в Сети петицию, адресованную губернатору Тульской области и мэру города Тулы, с прошением установить Памятник тёщи вместо Ленина,

Мужчина предлагает перенести памятник животному от здания Тульского областного экзотариума на место памятника В.И. Ленину, который установлен на главной площади города напротив здания Правительства Тульской области.

Чертково (РФ) — Меловое (Украина)

Колючую проволоку между русскими людьми протянула власть Эрефии. Многонациональность.
Путин помог киевским партнёрам. Ничего не меняется со времен совка только стена сдвинулась к нам и вышек с минами не хватает.

Из воспоминаний генерала П.П. Орлова

П.П. Орлов, будучи дежурным флигель-адъютантом в Петергофе в 1908 году и собираясь ложиться спать, услышал в соседней (приемной) комнате шум и голоса.   Войдя в эту комнату, он увидел какую-то женщину, всю в слезах, кото­рая умоляла быть допущенной до дежурного флигель-адъютанта.   Было около 12 час. ночи. Ген. Орлов ввел ее в комнату и успокоил, как мог.   Она рассказала, что она — невеста сту­дента.   Он чахоточный.   Войдя в партию социалистов-револю­ционеров, он не мог больше выпутаться и выйти из партии и против своей воли сделался членом боевой организации.    Уз­нав о целях этой организации, он хотел ее покинуть, но был удержан силой.   Организация была арестована, и он также.   Но он не виновен.    Он осужден на смертную казнь и завтра должен быть казнен.   Умоляет все сказать Государю, просить его помиловать, чтобы он мог бы умереть собственною смер­тью, т.к. ему осталось недолго жить.

Мольбы женщины подействовали на ген. Орлова.   Он при­казал подать тройку и поехал в Александрию, место пребы­вания Государя.

Разбудив камердинера Государя, просил о себе доложить.   Государь вышел.   «Что случилось?» — спросил Он спокойно.    Ген. Орлов доложил и подал прошение.   Прочитав его, Госу­дарь сказал:«Я очень благодарю Вас за то, что Вы так по­ступили.    Когда можно спасти жизнь человеку, не надо коле­баться.    Слава богу, ни Ваша, ни Моя совесть не смогут нас в чем-либо упрекнуть.    Государь вышел и, вернувшись, пере­дал ген. Орлову 2 телеграммы: на имя Министра юстиции и коменданта Петропавловской крепости: «Задержите казнь такого-то.    Ждите приказаний.   Николай».    «Бегите, — при­бавил Государь, — на Дворцовый телеграф, отправьте теле­граммы и одновременно телефонируйте министру юстиции и коменданту, что телеграммы посланы и что они должны принять меры».

Ген. Орлов исполнил приказание и, вернувшись в дежур-комнату, сообщил женщине результаты.   Она упала в оборок.

Год спустя ген. Орлов, не зная, что сталось с помилованным, получил однажды письмо из Ялты.   Письмо было от невесты помилованного, которая сообщала, что ее жених по  приказанию Государыни был осмотрен придворным врачом послан за счет Государыни в Крым.   Она добавила, что ее жених совсем поправился и они теперь женаты.   Просила об этом довести до сведения Государя, благодарить Его еще раз, что Он спас жизнь ее мужу и они счастливы.

«Что бы ни случилось, мы готовы отдать свои жизни за Государя», — оканчивала она свое письмо.

Орлов доложил Государю. «Видите, как Вы хорошо сделали, что послушались Votre Inspiration, Вы осчастливили двух людей», — сказал Государь.

А кровавый всё равно Царь.

Дед

Генерал-майор В. К. фон Манштейн (1855-1933)Дед, плотный, бодрый, ходит, постукивая обтёртой палкой. От его поношенной офицерской шинели, от чистого платка, слежавшегося по складкам (кстати сказать, когда Дед сморкается, как иерихонская труба, косятся люди и лошади), от башлыка, от пропотевшей по исподу фуражки с потёртой кокардой идёт приятный запах стариковской чистоты, немного кисловатого настоя табака и сушных яблок.
Кто в Белой армии не знал нашего Деда, седого как лунь, с его башлыком, тростью и жестянкой с табаком-мухобоем? Он был суровый, усатый, жесткобровый, но под обликом старого солдата хранилось у него доброе веселье. Как часто под нахмуренными бровями блестели от безмолвного смеха зеленоватые, прозрачные его глаза. Веселье Деда было армейское, стародавнее, хлебосольное, простодушное. Дед умел отыскать шутку в самое трудное мгновение, прорваться бранью в минуту отчаяния и тут же повернуть на бодрый смех.
В нём была необыкновенно бодрая сила жизни. Всё проросло и сплелось в нём дремуче и крепко, как корни старого дуба: крутые лопатки, плечи, жёсткие, как сивое железо, брови, жилистые старые руки с узловатыми, помороженными еще на Балканах пальцами. И всё было в нём свежо, как листва старого дуба.
На Дон Дед привёл едва ли не всю семью Манштейнов, до внуков, до лёгоньких, остриженных кадет с детскими ещё глазами и нежными впадинами на затылках. Дед пришёл в Белую армию добровольцем, сам — шестой.
Его сын Владимир, доблестнейший из доблестных, командовал нашим 3-м полком. Имя Владимира Манштейна — одно из заветных белых русских имен. Все Манштейны, кто мог носить оружие, пошли в Белую армию. Если бы вся Россия поднялась так, как эта военная семья киевлян, от большевиков давно и праха бы не осталось. Одни Манштейны сложили голову в огне, другие почили от ран; Владимир Манштейн застрелился уже здесь, в изгнании, — не вынес разлуки.
В бою Владимир потерял руку вместе с плечом. Золотой генеральский погон свисал с пустого плеча на одной пуговице. В его лице, всегда гладко выбритом, в приподнятых бровях, в его глазах, горячих и печальных, было трагическое сходство с Гаршиным. Что-то птичье было в нём, во всех его изящных и бесшумных движениях. Его походка была как беззвучный полёт.
Он был моим боевым товарищем, мы делили с ним страшную судьбу каждого дня, каждого часа Гражданской войны. У него было какое-то томление земным, и он чувствовал нашу обречённость, он знал, что нас, белых, разгромят. Но также он верил и знал, что на честной крови белых взойдёт вновь христианская Россия. В огне у Владимира было совершенное самообладание, совершенное презрение к смерти. Большевики прозвали его Безруким Чёртом.
То же самообладание было и у отца Владимира. Как-то в перестрелке был ранен один из его любимых внуков, заяц-кадет. Мальчик со стоном добрался до тачанки старика:
— Дедушка, дедушка, меня ранили!..
Кадета перевязали. Дед сам уложил его, всего в бинтах, в сено, накрыл старенькой шинелью. Мальчик мучился, смутно стонал от пулевой раны в плечо. Дед гладил внука по голове и утешал по-своему:
— Так и надо, что ранен, и ничего, что больно, — ты солдат, должен всё терпеть. Претерпевший до конца спасен будет…
Я хорошо знал старика Манштейна. Он служил при штабе моего 1-го полка в офицерской роте, а жил у меня. До того в Каменноугольном районе он заведовал эшелонами офицерской роты. Дед подавал поездные составы под самым жестоким огнём, вывозил раненых и убитых. Обычное его место было на паровозе, рядом с машинистом. Дед стоял с револьвером в руке — револьвер был допотопный, «бульдог», как пушка, — а сам Дед в шинели, и его башлык, завязанный по-старинному крест-накрест, пушисто индевел от дыхания.
Старый Манштейн, среди других стариков нашей молодой армии, — таких, как вот хотя бы славный Карцев, прозванный Богом Войны, — был для нас, можно сказать, образом наших седых отцов.
Пехотный офицер незнатного полка, командир батальона, потом полковой командир — на его ветхой шинели цветился солдатский Георгиевский крест, — Дед уже ветераном участвовал в японской войне, а в первый огонь пошёл ещё при Скобелеве, в освободительную войну на Балканах. Дед отзывался добровольцем на все боевые выстрелы: был в бухарском походе, усмирял в Китае «Большого кулака». С удивительной ясностью, как будто бы Горный Дубняк, Шипка, Плевна были вчерашним ясным днём, рассказывал он нам о 1877 годе. Его рассказы как-то странно и светло мешались с нашей белой войной, точно уже не было хода времени для протабаченного скобелевского солдата в балканском башлыке, и наша война была для него всё той же неутихаемой вечной войной за освобождение братьев-христиан.
Для нас всех Дед был ходячим судом чести. Военные обычаи и процедуру, подчас весьма сложные, Дед знал до тонкости, что называется, назубок. Ему было близко под семьдесят, и он был для нас живой и бодрой традицией старой императорской армии, былой империи, живым Палладиумом славы российской, как сказали бы в старину.
Он был для нас и табачным интендантом. Страшный курильщик, он всегда держал табак в огромной жестяной коробке на полпуда и еще во второй, походной; так с ней и ходил зимой и летом. Зимой походную жестянку он носил в башлыке.
Теперь уже не знают таких табачных секретов. По старине Дед прокладывал табак тончайшими пластинками картофеля, чтобы в меру хранить влагу, покрывал сверху яблочным и липовым листом да и ещё какими-то чудесными травинами, и получалась у него из самого дрянного мухобоя замечательно крутая и душистая смесь.
Как-то в бою, в оттепель, когда глухо и сыро бухали пушки, Дед со своим табачным интендантством в руках стоял с кучкой офицеров на дороге, в луже, в талом снегу. Он всех приветствовал крученками. Раскурили. Дед, пустив дым сквозь прокуренные усы, принялся рассказывать что-то про Скобелева:
— Представьте себе такую же оттепель, грязь по колено… Мы тоже раскурили табачок, и тут скачет с ординарцем Скобелев и этак, с картавцем, как пустит…
Вдруг сдвинулся воздух от взрыва. Грянула с визгом шрапнель, горячий осколок выбил из рук Деда Манштейна жестяную коробку, табачная гора вывалилась в лужу. Мы так и не узнали, что пустил, с картавцем, подскакавший Скобелев, а Дед пустил такие шесть этажей, что ему позавидовал бы любой ругатель нашей армии. После такого приключения Дед не расставался с продырявленной коробкой, а шрапнельную дыру заклепал чудовищной свинцовой бляхой.
А каким милым было его хлебосольство. Точно наши седые отцы весело смотрели на гостя сквозь его прозрачные глаза, и точно их голоса были слышны в его стариковском привете:
— Разрешите вас приветствовать стопочкой…
Когда он жил в эшелоне, под его вагонной лавкой таился целый походный погребок: водочка, настоенная на березовой почке и на златотысячнике, лучок, который сам Дед посыпал для гостя крупной солью, колбаса краковская и с чесноком, вареники, сало с последней стоянки.
Как хорошо хрустел он корочкой хлеба где-то на самых задних зубах, отчего у него наморщивалась щека; с каким приятным кряканьем опрокидывал серебряную стопочку, и какой звонкой была его водочка. Я должен сказать, что за нашими полковыми обедами, когда дело заходило далеко, Дед свободно мог перепить всех, но не пьянел никогда. Только его седая голова как будто начинала слегка дымиться.
— Ну, господа, большой привал, — объявлял он внезапно в разгаре обеда и тут же, облокотясь на руки, засыпал. Можно было вокруг шуметь, кричать, звенеть стаканами, он блаженно спал, прижав к руке прокуренные усы. Минут через десять Дед так же внезапно просыпался, посвежевший, с прозрачными глазами, и первым делом наливал себе стопку.
Удивительный Дед, наша удивительная старая пехота! Таким же он был и с сыном Владимиром. Такой преданной, полной любви друг к другу мне больше уже не видать, но и такой готовности в любую минуту схватиться в бурной ссоре по самому пустяку. Оба они, сухощавые, рыжеватые, вспыльчивые как порох, жадно кидались в перепалку спора, не уступали ни в чём и под конец просто не слушали друг друга.
Теперь, когда я вспоминаю их, уже ушедших, мне кажется, что во всей их складке, в изяществе, силе, в жилистых сухих телах, даже в рыжеватости, как и в горячем, смелом благородстве их натур, была та же цельная красота, какая есть у самых изящных и благородных существ на свете — ирландских сеттеров.
Старый Манштейн, полковник без должности, жил у меня в 1-м полку, а его сын Владимир, генерал, командовал 3-м полком. Как часто Дед по всем правилам представлялся мне, шашка через шинель, рука под козырек:
— Ваше превосходительство, разрешите отбыть в 3-й полк в отпуск к сыну?
— Пожалуйста, дедушка, пожалуйста.
Проходит день. К вечеру Дед возвращается обратно. Сумрачный, ни на кого не смотрит.
— Что, дедушка, скоро из отпуска? Как ездилось?
Молчит, скручивая свою табачную пушку, или что-то ворчит рассерженно и невнятно в сивые усы. Позже выяснялось, как именно ему ездилось. В 3-м полку он радостно был встречен сыном, накормлен добрым обедом, за которым оба с удовольствием обсуждали, как старик поживет у сына хорошо и долго. После обеда стали наседать красные. Дело обычное, завязался бой. Сын генерал, командир полка, с отцом полковником без должности идут под огнём по цепям. Сын отдает приказания. Отец расправляет усы, откашливается, желая обратить на себя внимание, наконец говорит:
— А я, Володя, сделал бы не так…
Генерал Манштейн молча смотрит на полковника Манштейна, идут дальше. Новое приказание — снова расправляются усы, откашливание, новое замечание:
— Володя, а я бы…
Молодой Манштейн круто оборачивается, глаза залило золотым светом, звонкий окрик:
— Полковник Манштейн, потрудитесь замолчать.
Старик вытягивается перед сыном, берёт под козырек:
— Слушаю, ваше превосходительство.
Идут под огнём дальше. Сын опять что-то приказывает. Отец опять вмешивается:
— Да нет, Володя, не так…
Сын не выдерживает:
— Полковник Манштейн. Я вам здесь не Володя, потрудитесь молчать.
Дед мгновенно под козырек:
— Слушаю, ваше превосходительство.
Но молодой Манштейн уже ищет глазами ординарца:
— Немедленно подать полковнику Манштейну экипаж.
Так кончались их добрые надежды пожить вместе, и Дед возвращался к нам.
Он никогда не говорил о таких приключениях у сына: по-видимому, полковник без должности понимал сам, что ему не следовало вмешиваться в боевые приказы командующего генерала. В Крыму по моему ходатайству перед Врангелем Дед, впрочем, тоже был произведён в генералы, для уравнения в чинах с сыном.

Глава из книги «Дроздовцы в огне: Картины гражданской войны, 1918−1920 гг.»

Петропавловская крепость

27 мая 1703 года Пётр I на отвоёванной у шведов земле заложил Петропавловскую крепость. Именно этот день считается днём основания Санкт-Петербурга — северной столицы России.

Петровская эпоха запустила русскую европеизацию, символом которой и является Петербург. Архитектурный ансамбль Петропавловской крепости, вместе с историческим центром Санкт-Петербурга, входит в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Помимо самого Петра I, в строительстве бастионов крепости принимали участие видные политические деятели того времени: Меншиков, Нарышкин, Трубецкой.

Изначально задуманная для защиты земель, завоёванных в ходе Северной войны, крепость никогда не принимала непосредственного участия в сражениях, хотя гарнизон всегда находился в полной боевой готовности. Зато в стенах крепости находились в заключении известные исторические личности: от сына Петра царевича Алексея, декабристов Рылеева, Каховского, Трубецкого до Бакунина, Чернышевского и Достоевского.

Петропавловский собор — это императорская усыпальница Дома Романовых. Здесь похоронены почти все российские императоры и императрицы от Петра I до Николая II.

Развитие окраин

В жарком и сухом климате Туркестана успешно решалась проблема орошения земель. На площади в 100 тыс. десятин засушливой степи были созданы водохранилища, в которые собиралась вода реки Мургаб. В период с 1895 по 1910 год там была устроена хлопковая плантация площадью 25 тыс. десятин, разведены фруктовые сады, образовались поселения, освещаемые электричеством. В Самаркандской степи открыт был оросительный канал, получивший название Романовского. В год 300-летия Дома Романовых был отпущен 1 млрд. руб. на оросительные и мелиорационные работы. И это до целины Хрыща

Помощь узнику

В процессе восстановления после хирургического вмешательства улучшений не последовало, стало только хуже. Коля с трудом передвигается на ногах, но не устаёт продолжать бороться за свои права. Сейчас крайне необходимо провести независимую медицинскую экспертизу коленных суставов. Только экспертиза может доказать, что операция была проведена не правильно и что необходимо повторное оперирование, в противном случае здоровье будет только ухудшаться, и инвалидности не избежать. Осложняется это тем, что находится Николай на одной из самых жестких тюрем — Белый Лебедь.
Поможем нашему Брату вместе. Он отдал за Идею свою Свободу и всегда проявлял себя как отзывчивый, честный, бесстрашный белый воин!

Реквизиты для сбора: карта Сбербанка 4817760106291887 Артём Игоревич
Киви кошелёк +79251634017.

Лидер Фронды Николай Михайлович Романов

Николай был старшим из шести сыновей Михаила Николаевича Романова, четвертого сына Николая I, наместника императора на Кавказе.

Николай Михайлович появился на свет в 1859 году, с трех лет жил в Тифлисе, обучался на дому, воспитывался по-спартански. В семь лет Николай (как и его младшие братья впоследствии) получил на день рождения полную офицерскую форму с саблей и был переведен в казармы барачного типа. Поблажек великим князьям не давали, дисциплина соблюдалась очень строго.

У Николая с детства проявилась страсть к биологии, коллекционированию, истории. Свою коллекцию бабочек (более 100 тысяч экземпляров) он начал собирать в четыре года. В семье за любознательность и сильную тягу к наукам его называли Бимбо — как любопытного слоненка из сказки Киплинга. Он был дотошным исследователем и тружеником. Сделал военную карьеру, в 44 года вышел в отставку.

С тех пор всецело посвятил себя историческим исследованиям. Как член царской семьи Николай Михайлович мог пользоваться семейным архивом Романовых. Бенуа называл его настоящим ученым, самым культурным и умным из всей царской семьи.

Николай Михайлович был автором фундаментальных трудов по истории правления Александра I, подготовил к публикации его переписку с великой княжной Екатериной, историю жизни императрицы Елизаветы Алексеевны в письмах.

Изучая документы о смерти Александра І (существовала версия, что император инсценировал смерть и жил в Сибири как старец Федор Кузьмич), великий князь убедился, что старец не был членом царской семьи. Дискутировал на эту тему в письмах с Львом Толстым, считавшим что Федор Кузьмич и есть император.

В семье Николай Михайлович, избранный членом Французской Академии наук, имел репутацию ярого франкофила. После 1905-го его политические пристрастия проявились явно. Далекий от активных действий, князь нередко говорил о политике в обществе.

Он был сторонником авторитарного республиканства, а из-за привычки обсуждать царский режим заработал репутацию опасного либерала. В аристократических кругах его называли «принцем Эгалите». Великий князь в точности повторил судьбу герцога Орлеанского, который приветствовал революцию и был казнен революционерами.

В убийстве Распутина князь не участвовал, но одобрил (выступил в защиту князя Дмитрия, участника заговора), и император выслал оппозиционного дядюшку в Херсонскую область.

Князь приехал из ссылки после Февральской революции, носил красный галстук, признал Временное правительство. Обсуждал с Керенским отказ князей от права на престол, собирался на личные средства поставить памятник декабристам, давал откровенные с точки зрения историка интервью. Он добровольно передал государству свою собственность, огромную коллекцию бабочек, уникальный фотоархив и собрание картин.

Потом к власти пришли большевики, и все Романовы стали врагами революции. Весной 1918-го Николая Михайловича выслали в Вологду, летом арестовали и перевели в Петроград, в ДОПР на Шпалерной улице.

Камера Николая Михайловича находилась на одном этаже с камерами его братьев, великих князей Георгия Михайловича, Дмитрия Константиновича и Павла Константиновича. Князей объявили заложниками советской власти.

Об освобождении князя просили ученые и академики. Горький ездил к Ленину, советовал поступить умно, не множить мучеников и святых. О Николае Михайловиче, историке с мировым именем просил особо. «Революции не нужны историки», — отвечал вождь.

После полугода заточения князь писал Луначарскому об ужасных условиях и жестоких порядках, установленных вечно пьяным комиссаром, просил отпуск, чтобы завершить исторический труд о Сперанском.

Великий князь Гавриил Константинович, которого освободили по ходатайству Горького, виделся с дядьями. Князья не теряли присутствия духа, разговаривали и улыбались. Николай Михайлович часто выходил в коридор поговорить, держал в камере котенка.

Ночью 29 января князей вывели во двор (Павел Константинович был слаб, его вынесли на носилках). Николай Михайлович вышел с котенком на руках. Приказали сдать верхнюю одежду и снять рубахи. Князь снял сапоги: «носите, царские». Поговорил с солдатами. Погладил на прощание котика, попросил за ним присмотреть. Ранним утром всех четверых расстреляли.

Монархия выбрала Православную веру для России.

Монархия инициировала наше духовное рождение. Каждого русского православного христианина без исключения. Проложив магистральную духовную дорогу нашему спасению.

Избрав Православие, древнерусские князья сформировали нашу национальную цивилизационную доминанту. В лице святых Правителей, равноапостольной Великой княгини Ольги и равноапостольного Великого князя Владимира, монархия действенно зачала наше духовное рождение как христианского народа. Сначала равноапостольные монархи сами приняли Христа. А затем, призывая всех последовать своему примеру, стали восприемниками всей крестившейся Руси.

Привет из Франции

Полиция тащит в участок женщину, которая отказалась надеть маску в публичном месте. Это демократичная Франция, а не тоталитарная Россия.

Интересная и уникальная ситуация.

Бывший губернатор Чувашии подал в суд на Путина за то, что тот снял его с поста

Игнатьев оспорит отправление в отставку после призыва «мочить журналистов» и обвинений в издевательстве над пожарным.

Иск поступил 20 мая, и на следующий день его приняли к производству. Ответчиком указан «Президент Российской Федерации».

Заседание назначено на 30 июня.

 

Случай на смотре

Описывая посещения Государем Императором различных частей войск, ген. Краснов  пишет:

«Но когда Государь видел особенно счастливое лицо, непринужденную улыбку, первый раз стоявшего перед ним солдата, когда строго заученные, трафаретные, уставные солдатские  ответы вдруг срывались на простодушно-интимные, мужицкие, мягкая улыбка появлялась на лице Государя;  стальной блеск голубым огнем сиявших серых глаз смягчался, и Государь задерживался дальше…

Смотр стрельбы.  Маленький, крепкий солдат 147-го пех. Самарского полка, коренастый, ловкий на диво выправленный, стоял перед Государем.  Государь, взявши его мишень, рассматривал попадания.  Четыре пули можно было ладонью накрыть; все около нуля, пятая ушла вправо.

«Эх, куда запустил, — отдавая мишень солдату, сказал Государь. — В седьмой номер.  Весь квадрат испортил.  Рука, что ли, дрогнула?»

«Ничего не дрогнула, Ваше Императорское Величество; у меня не дрогнет, не бойсь… не такая у меня рука», — бойко ответил солдат.

«Однако пуля почему-то ушла у тебя в 7-й номер.  За спуск, что ли, дернул?»

«Это я-то дерну?  Да побойся Ты Бога! Я за белками с малолетства хожу… И я дерну!»

С командиром полка готов был сделаться удар.  На лице Государя сияла его обычная, несказанно добрая улыбка.

«А вот и дернул», — посмеиваясь над солдатом, сказал Государь.

«Нет не дернул…  А так толкнуло что-то под руку.  Нечистая сила толкнула…  Он враг, он силен, без молитвы пустил».

«Вот это и есть дернул!  Ты какой губернии?» — Сразу становясь серьезным, солдат быстро выпалил:

«Олонецкой, Ваше Императорское Величество».

«Ну спасибо.  Все-таки отличный квадрат», — и Государь передал охотнику на белок коричневый футляр с часами».

«Расстрел»

Рисунок Дмитрия Альшаева

Исаакиевский собор.

Исаакиевский собор – неотъемлемая часть архитектурного облика Санкт-Петербурга. Наряду с Медным всадником, Петропавловской крепостью и шпилем Адмиралтейства он является одним из символов города на Неве. Строительство храма неразрывно связано с историей города и отражает архитектурно-художественные и градостроительные тенденции от начала XVIII до первой половины XIX века.

Собор освящен во имя святого преподобного Исаакия Далматского, в день поминовения которого родился основатель города царь Петр I. Существующий ныне собор является четвертым храмом, построенным в Петербурге в ознаменование дня рождения Петра.

Первая Исаакиевская церковь была освящена в 1707 году. Она имела временный характер и помещалась в перестроенном деревянном «чертежном амбаре», напротив Адмиралтейства. Церковь отличалась простотой архитектурных форм и скромностью отделки, характерными для первых зданий петровской эпохи. В этом храме 12 февраля 1712 года венчались Петр I и Екатерина Алексеевна.

6 августа 1717 года Пётр I заложил первый камень новой Исаакиевской церкви, уже каменной. Ее возводили в течение 10 лет по проекту Г. И. Маттарнови. В строительстве участвовали несколько ведущих архитекторов первой четверти XVIII века: Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов. Удлиненное каменное здание с колокольней, увенчанной шпилем и украшенной курантами, напоминало по облику построенный примерно в то же время архитектором Д. Трезини Петропавловский собор. Церковь стояла на неукрепленном речном берегу, приблизительно там, где сейчас находится памятник Петру I (Медный всадник). Из-за осадок грунта в ее стенах и сводах появились трещины, и в 1763 году здание было разобрано.

Екатерина II чтила память императора Петра I и посчитала своим долгом отстроить Исаакиевский собор заново. Работы начались в 1768 году по проекту А. Ринальди. Церковь была задумана как изящное строение в стиле барокко с пятью главами и трехъярусной колокольней. Строительство продолжалось 34 года. Достраивал храм в царствование Павла I архитектор В. Бренна, вынужденный по приказу императора упростить и исказить замысел Ринальди.

Непропорциональное и приземистое сооружение не соответствовало парадному облику центра столицы. В 1809 и 1813 годах были объявлены конкурсы проектов перестройки третьей Исаакиевской церкви, непременным условием которых было желание Александра I сохранить большую часть ринальдиевской церкви. В конкурсах участвовали известные зодчие Дж. Кваренги, А. Воронихин, Ч. Камерон и многие другие, но Высочайшее одобрение получил проект молодого французского архитектора О. Монферрана.

Исаакиевский собор строился сорок лет с 1818 по 1858 годы. Его возведение стало важным этапом в истории русской строительной практики как по грандиозности размаха, так и по сложности инженерных задач. Одной из таких задач было устройство фундамента – сплошной каменной кладки высотой 7,5 м, скрепленной металлическими связями и заложенной на 24 000 свай.

Не менее сложной оказалась установка на портиках 48 гранитных колонн.

Способ ручной выломки гранитных монолитов изобрел выходец из Вологодской губернии каменотес и подрядчик Самсон Суханов. Гранитные монолиты вырубали в карьере Пютерлакса, близ Выборга. В Петербург их доставляли на баржах при помощи первых в России буксирных судов. Для установки колонн возвели строительные леса со сложной системой блоков и 16 поворотными кабестанами. Оригинальная система устройства лесов давала возможность 128 рабочим поднимать и устанавливать колонну высотой 17 м и весом 114 т за 40–45 минут. Первая из 48 колонн портиков была установлена 20 марта 1828 года, за ее подъемом наблюдали император Николай I с семьей и многочисленные иностранные гости. Это впечатляющее зрелище привлекало русских и заграничных ученых, не говоря уже о жителях Петербурга. О подъеме колонн говорилось и писалось как о крупнейшем достижении строительной техники.

В отличие от сложившейся строительной практики, колонны четырех портиков поставили до возведения стен храма. Стены строили из кирпича, скрепленного известковым раствором и коваными железными связями. Одновременно с кирпичной кладкой выполнялась мраморная облицовка.

Блестяще была решена задача сооружения купола диаметром 25,8 м. Купол собран из металлических конструкций и покрыт снаружи золочеными медными листами. В истории строительства это один из первых случаев применения металлических конструкций для перекрытия здания огромной площади.

На строительстве собора широко применялись различные технические новшества. Например, для перевозки мрамора между Невой и строительной площадкой в 1837 году была сооружена железная дорога – первый рельсовый путь в истории Петербурга.

Исаакиевский собор, возведенный по проекту О. Монферрана, стал одним из крупнейших купольных сооружений Европы. Грандиозность храма определяют его размеры: высота 101,5 м, длина 111,28 м, ширина 97,6 м.

Денежная реформа Николая Второго.

В царствование Николая II рубль не зависел от валют других государств, он конвертировался на золото.

Благодаря удачно проведённой денежной реформе Россия упрочила своё финансовое положение. Устойчивая золотая валюта пользовалась высоким доверием и на внутреннем денежном рынке, и за границей. Наш рубль опережал марку, франк, уступая только доллару и фунту стерлингов.

«Россия металлическим золотым обращением обязана исключительно Императору Николаю II», – писал министр царского правительства С. Ю. Витте.

По состоянию на 2013 наш золотой запас был меньше от показателя 1917 года на 297 тонн.

Помощь узнику

Дорогие друзья!
30 мая Никите Тихонову исполняется 40 лет!
Когда его арестовали ему было всего 29…

Направить слова поддержки вы можете по адресу:
431120, Респ. Мордовия, Зубово-Полянский р-н, п. Сосновка, ФКУ ИК-1 УПЛС. Тихонову Никите Александровичу

Желающие оказать материальную помощь могут воспользоваться реквизитами ниже.
Благодарю всех за поддержку, низкий вам поклон от всей семьи!

Яндекс кошелек 410011181093558
Киви кошелек +79164795877
Карта Сбербанка 4276 3800 9297 3184 Тихоновой Евгении Александровне

Алексей Александрович Романов

В военную службу был записан при рождении — в Гвардейский экипаж и лейб-гвардии полки Преображенский и Егерский, а также шефом Московского. На тезоименитство 1853 года зачислен в лейб-гвардии Уланский полк. 22 июля 1855 года зачислен в только что сформированный Стрелковый императорской фамилии полк. 13 марта 1856 года стал шефом 27-го флотского экипажа (впоследствии упразднённого). На своё семилетие получил первые обер-офицерские чины: морской — мичмана и гвардейский — прапорщика и в том же году к тезоименитству — шефство над Екатеринбургским пехотным полком. С 1860 года проходил морскую практику на различных кораблях, под руководством своего воспитателя, контр-адмирала К. Н. Посьета. На двенадцатый день рождения повышен до чина подпоручика. 13 сентября 1866 года произведён в лейтенанты флота и поручики гвардии.

В 1868 году под руководством вице-адмирала Посьета находился в плавании из Поти на Балтику на борту фрегата «Александр Невский», который в ночь с 12 на 13 сентября потерпел крушение, наскочив на мель в Ютландском проливе. В процессе спасательной операции погибли три матроса и офицер корабля. Командир капитан 1-го ранга О. К. Кремер счёл, что Алексей Александрович повёл себя достойно на терпящем крушение судне, отказавшись быть среди первых, переправленных на берег. Через четыре дня после этого события великий князь был произведён в штабс-капитаны и назначен флигель-адъютантом. В том же году назначен шефом 77-го пехотного Тенгинского полка.

В 1870 году совершил путешествие по водной системе из Петербурга в Архангельск, откуда вернулся морем в Кронштадт в должности вахтенного начальника на корвете «Варяг».

В 1871 году стал шефом прусского 2-го Силезского гусарского № 6 полка и был назначен старшим офицером на фрегат «Светлана», на котором совершил плавание в Северную Америку, обогнул мыс Доброй Надежды и, посетив Китай и Японию, 5 декабря 1872 года прибыл во Владивосток, откуда вернулся сухим путём через Сибирь. Посетил многие сибирские города. В Томске в честь этого посещения были поименованы — улица Алексее-Александровская, реальное училище. Во время визита в США 14 января 1872 года участвовал в охоте на бизонов вместе с генералом Шериданом и Буффало Биллом. В том же году стал шефом австрийского пехотного № 39 полка.

С 1873 года командовал Гвардейским флотским экипажем. Как член кораблестроительного и артиллерийского отделений Морского технического комитета принимал участие в деятельности морского ведомства. 2 января 1876 года назначен шефом 1-го Восточно-Сибирского линейного батальона (с 1900 года — 17-го Восточно-Сибирского стрелкового полка).

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 был назначен начальником морских команд на Дунае. Принял участие в военных действиях; сооружал переправу через Дунай. 9 января 1878 года награждён орденом Святого Георгия 4-й степени — «<…> по засвидетельствованию Главнокомандующего действующею армиею о неутомимой и успешной распорядительности <…> морскими командами и средствами, и об успешном принятии всех мер не допускать неприятеля нанести вред нашим переправам, чем обеспечивалось довольствие армии и доставлялась возможность вести военные действия спокойно и безостановочно».

9 июня 1877 года произведён в контр-адмиралы; 26 февраля 1882 года — вице-адмиралы.

1 января 1881 года был назначен членом Государственного совета; 13 июля того же года — Главным начальником флота и Морского ведомства (вместо дяди — великого князя Константина Николаевича) с правами генерал-адмирала и председателем Адмиралтейств-совета.

15 мая 1883 года пожалован званием генерал-адмирала (последний генерал-адмирал российского флота); 1 января 1888 года произведён в чин адмирала.

С 1890 года состоял почётным членом берлинского православного Свято-Князь-Владимирского братства. 18 января 1892 года назначен шефом Морского кадетского корпуса, а 27 января того же года — шефом 5-го флотского экипажа.

За время его управления морским ведомством и флотом (в каковой деятельности он полагался на управляющих морским министерством: А. А. Пещурова (1880—1882), И. А. Шестакова (1882—1888), Н. М. Чихачёва (1888—1896), П. П. Тыртова (1896—1903), Ф. К. Авелана (1903—1905)) введён морской ценз, издано положение о вознаграждении за долговременное командование судами I и II ранга, преобразованы корпуса инженер-механиков и корабельных инженеров, увеличено число экипажей, построено много броненосцев и крейсеров, устроены порты Севастопольский, Александра III, Порт-Артур, увеличено число эллингов, расширены доки в Кронштадте, Владивостоке и Севастополе.

В конце русско-японской войны, после Цусимского разгрома русского флота, добровольно подал в отставку и 2 июня 1905 года уволен со всех морских постов. В русском общественном мнении считался одним из ответственных за поражение России в русско-японской войне.

О смерти его, последовавшей в Париже 1 ноября 1908 года, возвещалось высочайшим манифестом. Тело было доставлено траурным поездом на Николаевский вокзал. Перевезение тела с Николаевского вокзала в Петропавловский собор и погребение состоялось 8 ноября по высочайше утверждённому церемониалу. Литургию и отпевание совершил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский); присутствовали император Николай II, его супруга Александра Феодоровна и вдовствующая императрица Мария Феодоровна. Был первым погребённым в новопостроенной усыпальнице членов императорской фамилии при Петропавловском соборе.

О народности монархии

Народ деятельно участвовал и в призвании Рюриковичей на княжение, и в избрании Романовых на Царство.

Древнерусские летописи, вне зависимости от того или иного решения о происхождении самой династии Рюриковичей, дружно говорят, что славянские и финские племенные вожди решили искать князя, чтобы владел и рядил бы их по праву. Призвание древнерусских князей было добровольным.

Русский народ всегда был плодородной почвой для формирования настоящего государственного могущества.

По схожему принципу была призвана к власти и последующая династия Царей Романовых. В 1613 году собирается по общественной инициативе Земский Собор представителей всей земли (от 700 до 1500 человек по разным оценкам), где единомысленно принимается решение о восстановлении разрушенного Смутой русского государства и призвании на Царство Михаила Федоровича Романова.

Как это отличается от провозглашения у нас республики. Свершив революцию, революционные политиканы, предложив народу определиться с формой правления на Учредительном собрании, совершили новый переворот, учредив Директорию, и от имени её главы Керенского провозгласили Республику (14 сентября 1917 года). Народу же при провозглашении якобы «народной власти» места не нашлось вовсе. С ним никто не советовался. 

Новости Белого Дела

Администрация Санкт-Петербурга проводит опрос

Наименование «Смоляная улица» известно с 1871 года.
Происхождение связано с местонахождением смоляных амбаров Стеклянного городка — исторического района Санкт-Петербурга, промышленный профиль которого получил отражение в названиях ряда улиц (Хрустальная, Стеклянная, Глазурная, Фаянсовая).

Наименование «улица Книпович» было присвоено улице 6 декабря 1976 года в честь Л.М.Книпович (1856-1920), участницы революционного движения в России.

https://www.gov.spb.ru/gov/admin/polls/11/

Чем дальше тем больше тупости

В Лобне местные чинуши решили восстановить рубеж обороны 1941 года. Отрыли противотанковый ров, расставили ежи и надолбы.

Интересный случай

Государь возвращался с охоты. Его запряженная тройкой коляска въезжала на обширный двор Скерневицкого двор­ца. У самых ворот какая-то старушка, быстро отделившись от толпы, бросилась на колени, размахивая прошением. Ло­шади испугались, подхватили и понесли по направлению ко дворцу. Казак Конвоя Его Величества, ординарец Государя, стоявший у подъезда, бросился навстречу лошадям, ухватил­ся за поводья коренника и остановил тройку. Все это про­изошло в несколько мгновений.

Когда я подъехал во второй за государевой тройкой, Его Величество уже вышел из экипажа и спокойным голосом расспрашивал ямщика, почему испугались лошади. Узнав, что казак остановил лошадей, Государь приказал позвать его, но оказалось, что его снесли в приемный покой.

Обратившись ко мне, Государь сказал: «Отнесите ему сей­час подарок от Меня и скажите, что завтра Я сам приеду по­благодарить его за молодецкий поступок». Направляясь ко дворцу и отделившись от сопровождающих, Государь снова позвал меня:

«Пойдите и узнайте, какое прошение эта старушка хоте­ла мне подать, и присмотрите… чтобы… полиция… — Госу­дарь как бы запнулся, видимо, подыскивая подходящее сло­во, я позволил себе досказать: — не перестаралась»; Государь улыбнулся доброю, незабвенной для меня улыбкой и сказал: «Вот именно».

У ворот я нашел старушку, окруженную толпой и полицией, взял у нее прошение о пособии, приказал проводить ее домой и на другой день прислать ко мне за вспомоществованием.

Казак был только ошеломлен сильным ударом и отделался легкими ушибами.

На следующий дань он явился на службу и получил из собственных рук Его Величества золотые часы с вензелем Государя.

Из воспоминаний ген. А.А. Мосолова

Егерский полк

Сформирован на Восточном фронте летом 1919 в Омске подполк. П.Е. Глудкиным как Егерский батальон охраны Ставки Верховного Главнокомандующего. Позднее этот батальон был развернут в отряд, приравненный по штатам к полку. В сентябре того же г. на Тоболе молодой полк получил боевое крещение и покрыл себя славой, разгромив превосходящие силы противника под хутором Рожновским. Оказавшись в тяжелом положении из-за отхода соседних частей, полк с честью вышел из положения, не оставив ни одного своего раненого (св. 100 чел.). После этого полк. П.Е. Глудкину был придан батальон из состава частей Степной группы, а затем отряд (полк) развернулся в дивизию, состоящую из двух егерских полков, одного конно-егерского полка и артиллерийского дивизиона. Во время похода через Сибирь полк. П.Е. Глудкин, искусно маневрируя, провел свой отряд по глухим тропам, разбивая попадавшиеся на пути партизанские отряды. В Забайкалье отряд, по сведении в Егерский полк, был включен в состав 1-й Сводной дивизии. Егерский полк в это время состоял из двух батальонов и одного конного дивизиона. По приходе в Приморье, полк. П.Е. Глудкин со своим Егерским полком выходит из состава 3-го корпуса и присоединяется к частям Гродековской группы войск. К нему присоединяются Уральцы, затем — Уфимские артиллеристы, образуя 1-ю стрелковую бригаду, а полк, именуется теперь 1-м Егерским полком. По сведениям на 1 января 1922 в полку состояло по спискам: 52 офицера и 239 солдат, но до этого времени полк успел понести потери в походе, а потому осенью 1921 состав его безусловно был больше чел. на 30–50. К осени 1921 полк состоял из трех стрелковых рот, двух пулеметных рот, двух эскадронов (1-го имени Бессмертного и 2-й Алтайский), нестроевой роты, команды связи и комендантской команды. После Хабаровского похода получил наименование 3-й Егерский. Кроме командира полка в полку был только ещё один кадровый офицер — адъютант, кап. Штихлинг. Одна четверть егерей по национальности была татарами и башкирами. Полковой праздник — день святых Петра и Павла. Имел малиновые погоны с зеленым кантом и с витой желтой буквой «Е». На левом рукаве — угол национальных цветов, вершиной вниз (отличительный знак 1-й стрелковой бригады). Командиры: полк. П.Е. Глудкин (до марта 1921), полк. Александров. Пом. командира: полк. Александров (до марта 1921), подполк. Зултан.

Кунтскамера

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук (МАЭ РАН) – один из крупнейших и старейших этнографических музеев мира, коллекционные фонды которого насчитывают свыше 1.2 млн. единиц хранения. Он является преемником первого российского государственного публичного музея, знаменитой Петровской Кунсткамеры, основанной Петром I в 1714 г.

Годом основания Кунсткамеры, как и Библиотеки Академии наук, большинством историков принято считать 1714 год. Указа об основании Кунсткамеры не обнаружено, его, по-видимому, и не существовало. Основание музея связывают с распоряжением царя перевезти из Москвы в новую столицу Российской империи личное собрание коллекций и библиотеку Петра I, а также книги и коллекции «натуралий» Аптекарской канцелярии, в том числе и купленные во время Великого посольства в Европу.

В Петербурге коллекции были помещены в только что построенный для царя Летний дворец, позже переведены в Кикины палаты, где в 1719 г. впервые были показаны посетителям. Создание публичного музея было поручено президенту Аптекарской канцелярии лейб-медику Роберту Арескину и назначенному специально «надсмотрителем редкостей и натуралиев» Иоганну Шумахеру.

Эта дата, 1714 г., названа и И.Д. Шумахером (секретарем Академии наук и директором Кунсткамеры и Библиотеки в 1724–1761 гг.) в книге «Палаты Санктпетербургской Императорской Академии наук…» (издание 1744 г.): «Библиотека и Кунсткамера учреждены в 1714 году, а в 1724 присоединены к Академии Наук».

Еще раньше, начиная с 1704 г. Петром I был издан ряд указов («О приносе родившихся уродов, так же найденных необыкновенных вещей…» и др.), положивших начала собиранию коллекций для будущего музея. Первоначально личные коллекции Петра I и коллекции по анатомии и зоологии хранились в Аптекарском приказе в Москве.

Одновременно с организацией музея было начато проектирование и строительство (1718–1727 гг.) специального здания для музея. Построенное на берегу Невы в стиле петровского барокко, здание это соседствовало с наиболее важными постройками столицы – зданием «Двенадцати коллегий», Биржи, дворцами ближайших сподвижников и членов царской семьи. Здание Кунсткамеры по праву считается одним из самых ранних музейных зданий в мире. Оно является символом и логотипом Российской академии наук.

Через десять лет Петр Великий осуществил вторую часть своего «академического» проекта. 28 января (8 февраля) 1724  г. по распоряжению императора указом правительствующего Сената была учреждена Академия наук. Кунсткамера и созданная одновременно с ней Библиотека стали первыми учреждениями, «колыбелью» Санкт-Петербургской (Российской) академии наук.

Передача первого русского музея в ведение Академии наук сыграла в его судьбе решающую роль. Сосредоточение в его стенах богатейших коллекций, введение научной обработки и систематизации, а также надзор за экспозицией лучших научных сил страны превратили Кунсткамеру в подлинно научное учреждение, равного которому по постановке работы не имелось во всей Европе.

Музей с самого начала был не только научной базой Академии наук, но и важнейшим культурным и просветительским учреждением. В стенах Кунсткамеры работали многие крупнейшие российские ученые, и среди них М.В. Ломоносов, составивший описание хранившихся в Музее минералов.

В указах Петра I 1718 г. предписывалось сдавать за плату в Петербургскую Кунсткамеру «каменья необыкновенные, кости человеческие и скотские, старые надписи на каменьях, железе или меди, старое ружье, посуду, все, что зело старо и необыкновенно».

Эти указы сыграли чрезвычайно важную роль в формировании коллекций Кунсткамеры, а позже Музея антропологии и этнографии – на протяжении более двух столетий сюда поступали коллекции, собранные знаменитыми российскими путешественниками, мореплавателями. В том числе, в различные регионы России были посланы специальные Академические экспедиции для сбора коллекций.

Формирование этнографических фондов музея в XVIII – начале XIX вв. связано с именами И.И. Георги, И.А. Гильденштедта, И.Г. и С.Г. Гмелиных, С.П. Крашенин​никова, Г.И. Лангсдорфа, И.И. Лепехина, Ю.Ф. Лисянского, Ф.П. Литке, Д.Г. Мессер​шмидта, Г.Ф. Миллера, Н.Я. Озерецковского, П.С. Палласа, И.П. Фалька и др. В XIX – XX вв. в МАЭ поступили коллекции от И.Ф. Крузенштерна, И.Г. Вознесенского, Н.Н. Миклухо-Маклая, В.В. Юнкера, А.Л. Ященко, А.М. Манизера, Л.А. и А.М. Мер​вартов, П.К. Козлова, В.К. Арсеньева, Н.С. Гумилева и многих других. Кроме того, в состав коллекций Кунсткамеры вошли и собрания ряда известных европейских путешественников Дж. Кука, И.Ф. ван Овермеера‑Фишера, Ф.Ф. фон Зибольда, Л.Фробениуса и др. В Кунсткамеру, а позже в Музей антропологии и этнографии также передавались многие дипломатические дары российским императорам, коллекции собранные российскими дипломатами в разных частях мира.

В 30-е годы XIX в. на основе коллекций Кунсткамеры было создано семь самостоятельных академических музеев: Этнографический, Азиатский, Египетский, Анатомический, Зоологический, Ботанический, Минералогический и Кабинет Петра I. Этнографический и Анатомический музеи продолжали находиться в здании Кунсткамеры. 5 декабря 1878 по предложению директора Этнографического музея академика А.А. Шифнера и директора Анатомического музея академика К.М. Бэра физико-математическое отделение Академии наук постановило учредить Музей антропологии и этнографии, что 10 ноября 1879 г. и было утверждено постановлением Государственного Совета. Таким образом, Музей антропологии и этнографии (МАЭ) в Петербурге стал не только одним из старейших этнографических музеев мира, большая часть которых создавалась в 1870-1910 гг., но и получил в наследство от Петербургской Кунсткамеры бесценные и старейшие этнографические коллекции, многим из которых нет аналогов в музеях Европы и Америки.

В дни празднования 200-летнего юбилея Санкт-Петербурга в 1903 г. музей получил имя основателя Кунсткамеры – Петра Великого.

Годы, предшествующие 200-летнему юбилею Кунсткамеры в 1914 г. были, несомненно, «золотым веком» в истории Музея антропологии и этнографии. В два раза увеличились экспозиционные площади, были созданы новые экспозиции музея, существенно вырос его бюджет. В 1909 г. при МАЭ был создан Попечительский совет из богатых и влиятельных лиц, на деньги которых был организован ряд экспедиций для пополнения коллекций (на Цейлон, в Индию; в Аргентину, Бразилию и Парагвай, в Абиссинию и пр.). За 20 лет, с 1894 по 1914 гг. этнографические коллекции МАЭ выросли почти на 100 тыс. единиц хранения. В ходе юбилейных торжеств Музей посетил император Николай II, члены Сената и Государственного совета.

Бесценные этнографические, антропологические и археологические коллекции, хранящиеся в Музее, являются одними из наиболее полных и интересных в мире. Они насчитывают более 1.2 миллионов экспонатов, отражают все многообразие культур народов Старого и Нового Света и являются частью культурного достояния всего человечества.

С Музеем связана научная деятельность таких выдающихся отечественных исследователей XIX в., как основоположник российской и европейской антропологии академик К.М. Бэр, путешественник, ученый, общественный деятель Н.Н. Миклухо-Маклай (традиционные культуры Австралии, Океании). В стенах МАЭ сформировались отечественные научные школы, связанные с именами и творческим наследием таких ученых, как И.И. Зарубин (среднеазиатские исследования), Н.В. Кюнер (традиционная культура народов Восточной Азии), Р.Ф. Бартон (Филиппины), Л.И. Лавров (кавказоведение) Д.А. Ольдерогге (африканистика), Ю.В. Кнорозов (дешифровка древних письменностей Южной Америки). Трудно переоценить роль таких выдающихся этнографов-сибиреведов, как Л.Я. Штернберг, В.Г. Богораз и В.И. Иохельсон, в становлении не только отечественного сибиреведения, но и мировой этнографической науки в целом. Особая роль в развитии отдела археологии МАЭ и формировании его коллекционного фонда принадлежит выдающимся ученым-археологам России – П.П. Ефименко и С.Н. Замятнину.

На всем протяжении своей истории Музей занимал в структуре Академии наук особое место. Среди людей, руководивших Музеем в различные годы, были выдающиеся ученые: естествоиспытатель, зоолог, путешественник академик Л.И. Шренк, ЕСтествоиспытатели академики П.С. Паллас, С.Г. Гмелин, Н.Я. Озерецковский, востоковеды и историки академики В.В. Бартольд, Б.А. Дорн, В.В. Радлов, В.В. Струве, А.А. Шифнер, африканист, член-корреспондент АН СССР Д.А. Ольдерогге, языковеды академики Е.Ф. Карский и И.И. Мещанинов.

В 1933 г. Президиум АН СССР принял решение о создании на базе Музея антропологии и этнографии научно-исследовательского Института этнографии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая (ИЭА АН СССР). В годы Второй мировой войны в связи с остро ощущавшейся потребностью оперативного получения аналитических материалов по народам, оказавшимся вовлеченными в зону стратегических интересов и боевых действий Советской армии, в Москве в 1943 г. было создано головное подразделение ИЭА АН СССР, а Музей стал Ленинградской частью этого института.

В 1992 г. Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) вновь становится самостоятельным учреждением в составе Отделения истории РАН (ныне Историко-филологическое отделение РАН).

Сегодня Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН – это не только академический музей, но и один из ведущих исследовательских центров Российской академии наук. Здесь продолжаются традиции великих русских этнографов и антропологов XVIII – XX вв. Указами Президента Российской Федерации (№ 294 от 18 декабря 1991 г. и № 1487 от 30 ноября 1992 г.) МАЭ РАН отнесен к особо ценным объектам культурного наследия народов РФ, включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.

В 2014 г. Кунсткамера праздновала 300-летие. 24-25 ноября 2014 г. прошла международная научная конференция «Кунсткамера — первый музей России: 300 лет традиций и развития». 26 ноября состоялось торжественное заседание, посвященное 300-летнему юбилею старейших научных учреждений России — Первому общедоступному музею России Кунсткамере и Библиотеке Академии наук. С юбилеем Кунсткамеру и Библиотеку Академии наук поздравил Президент России Владимир Путин. Подарки и грамоты от правительства Петербурга вручил Андрей Максимов, председатель городского Комитета по науке и высшей школе.

Сельской хозяйство

Императорским указом 9 ноября 1906 года предоставлялось право каждому крестьянину выхода из общины. Крестьянин мог в любое время потребовать закрепления в личную собственность того участка земли, которым он фактически пользовался. Предприимчивым крестьянам открывались широкие возможности: они могли получить кредит в Крестьянском банке (согласно указу 19 октября) под залог своих земель и могли приобретать, на льготных условиях, новые участки из земельного фонда, состоявшего из нескольких млн. десятин в европейской России и обширных площадей в Сибири (для переселенцев). При этом неприкосновенной оставалась жизнеспособная часть крупного землевладения, хотя земельный фонд пополнялся в немалой степени за счёт скупки Крестьянским банком помещичьих земель. Процесс ликвидации крупного землевладения, в основном дворянского, с экономической точки зрения был негативным, поскольку снижал общую эффективность землепользования. Но дворянское сословие в значительной своей части перестало заниматься сельским хозяйством. Поэтому земельная реформа предполагала не только обеспечение крестьян собственной землёй, но и меры по повышению производительности мелких хозяйств.

Объявляем сбор на Монахова Игоря Сергеевича «Монах», Казань.

30 декабря 2013 года в Казани, в центре города, 16 трусливых дагестанцев, задели русскую девушку. Парня, заступившегося за неё, избили. Неподалёку в одном из баров сидели 4 парней, к которым обратились за помощью пострадавшие от трусливого кавказа. Не долго думая, четверо парней вышли навести порядок на улицах своего города и поставить на место толпу приезжих дагов. В завязавшейся драке несколько кавказцев были ранены ножом, другие избиты. Как обычно происходит в оккупированной России, понесли наказание русские парни, а трусливые кавказцы оказались терпилами. Вынесли не малые срока, наш ресурс освещал это дело. Учитывая что Монах и Жур ходили под подпиской за нападение на антифашиста и лидера татарских националистов Наиля Набиуллина. Монаха осудили по статьям 282.1 ч1 (создание сообщества) ст 111 ч2 пункт е (тяжкие телесные) и три эпизода ст213 ч2 (хулиганка). Срок 7,8.
Прошло не мало времени, все уже освободились, остался последний камрад — Игорь «Монах» через месяц освобождается, мы объявляем сбор на его освобождение!

К слову, Игорь находится в Екатеринбурге ИК-2, одна из жестких красных зон, где присутствует ломка, раскрутка, пытки и прочие «прелести» красных зон.
Максим Марцинкевич «Тесак» находился в этом лагере по первому сроку и в своей книге «Реструкт» описывал чуть подробно об этой зоне.
Реквизиты для сбора:
Сбербанк: 4276380134942221 Артём Игоревич
Киви кошелёк: +79251634017

Гавриил Константинович Романов

Гавриил был вторым сыном великого князя Константина Константиновича и Елизаветы Маврикиевны (урождённой Елизаветы Августы Марии Агнесы, герцогини Саксен-Альтенбургской). Он был одним из первых детей императорской фамилии получившим титул князя крови императорской. В возрасте трёх лет переболел брюшным тифом, что сказалось на его здоровье. В сентябре 1900 года Гавриил был зачислен в Первый Московский Кадетский корпус. Два учебных года с 1903 по 1905 Гавриил со старшим братом Иоанном провели в Крыму, а затем поступили в Николаевское кавалерийское училище. В 1908 году они принесли присягу как флигель-адъютанты.

В мае 1910 князь получил воспаление лёгких и был отправлен на лечение в Швейцарию. Вылечившись, он не смог продолжить активную военную службу. Числившись в то время в отпуске по болезни, Гавриил решил получить высшее образование. Вслед за братом Олегом, поступившим в Александровский лицей и ставшим первым членом императорской фамилии, получавшим в нём образование, Гавриил стал слушать там лекции. Три года спустя он получил диплом о его успешном окончании. Он был вторым членом династии, имевшим диплом гражданского учебного заведения.

Осенью 1913 года князь снова выехал за границу, побывал в Париже, Лондоне и Риме. Там он получил аудиенцию у Папы Римского Пия X. После этого князь захотел увидеться в Берлине и с императором Вильгельмом II, что ему также удалось.

С осени 1913 г. князь служил заведующим разведчиками 4-го эскадрона л-гв. Гусарского полка.

Когда началась Первая мировая война, Гавриил вместе с братьями ушел на фронт, участвовал в боях, храбро сражался и даже сумел вывести часть из окружения. После гибели брата Олега Гавриила отозвали в Петроград. Там осенью 1916 года он поступил в Академию Генерального штаба, в возрасте 29 лет дослужился до звания полковника. 28 апреля 1917 года лейб-гвардии Гусарского полка полковник князь Гавриил Константинович уволен от службы за болезнью, с мундиром.

В 1911 году на даче у Матильды Кшесинской познакомился с её подругой, балериной Мариинского театра Антониной Рафаиловной Нестеровской (Ниной). Ближе они сошлись в Монте-Карло, куда Гавриил приехал на отдых, а Нестеровская с Кшесинской — на выступления.

Князь хотел жениться на своей избраннице, но, хотя князья императорской крови и могли вступать в морганатический брак, император отказал ему в разрешении на этот брак. Однако в 1912 году они тайно обручились. Вскоре после февральской революции — 9 апреля 1917 года, не спрашивая уже разрешения отрекшегося императора, они наконец обвенчались.

После Февральской революции молодожены, считая, что жизнь продолжается, сняли дачу в Финляндии, еще остававшейся частью Российской империи — в нескольких верстах от станции Перкиярви. Однако во время Октябрьского переворота они снова жили в Петрограде.

Когда большевики издали декрет о том, что в течение трех дней все Романовы должны явиться в комиссию для получения инструкций по поводу высылки их из Петрограда, Гавриил, страдавший туберкулезом, вдобавок лежал больной инфлюэнцей. В своих мемуарах он обширно цитирует душераздирающие воспоминания Нины об этом периоде (этот текст был отдельно опубликован ею в журнале «Иллюстрированная Россия» в 1934 году). Она писала о том, как умолила Урицкого (также туберкулезника) не высылать мужа из столицы, в отличие от его братьев и кузенов. Гавриил больной оставался лежать в квартире, в которой проходили непрерывные обыски, однако в итоге он все-таки был арестован.

Деятельная Нина активно ходатайствовала за больного мужа перед всеми, кого могла достать. Она дошла до М. Ф. Андреевой (Нина Берберова уточняет, что князя и Горького лечил один врач — Манухин), и в итоге её муж Максим Горький сообщил, что Ленин дал своё согласие на освобождение мужа и официальную бумагу об этом везет из Москвы сам Луначарский — однако из-за убийства Урицкого все это застопорилось. В итоге, благодаря помощи Бокия, занявшего место Урицкого, князь был перемещен из тюрьмы в клинику Герзони, но там же находилась морганатическая жена великого князя Михаила Александровича Брасова, с которой князю было запрещено общаться, и через два дня он был перевезен на квартиру к Горькому, где к нему присоединилась Нина. Писатель хлопотал за них, и получил от Зиновьева разрешение на их выезд в Финляндию.

Феликс Юсупов в своих мемуарах так пишет о Нине: «Князь Гаврила уцелел благодаря усиленным хлопотам и ловкости жены его. Остальных посадили в Петропавловскую крепость и вскоре расстреляли» (в Петропавловской крепости расстреляли 4 великих князей, арестованных в Петербурге, как и Гавриил — см. Расстрел великих князей в Петропавловской крепости). Три из четверых остававшихся в живых к тому моменту его братьев также были казнены (Иоанн, Игорь, Константин — см. Алапаевские мученики), спасся только Георгий.

11 ноября 1918 года супруги покинули Петроград и на поезде прибыли в Белоостров. В Финляндию больной Гавриил был перевезен в ручной тележке. Супруги отправились в санаторий близ Гельсингфорса для лечения Гавриила.

Гавриилу Константиновичу удалось уехать с женой в Финляндию. Оттуда перебрались во Францию.

В 1920 году князь с женой обосновались в Париже. Через некоторое время супруги начали испытывать нехватку средств. Гавриил Константинович для заработка устраивал партии в бридж. Антонина давала уроки танца, решила открыть балетную студию, но позже изменила своё решение и основала дом мод, который существовал с 1925 по 1936 год.

Гавриил Константинович являлся почётным покровителем нескольких русских эмигрантских организаций. Гавриил Константинович вместе с женой сохранили контакты с русскими эмигрантами, бывали на балах. В круг их знакомых входила Тамара Лемпицка, которая написала знаменитый портрет Гавриила Константиновича.

В 1939 году в жизни Гавриила Константиновича произошло знаменательное событие. Он родился, когда Александр III уже ограничил круг Великих князей внуками царствующих императоров. Поэтому, как правнук Николая I, Гавриил Константинович носил титул Князя императорской крови. Вероятно, эта несправедливость, от которой он пострадал одним из первых, оставила неприятный осадок в его душе. 15 мая 1939 года Владимир Кириллович пожаловал князю императорской крови Гавриилу Константиновичу титул великого князя. Спустя два дня он писал великому князю Андрею Владимировичу: «Я бесконечно счастлив, так как всю жизнь страдал из-за ложного положения, в которое был поставлен волею судьбы». Однако большинство членов Дома Романовых за князем нового титула не признали.

Умер князь Гавриил Константинович 28 февраля 1955 года в Париже и похоронен на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Монархия создала Россию, основав русскую государственность.

Монархия в лице первых князей Рюрикова дома практически создала исторический феномен — Россию.

Древнерусские князья-монархи обособили границами своей державы огромные массы славянских и не славянских племен. Монархия создала нашу цивилизационную самобытность и суверенитет. Основала историю нашей тысячелетней государственности.

Именно Монархии мы обязаны своим появлением на подмостках величайшего представления в жизни человечества — всемирной истории. 

Похвола

Президент США Дональд Трамп 21 мая похвалил известного антиеврея Генри Форда за «хорошую родословную», что немедленно привлекло внимание американских еврейских организаций. «Это компания, основанная человеком по имени Генри Форд», сказал Трамп после посещения завода «Ford Motor Company» в Мичигане. «Хорошая родословная. Если ты веришь в эти вещи, у тебя хорошая кровь».

Форд известен тем, что распространял антиеврейские сочинения, в том числе написанную им книгу «Международный еврей», которая была опубликована в четырех выпусках принадлежащей Форду газеты «Dearborn Independent». Он также финансировал издание полумиллионным тиражом антисемитской фальшивки «Протоколы сионских мудрецов» в 1920-х годах. Этот текст обвинял евреев в попытках достичь мирового господства и оказал влияние на Адольфа Гитлера.

Продолжение.

Сечин переназначен главой «Роснефти» еще на 5 лет. За «успешную» сделку с ОПЕК, не иначе.

Царская доброта

«В связи с юбилеями 1812 и 1613 годов одна мелкопоме­стная помещица Курской губернии, имение которой за долги ее покойного мужа (9.000 рублей) продавалось с торгов, обратилась к губернскому предводителю дворянства, кня­зю Л.И, Дундукову-Изъединову с просьбой ходатайствовать перед Государем помочь выкупить ее имение.  Дундуков, будучи в Ялте, на приеме у Государя, окончив свой доклад, складывал бумаги в портфель, когда Государь, увидав ос­тавшуюся там бумагу, спросил: «А это что?» Кн. Дундуков доложил, что это одно необоснованное, незаконное проше­ние. «Как незаконное?» — и взяв бумагу пробежал ее. «Оставьте мне это. Но никому не говорите. Я запрещаю Вам.   Я сделаю, что могу».

 

Через некоторое время кн. Дундуков был вызван Госуда­рем в Петербург.

«Мой вызов Вас удивил?   Вы помните о незаконном прошении, который Вы, мне передали в Ялте?     Так вот: передайте 12.000 рублей,  9.000 — чтобы выкупить имение, и 3.000 – для покупки инвентаря».

 

Князь не выдержал и заплакал.   Государь его обнял и по­вторил опять, чтобы он никому не говорил об этом.

Вернувшись в Курск, кн. Дундуков отправился к старуш­ке, чтобы передать ей деньги от Государя.

 

«Ну что, батюшка, отказано?» — «Нет, матушка, не от­казано. Его Величество посылает Вам 9 000 на выкуп име­ния и 3 000 на инвентарь».   Старушка — в обморок.   Затем на­писала письмо Государю на старом клочке бумаги, который нашелся в доме.

При следующем своем приеме у Государя кн. Дундуков передал Ему письмо, Государь, всегда сдержан­ный, еле мог сдержать своего волнения при чтении письма. Слезы наполнили Его глаза, губы дрожали и бумага чуть не упала из Его рук».

Из воспоминаний князя Дундукова

Восстание левых эсеров

Летом 1918 года власть большевиков держалась на глиняных ножках. С Востока наступает Народная армия и Чехословацкий корпус, с Юга — Добровольческая армия. На оставшейся территории был практически создан военный лагерь, но и он испытывал брожение. Между некогда закадычными союзниками — большевиками и левыми эсерами — начали накапливаться противоречия. Левые эсеры не смогли принять тот факт, что большевики посмели подписать позорный Брестский мир, и в марте 1918 года покинули советское правительство. Введение продовольственной диктатуры в мае означало покушение на власть эсеров — крестьяне представляли основной их электорат. Вероятно, открытый конфликт в тот период был уже лишь вопросом времени.

6 июля в Москве, новой столице советской России, происходит восстание. Началось всё с убийства эсерами германского посла Мирбаха. Согласно их логике, убийство дипломата должно было стать железной причиной отмены Брестского мира и возобновления войны. В Москве был арестован видный большевик и руководитель ВЧК Дзержинский. Узнав о происходящем в другом конце города, большевики приказали арестовать левоэсеровскую фракцию в Большом театре. На улицах начинаются перестрелки, в Замоскворечье левые эсеры заняли телеграф и ВЧК, солдаты Мартовского полка обстреливали Кремль из орудий, а на Чистых прудах эсеры вступили в перестрелку с латышским патрулём.

Главной ошибкой восставших стал оборонительный характер действий. Уже на следующий день позиции эсеров обстреливались с орудий, которых у большевиков было больше. Восставшие начали отступление сначала к Курскому вокзалу, пытаясь эвакуироваться, но не смогли этого сделать и отступали дальше. Остатки сдались большевикам в Подмосковье. Восстание было подавлено.

Вот вам и дружные коммунисты.

Сампсониевский собор

Красивейший и древнейший храм на территории города. Построен в честь победы над шведами под Полтавой в 1710 г. Архитектор неизвестен. Основной святыней церкви является подлинный иконостас работы XIII в. высотой 11 метров. Чудесным образом храм не пострадал в годы войны.

Энергетическая держава

План электрификации всей страны был создан при царском правительстве, а после революции присвоен большевиками, но об этом мало кто знает.

В книге д.и.н. Н.С. Симонова говорится о том, что на рубеже XIX–XX вв. Россия прошла начальный этап электрификации и накануне Октябрьской революции 1917 г. имела производственный и научно-технический потенциал, достаточный для опережающего развития электроэнергетики и освоения природных энергетических ресурсов. Автор разоблачает легенду советской историографии о решающем значении плана ГОЭЛРО в восстановлении народного хозяйства СССР в 1921–1929 гг.

Помощь узнику

Роман обвиняется в нанесении тяжких телесных повреждений выходцу из средней Азии. Роману грозит до 10 лет лишения свободы.

Просим всех так же поддержать Рому если не материально, то морально, написав ему письмо.
Отправить письмо можно как в стандартном варианте, так и в электронном, чтобы это сделать достаточно перейти по этой ссылке : https://fsin-pismo.ru/

Кулев Роман Николаевич,13.01.1995г.

Почтовый адрес :
Санкт-Петербург,
Г. Колпино, Колпинская улица, дом 9. индекс 196655.

Реквизиты сбора:
Qiwi: 89164687362
Visa: 4890 4946 0711 5490
Yandex: 410017529050852

Иоанн Константинович Романов

Иоанн принадлежал к ветви династии Романовых, именовавшейся Константиновичами, — он был её третьим представителем, и первенцем в большой семье великого князя Константина Константиновича, драматурга, поэта, переводчика, «скрывавшегося» под хорошо запоминающимся инициальным литературным псевдонимом К. Р.. Матерью Иоанна Константиновича была принцесса Елизавета Августа Мариа Агнеса Саксен-Альтенбургская, герцогиня Саксонская, в браке — великая княгиня Елизавета Маврикиевна (1865—1927). Иоанн Константинович стал первым князем императорской крови Российского императорского дома и первым в Доме правнуком какого-либо императора, не являющимся внуком какого-либо императора.

В Мраморном дворце была устроена детская часть в русском стиле, и даже комнатам в ней были даны соответствующие тому названия: опочивальня, гуляльня, мыльная. Об атмосфере, в которой Иоанн, по-домашнему — Иоанчик, и его братья и сёстры росли и воспитывались, можно получить хорошее представление по воспоминаниям Гавриила Константиновича: «Отец был с нами строг и мы его боялись. „Не могу“ или „не хочу“ не должны были для нас существовать. Но отец развивал в нас и самостоятельность: мы должны были делать все сами, игрушки держать в порядке, сами их класть на место. Отец терпеть не мог, когда в русскую речь вставляли иностранные слова, он желал, чтобы первым нашим языком был русский. Поэтому и няни у нас были русские, и все у нас было по-русски». Потомкам великого князя сызмальства были привиты начала православия, и всё воспитание их шло в полном соответствии канонами православной веры.

Вечером родители присутствовали на молитве сыновей; Гавриил Константинович пишет: «Сперва мой старший брат, Иоанчик, а за ним и я становились на колени перед киотом с образами в нашей спальне и читали положенные молитвы, между прочим, и молитву Ангелу-Хранителю, которую, по семейному преданию, читал ребёнком император Александр II. Отец требовал, чтобы мы знали наизусть тропари двунадесятых праздников и читали их в положенные дни. Часто и дяденька (младший брат отца, великий князь Дмитрий Константинович) присутствовал при нашей вечерней молитве; когда мы ошибались, родители или дяденька нас поправляли. <…> В углу гуляльни висел большой образ Владимирской Божьей Матери, а на нём полотенце, расшитое разноцветными шелками и золотом, на концах обшитое старинными кружевами. Перед образом всегда теплилась большая лампада».

В детстве Иоанчик был очень впечатлителен. По воспоминаниям брата, перед сном к ним приходил дядюшка Дмитрий Константинович, который тоже жил в Мраморном, и служил тогда в Конной гвардии. Дети его очень любившие, «…бежали к нему навстречу и бросались на шею. Дяденька любил иногда шутить над нами. Показывая Иоанчику конец ремня, которым он затягивал рейтузы, говорил, что это — его хвост. При этом Иоанчик чуть не плакал, страшно боясь этого „хвоста“. Он также боялся шкуры белого медведя с большой головой, лежавшей в приемном кабинете отца, и плакал, когда его к ней подводили».

«Благочестивый, любящий, вежливый, скромный, немного разиня, не обладающий даром слова, несообразительный, но вовсе не глупый и бесконечно добрый», — характеризовал своего сына великий князь Константин Константинович в день его двадцатилетия.

Окончил Первый кадетский корпус (1905) и Николаевское кавалерийское училище (1907), стал офицером лейб-гвардии Конного полка. С 1908 года состоял флигель-адъютантом при царе.

Характерной чертой Иоанна Константиновича была его особая склонность ко всему церковному. Будучи человеком высокой духовной настроенности, он выделялся молитвенностью даже в кругу своей очень религиозной семьи. Князь даже думал посвятить себя духовной карьере, но влюбился, встретив сербскую принцессу Елену.

Во время Первой мировой войны Иоанн Константинович был ординарцем при штабе 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии, участвовал в боевых действиях в Восточной Пруссии. За боевые заслуги был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Георгиевским оружием. В 1915 году он был командирован в Гвардейский Запасной кавалерийский полк, где занимался подготовкой новобранцев. 30 июля 1915 года он получил звание штабс-ротмистра, 20 декабря 1916 года произведён в ротмистры лейб-гвардии Конного полка.

21 марта 1917 года лишён звания флигель-адъютанта в связи с упразднением всех военно придворных званий.

13 апреля 1917 года, лейб-гвардии Конного полка ротмистр князь Иоанн Константинович был уволен от службы, по прошению.

Князь был на фронте, когда в России произошла Октябрьская революция. Вернувшись в Петроград, Иоанн был вынужден подписать расписку о невыезде. По декрету большевиков от 26 марта 1918 года князь Иоанн вместе с братьями Константином и Игорем были высланы из Петрограда в Вятку, затем в Екатеринбург, а 20 мая они прибыли в город Алапаевск. Здесь в заточении в Напольной школе князья находились два месяца. Елена Петровна пожелала поехать с мужем, но ей было отказано. Князь Иоанн Константинович был убит вместе с другими членами дома Романовых 18 июля 1918 года, их тела были сброшены в одну из шахт под Алапаевском.

Реабилитирован посмертно 8 июня 2009 года.

Уничтожение колокольни цeркви Рождества Христова в Муроме

До Великой Отечественной войны велась активная антирелигиозная борьба, церкви массово уничтожались или превращались в хозпостройки (склады, кинотеатры, музеи антирелигиозной пропаганды). Это не просто уничтожение зданий, а ликвидация культуры и национальной самоидентичности.

ПОДАРОК СИБИРЯКА

Другой случай детской радости касается ручного соболя.    Я сидел у себя в канцелярии, изготовляя спешный доклад о придворных пожалованиях, и приказал никого не принимать.    Входит старый курьер и докладывает:

— Осмелюсь доложить вашему превосходительству, что тут пришли старичок со старушкой, прямо из Сибири.   Принесли в виде подношения Государю живого, ручного соболя.    Очень уж просят доложить, говорят, что не на что будет переночевать.
— А тебе жаль их стало?

— Точно так.

— Ну, давай их сюда.

Вошел весьма симпатичный на вид старичок со старушкой и говорит мне:
— По ремеслу я охотник, и удалось мне взять живым молодого соболя.   Приручили его со старушкой и решили поднести его Царю. Соболь-то вышел редкостный.   Собрали все, что было денег: говорили мне, что хватит до Питера и обратно.   Вот и поехали.

Показывает мне соболь, который тут же вскочил на мой письменный стол и стал обнюхивать представления к придворным чинам.   Старик как-то свистнул, соболь — прыг прямо ему на руки, залез за пазуху и оттуда выглядывает.   Я спросил, как они ко мне попали.

— Денег у, нас хватило только до Москвы. Оттуда решили идти пешком, да какой-то добрый барин, дай Бог ему здоровья, купил нам билеты до Петербурга.   Утром приехали и прямо пошли в Зимний дворец.   Внутрь меня не пустили, а отправили к начальнику охраны.   Тот велел отвести к вам.   Ни копейки не осталось, а видеть Царя — вот как хочется.

Я решил, что живой соболь может доставить большое удовольствие малым еще тогда княжнам.   Старику дал немного денег и поручил парочку добросердечному курьеру.   Перед тем я спросил старика, кто его в Сибири знает.

— Ходил к губернатору перед отъездом, да он говорит: «Иди, вряд ли тебя допустят. А писать мне о тебе не приходится».
Я послал телеграмму губернатору, чтобы проверить слова старика и узнать, надежный ли он.    В те времена нужно было быть весьма осторожным. Через день получился удовлетворительный ответ, и я телефонировал княжне Орбелиани, рассказав ей о соболе.   Час спустя узнаю, что Императрица приказала прислать обоих стариков в Зимний дворец, и поскорее, так как дети с нетерпением ждут соболя.   Все с тем же курьером я приказал их отвести, а после представления вернуться ко мне.

Ждал я их долго.    Оказывается, что они более часа оставались у детей, и все время была при этом Государыня.    Долго рассказывали старик и старуха, как милостива была к ним Царица.
Старик предложил было взять соболя с собой, пока для него не устроят клеточку, но дети отпускать зверя не хотели, и наконец Императрица приказала его оставить.    Старик мечтал видеть Царя, без чего, сказал он, не может вернуться в Сибирь.    Ответили, что дадут знать, когда он может видеть Государя.

— Боюсь только, как бы соболек мой не нашкодил во дворце, он ведь к хоромам не привык.

На другой день с утра, я получил приказание прислать во дворец сибиряков к шести часам вечера. Вернулись они с соболем после восьми. Вот рассказ старика.

— Так и было. Соболек-то мой много нашкодил, поломал и погрыз.    Когда я пришел, так он сразу ко мне за пазуху спрятался. Вошел Царь. Мы co старухой ему в ноги бросились.    Соболек-то вылез и тоже, видно, понял, что перед Государем. Притаился и смотрит.    Пошли мы с царями в детскую, где приказали мне выпустить соболька.    Дети стали с ним играть: при нас он не дичится.    Царь приказал нам со старухой сесть на стулья и говорит:
— Ну, теперь расскажите все: как задумал сюда ехать, как ехал и как наконец к Царице попал?

Я рассказал, а Царь все спрашивает о Сибири, об охоте там, о нашем житье-бытье. Затем Царица сказала, что детям пора обедать.   Тогда Царь спрашивает, как обходиться с соболем.    Когда я указал, он порешил, что в комнатах у детей его оставить нельзя.   Надо будет отдать его в охотничью слободку, в Гатчине.

— Царь-батюшка, ведь его, кормилец мой, жаль отдавать на руки незнакомому охотнику.   Позарится на шкуркy, да еще зарежет, а скажет, что околел. Знаю я охотников.   Мало у них любви к зверю.   Лишь бы шкурку получить.

— Нет, брат, я бы выбрал хорошего.   Но, пожалуй, лучше будет тебе его отдать.   Вези его домой, ходи за ним, пока жив будет, а считай, что исполняешь мое повеление.   Смотри за ним, так как это уже мой соболь.   Теперь иди, скажи Мосолову, чтобы министр дал приказание, как тебя наградить за подapок.   Смотри же, хорошо смотри за моим соболем.   С Богом, и доброго пути!
На другой день был у Фредерикса всеподданнейший доклад, и государь, не ожидая вопроса, сказал министру, что провел два часа в беседе со стариками, и что это было для него праздником: так интересно было ему узнать быт сибирских охотников и сибирского крестьянства вообще.    Приказал дать старику часы с императорским гербом, а старухе брошку, несколько сот рублей за соболя и широко оплатить дорогу назад в Сибирь.

Старики уехали счастливыми, увозя с собой соболя.   Одни княжны очень жалели, но «папа сказал, что это так нужно».

Наступление на Петроград

Перешедшие 10 октября 1919 г. в наступление на петроградском направлении основные силы армии Юденича (всего около 19 тыс. штыков и сабель, 57 орудий и около 500 пулемётов, 4 бронепоезда и 6 танков) при поддержке эстонских войск и британской эскадры быстро взломали оборону 7-й красной армии, не ожидавшей атаки противника, и в середине октября вышли на дальние подступы к Петрограду. 16 октября белогвардейцы захватили Красное Село, 17-го – Гатчину, 20-го – Павловск и Детское Село (ныне г. Пушкин), вышли к Стрельне, Лигово и Пулковским высотам – последнему оборонительному рубежу красных в 12 — 15км от города. Наступление 2-го корпуса Северо-Западной армии (СЗА), который 28 сентября начал наступление на лужском направлении и 10 октября развил атаку на Псков, к 20-му было остановлено на рубеже 30-40 км севернее Пскова.

Ситуация в районе Петрограда была критическая. 7-я армия была разгромлена и деморализована. Её части, утратившие связь с командованием, изолированные друг от друга, отступали, фактически бежали, не оказывая сопротивления. Попытки советского командования стабилизировать положение вводом в сражение резервов, успеха не имели. Тыловые части имели очень низкую боеспособность, разваливались при первом соприкосновении с противником либо вообще не доходили до передовой.

15 октября 1919 г. Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение удержать Петроград. Глава советского правительства Ленин призвал мобилизовать все силы и средства для обороны города. Непосредственное руководство обороной Петрограда возглавил Троцкий. Была объявлена мобилизация трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет, одновременно формировались и отправлялись на передовую отряды из коммунистов, рабочих, балтийских моряков. В Петроград перебрасывались войска и резервы из центра страны, других фронтов. Всего с 15 октября по 4 ноября 1919 г. на оборону Петрограда было направлено 45 полков, 9 батальонов, 17 отдельных отрядов, 13 артиллерийских и 5 кавалерийских дивизионов, 7 бронепоездов и т. д. Штаб обороны Петрограда развернул активное строительство оборонительных сооружений в самом городе и на подступах к нему. За короткий срок были возведены 3 оборонительные линии. Их усилили корабельной артиллерией -в Неву ввели корабли Балтфлота. 7-я советская армия, которую с 17 октября возглавил Надёжный, была самыми жесткими методами приведена в порядок, её перегруппировали и пополнили.

Тем временем положение СЗА ухудшилось. Правому флангу белых не удалось вовремя перехватить Николаевскую железную дорогу. Это позволило красному командованию непрерывно перебрасывать подкрепления в Петроград. В районе Тосно красные стали формировать ударную группу Харламова. На левом фланге эстонцы провалили операцию по захвату форта «Красная Горка» и других укреплений на побережье Финского залива. Эстонские силы и британский флот были отвлечены на наступление Западной добровольческой армии Бермондта-Авалова на Ригу. Возможно, что это был лишь предлог, чтобы не рисковать дорогими кораблями в возможных столкновениях с силами красного Балтфлота и перестрелках с мощными береговыми батареями. Британцы предпочитали вести войну чужим «пушечным мясом».

Кроме того, Лондон, толкая СЗА на Петроград и не оказав ей действенной военной и материальной поддержки, в это же время подчинял себе прибалтийские новообразования. Эстонии было выгодно сотрудничество с Англией, политическое и военное покровительство, экономическая помощь. Поэтому со своей стороны эстонское правительство всячески пыталось закрепить связи с Англией. Британия, установив фактический протекторат над Эстонией, не остановилась на этом и в лице лойд-Джорджа вела настойчивые переговоры с Эстонией о долгосрочной аренде островов Эзеля и Даго. Переговоры были успешны и только вмешательство Франции, ревновавшей к успехам британцев, помешало Англии создать новую базу на Балтике.

Эстонцы также вели переговоры с советским правительством на основе признания независимости Эстонии и отказа большевиков от всяческих враждебных действий против неё. Наступление СЗА на Петроград усиливало переговорные позиции Эстонии. В начале эстонцы поддерживали белогвардейцев, а затем бросили на произвол судьбы. Армию Юденича просто выгодно продали.

Как бы там ни было, это привело к тому, что всё побережье осталось в руках у красных, левое крыло СЗА оказалось открыто для фланговых ударов со стороны оставшихся в прибрежных опорных пунктах частей противника и красного Балтфлота. Из районов Петергофа, Ораниенбаума и Стрельны красные стали угрожать левому флангу армии Юденича, с 19 октября начались атаки на Ропшу. Без всякого противодействия красный флот стал высаживать десанты.

На Пулковских высотах кипело яростное сражение. Красные стали оказывать отчаянное сопротивление, дрались, не считаясь с потерями. В бой была брошена Башкирская группа войск, рабочие отряды. Они несли огромные потери. Белые не могли выдержать такую борьбу на истощение. Они несли меньшие потери, но восполнить их не могли. Темпы наступления армии Юденича с 18 октября замедлились и к исходу 20-го наступление белых было остановлено. Кроме того, у белогвардейцев начались проблемы со снабжением. Боеприпасы в ближайшем тылу были использованы, а подвоз наладить не удалось – мост через р. Лугу у Ямбурга, взорванный ещё летом, восстановить не удалось.

Таким образом, СЗА была обречена на поражение в силу численного превосходства противника, опиравшегося на многолюдные, промышленно развитые и хорошими коммуникациями области. Армия Юденича не имел собственной военно-экономической базы, внутренних ресурсов и критически зависела от иностранной военной помощи. Её ресурсы были быстро истощены, их хватило только на короткий рывок до Петрограда. А чтобы мобилизовать людей на захваченной территории необходимо было время, которого у белых не было. Реальной же помощи со стороны Англии и Франции белогвардейцы не дождались. В частности, британцы ограничились корабельными рейдами и авианалетами на побережье, которые не имели особого военного значения. Французы помощь обещали (оружие, боеприпасы), но тянули время и СЗА так её и не получила.

Сангальский сад

Заводской сад Сан-Галли является частью некогда обширного комплекса чугунного и механического завода, который появился в здешних местах в далёком 1853 году по инициативе немецкого предпринимателя изобретателя и короля российского чугунного литья Франца Карловича Сан-Галли.

Достижения Империи

В 1894 году, в начале царствования Императора Николая II, в России насчитывалось 122 млн. жителей. Спустя 20 лет, накануне Первой Мировой войны, ее население (включая Финляндию) увеличилось на 60 миллионов! Таким образом в Российской Империи народонаселение возрастало на 2.400.000 в год. Если бы не случилось революции в 1917 г., к 1959 году таким темпами население страны достигло бы 275 млн. человек!

Помощь узникам

Если у кого-то есть желание и возможность помочь, способов есть несколько на сегодняшний день.
Самый прямой — это положить деньги на счёт в СИЗО через специализированный сайт. Там всё просто и пошагово.
https://fsin-money.ru/client/app/transfer/create
Так же можно перевести деньги на карту Visa Сбербанк
4276-1340-0449-8685
Инна Анатольевна. Д.
Непосредственно маме Анны перевод можно сделать на карту сбербанка по номеру:
89065842924 Светлана Петровна К.

Адрес для писем:
г.Нижний-Новгород , ул.Проспект Гагарина, дом 26 «А» Индекс 603098

— Карпухина Анна Петровна 1992г.р.
-Понамарёва Наталья Николаевна 1988г.р.
-Марусев Алексей Евгеньевич 1986г.р

Федор Никитич Романов

Фёдор Романов родился около 1553 или 1554 года. Уже в молодости он зарекомендовал себя как большой эрудит, первоклассный наездник и первый московский щёголь («Если портной, сделавши кому-нибудь платье и примерив, хотел похвалить, то говорил своему заказчику: теперь ты совершенный Фёдор Никитич», — писал Николай Костомаров). Разрядные книги свидетельствуют, что в феврале 1585 года будущий патриарх был участником приёма во дворце литовского посла Льва Сапеги, а в следующем году имел чин боярина и исполнял обязанности нижегородского наместника. В 1593—1594 годах Фёдор Никитич упоминается уже как псковский наместник. Известно, что в этот период он вёл переговоры с австрийским дипломатом Николаем Варкочем. К концу царствования Фёдора Иоанновича будущий патриарх имел чин главного дворового воеводы и считался одним из трёх руководителей ближней царской думы.

Сын влиятельного Никиты Захарьина-Юрьева, племянник царицы Анастасии, первой жены Ивана IV Грозного, он считался возможным соперником Бориса Годунова в борьбе за власть после смерти Фёдора Иоанновича, что в 1600 году стало причиной ссылки. Фёдор Никитич и его жена Ксения Шестова были насильно пострижены в монахи под именами Филарета и Марфы, что должно было лишить их прав на престол. Единственный выживший их сын — Михаил Фёдорович — в 1613 году был избран русским царём.

Смутное время стало для Филарета периодом взлётов и падений: освобождённый как «родственник» из Антониево-Сийского монастыря Лжедмитрием I в 1605 году и занявший важный церковный пост (митрополит Ростовский), Филарет оставался на нём и при Василии Шуйском, а с 1608 года, захваченный тушинцами в Ростове, но принятый Лжедмитрием II опять же как «родственник», вынужден был играть роль «нареченного патриарха» в Тушинском лагере нового самозванца; его юрисдикция распространялась на территории, контролируемые «тушинцами», при этом он представлял себя перед врагами самозванца как его «пленник» и не настаивал на своём патриаршем сане.

В 1610 году он был отбит («отполонён») у «тушинцев», вскоре был назначен в посольство к Сигизмунду III. Не возражал против избрания царём польского королевича Владислава Сигизмундовича, но требовал, чтобы тот принял православие. Участвуя в переговорах с отцом Владислава, польским королём Сигизмундом III под Смоленском и отказавшись подписать подготовленный польской стороной окончательный вариант договора, он был арестован поляками (1611).

1 июня 1619 года был освобождён (в порядке обмена пленными) в соответствии с условиями Деулинского перемирия 1618 года и был торжественно встречен сыном.

Прибыл в Москву 14 июня 1619 года; 24 июня его интронизацию по чину поставления первого Московского патриарха совершил бывший в Москве Иерусалимский патриарх Феофан III.

Через неделю после этого события Филарет принял активное участие в деятельности Собора, созванного для пересмотра дела архимандрита Троице-Сергиева монастыря Дионисия и его коллег-справщиков: Арсения Глухого, Антония Крылова и Ивана Наседки. Дело в том, что 8 ноября 1616 года Михаил Фёдорович поручил учёным старцам заняться исправлением Требника. Результаты проделанной ими работы получили отрицательную оценку церковных властей, и 18 июля 1618 года иноки были обвинены в ереси. Одним из поводов для этого послужило изменение текста молитвы, читавшейся в навечерие Богоявления, где из прошения: «Сам и ныне, Владыко, освяти воду Духом Твоим Святым и огнем» — было удалено «и огнем» (не найдя этих слов в наиболее ранних источниках текста, справщики вполне обоснованно расценили их как позднейшую вставку и вычеркнули). Работа Собора 1619 года завершилась полным оправданием троицкого настоятеля и его коллег. Кроме того, патриарх Филарет признал логичным устранение слов «и огнем» из названной выше молитвы: 9 декабря 1625 года он поручил игумену Антониево-Сийского монастыря Ионе собственноручно внести эту коррективу во все доступные ему богослужебные книги и проследить за тем, чтобы с января священнослужители «святили воду в навечерии Святых Богоявлении по сему нашему указу бес прилогу „огня“». Были одобрены и многие другие исправления, предложенные справщиками.

В 1620 году в Москве под председательством патриарха Филарета прошёл новый Собор. Формально он был созван по жалобе двух столичных священников Иоанна и Евфимия на митрополита Сарского и Подонского Иону за то, что последний повелел им принять в церковь двух поляков Яна Слободского и Матфея Свентицкого не крещением, а миропомазанием. Филарет вызвал Иону на допрос, где тот пытался доказать каноничность своего решения. Сарский владыка опирался на Вопрошание Кириково и 95 правило Трулльского собора. Патриарх отвечал ему, что «еретическое крещение несть крещение, но паче осквернение», обосновывая это 46 и 50 апостольскими правилами и 19 правилом I Никейского собора. Также Филарет напомнил о низложении патриарха Игнатия, который принял Марину Мнишек миропомазанием, и о патриархе Гермогене, настаивавшем на крещении королевича Владислава и даже составившем «писание», дополненное самим Филаретом, где доказывал, что еретиков необходимо крестить. А «всех же убо еретических вер <…> сквернеиши и лютеиши есть латыняне папежницы. понеже всех древних еллинских, и жидовских и агарянских, и еретических вер ереси проклятыя в закон прияша». В указанном «писании» («Ереси римские»), составленном из церковных правил, обосновывался первый чиноприём из католицизма в православие посредством подведения «латинян» под древние ереси. По итогу беседы, патриарх решил запретить Ионе служить Литургию до Собора. Непосредственно на Соборном заседании 16 октября первосвятитель произнёс речь, в которой обличил митрополита и ответил на его аргументы уже публично. Своё неприятие ссылки на предписание Нифонта он обосновал тем, что оно, по его мнению, уже потеряло силу. На приведение оппонентом 95 правила VI Вселенского собора, по которому одних еретиков нужно крестить, других — миропомазывать, Филарет ответил, что католиков следует относить к первой группе, ибо «в латинских ересех все те ереси есть суть». В качестве весомого аргумента была зачитана и упоминавшаяся каноническая компиляция «Ереси римские». После всех разбирательств Иона покаялся, и с него было снято прещение. Соборное изложение, предписывавшее крестить католиков, было подписано всеми присутствовавшими епископами. На другом заседании, созванном спустя 12 дней, было рассмотрено отношение к «белорусцам» — выходцам из Литвы. Собор, в виду распространённого среди них разноверия, ужесточал меры их принятия в церковное общение, повелевая перекрещивать троекратным погружением тех, по отношению к кому были сомнения в правильности совершения таинства.

Будучи родителем государя, до конца жизни официально был его соправителем. Использовал титул «Великий государь» и совершенно необычное сочетание монашеского имени «Филарет» с отчеством «Никитич»; фактически руководил московской политикой. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

Штрафная наглость

Власти выписали москвичам 54 000 штрафов через приложение «Социального мониторинга», которое установили 60 000 чудаков, на общую сумму свыше 216 миллионов рублей. И нам говорят что при монархии хуже было.

Евгений Родионов – русский солдат, не отрекшийся от веры

Жизнь рядового Евгения Родионова до службы в армии не отличалась особыми событиями, он окончил девять классов школы, работал на мебельной фабрике, учился на водителя.

Да, было еще одно событие, в двенадцатилетнем возрасте Женя сознательно надел нательный православный крест и никогда больше не снимал его. Это было в 1989 году, до модного увлечения церковными обрядами, когда все повально кинулись креститься и венчаться, было еще далеко. К тому же Женя жил в глубинке – в Пензенской области, а в провинцию общественные перемены доходят с некоторым опозданием.
Носить крест было его принципиальным решением. Таким же, как и пойти в армию, Родионов даже и не пытался стать уклонистом, в девяностых это явление приобрело серьезные масштабы, сотни тысяч призывников не служили в армии, используя знакомства и связи родителей и родственников.

Евгений был призван в армию летом 1995 года, службу проходил в погранвойсках, в январе 1996 года был направлен в Назрановский погранотряд на границу с Чечней, в которой шла война.

14 февраля 1996 года во время нахождения на блокпосте вместе с сослуживцами Андреем Трусовым, Игорем Яковлевым и Александром Железновым был захвачен в плен пятнадцатью боевиками бригадного генерала Чеченской Республики Ичкерия Руслана Хайхороева.
Известие прессы об исчезновении четверых срочников оказалось незамеченным – в стране шла очередная предвыборная президентская кампания, и никому не было дела до пропавших солдат.

В части исчезновение ребят обнаружили не сразу, а мать Евгения Любовь Васильевна получила телеграмму такого содержания:
«Настоящим сообщаю что ваш сын Родионов Евгений самовольно оставил часть 14/2 1996 прошу вас принять меры к возвращению его в часть ком вч 1024 полк Буланичев».

Уверенная в честности своего сына, который не считал возможным даже обсуждение вопроса об отсрочке от воинской службы, женщина направилась в Чечню, где в течение нескольких месяцев предпринимала самостоятельные поиски пропавшего Евгения.

Материальную поддержку, необходимую для поисков сына, Любови Васильевне оказали газета «Завтра», разместившая объявление о помощи, и люди, отозвавшиеся на призыв.

Во время поисков матери пришлось пройти через немыслимые испытания: полное равнодушие военных, жесткие и несправедливые обвинения поддерживавших чеченскую «демократию» правозащитников, и даже плен у Ширвани, брата Басаева. В плену Любовь Васильевна претерпела избиения, тяжелые травмы и голод, прежде чем ей удалось встретиться с убийцей сына Русланом Хайхороевым и узнать подробности его гибели.

Сначала боевики пытались выяснить «платежеспособность» родственников захваченных в плен русских ребят. Для бандитов взятие в плен российских солдат являлся способом заработать, за каждое действие – строчку домой или фотоснимок была установлена такса.

Тех, кто был неспособен заплатить, жестоко убивали. Четверо срочников оказались неплатежеспособны, они разделили участь многих российских солдат, принявших смерть в плену.

23 мая 1996 года – в день, когда Евгению Родионову исполнилось девятнадцать лет, его пытали и предлагали снять православный крест. Заставляли отречься от христианской веры и перейти в ислам.

«…У него был выбор, чтобы остаться в живых. Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался…», – сообщил матери убийца Хайхороев.

Русский мальчик крест не снял и от веры не отказался. Он повторил подвиг, который в XIII веке совершил князь Михаил Черниговский, в Орде его принуждали поклониться идолу Чингисхана, после отказа последовала казнь.

Он повторил подвиг унтер-офицера Фомы Данилова, которому тоже предлагали принять ислам, но тот предпочел смерть.

Русскому солдату Хайхороев голову отпилил электрической пилой.

Тело сына мать опознала по тому самому крестику. Тело мученика и исповедника Евгения Родионова с присоединенной главой было доставлено в Россию. День рождения Евгения стал для него днем вступления в вечность.

Нательный крестик Жени как святыня хранится в храме в Пыжах, а его надгробный крест украшает скромная надпись: «Здесь лежит русский солдат Евгений Родионов, защищавший Отечество и не отрекшийся от Христа, казненный под Бамутом 23 мая 1996 года».

Евгения Родионова как святого почитают многие православные люди не только в России, но и в других православных странах, особенно в Сербии, Черногории и Греции, здесь его называют Евгением Русским.

Интересный случай.

Н.В. Саблин в описании своей службы на «Штандарте» вспоминает о случае, которому он был свидетелем. Плавая в финских шхерах со своей семьей на «Штандарте», Государь находился в отличном настроении, довольный удачной охотой и чудным днем. Когда министр двора доложил о прибытии Витте, то глаза Императора мгновенно потухли. Скоро прибыл на борт яхты сам Витте, которого Государь принял мило и любезно, выслушал доклад ,но после этого, видимо, ждал отъезда дорогого гостя. Надо думать, что граф Витте это понял и после обеда быстро откланялся. Проводить его было поручено Саблину. Когда капитан вернулся то увидел Николая II, стоявшего неподалеку от входного трапа. Узнав, что граф уехал, Государь весело сказав: «Ну, слава Богу, теперь не вредно сыграть партию в домино», пригласил своих партнеров в царскую рубку. Когда все уселись, то Государь затянувшись толстой папиросой, заметил: «»Хорошо быть дома, в своей компании и когда уйдут гости… Кто начинает?»

Фельдфебель СЗА из вольнопределяющихся, наводчик Брунс Владимир Леонтьевич

Вольноопределяющийся Северо-Западной Армии. Дважды ранен. После ликвидации Армии уехал в Ригу. Скаутмастер. Состоял в Христианском союзе молодых людей, играл за теннисный клуб «YMCA». 27.09.1940 арестован. 8.03.1941 осужден, приговорен к 8 годам ИТЛ. Участвовал в восстании заключенных в лагерном пункте «Лесорейд» в селе Усть-Уса в Коми АССР, в первый же день которого погиб при захвате здания ВОХР. Похоронен на кладбище лагерного пункта. Его сын Дмитрий Брунс, в дальнейшем, главный архитектор Таллина в 1960-е — 1980-е.

Памятник Петру I-плотнику

Петр I запечатлен обучающимся искусству плотника. Копия такого памятника была подарена правителю Голландии, ведь именно там император научился этому ремеслу. Согласно приказу Николая II скульптор Леопольд Берштрам сохранил для потомков этот образ одного из самых популярных правителей Российской империи.

История Русской Живописи

В России историческая картина появилась во второй половине XVIII в. и  сразу же заняла ведущее место в живописи. Основоположником исторического жанра был А. П. Лосенко. Его картина «Владимир и Рогнеда» (1770) изображала сюжет из русской истории.

Помощь заключенному

Кирилл уже больше года в СИЗО. 7 мая был ровно год как, может вы помните как сообщество простаивало несколько месяцев. Ему вменяют организацию экстремистского сообщества.Сейчас помощь нужна ему. Над его защитой работает хороший адвокат. Естественно это стоит довольно больших денег, к тому же финансы нужны и на более менее сносное выживание в условиях изолятора.

Реквизиты для поддержки:
Карта сбербанка 4817 7601 3975 8597 (Ученова Светлана Павловна, мама Кирилла)

Андрей Владимирович Романов

Великий князь Андрей Влади́мирович (Андрей Владимирович Романов; 2 мая 1879, Царское Село — 30 октября 1956, Париж) — четвёртый сын великого князя Владимира Александровича и Марии Павловны, внук Александра II.

Воспитание и общее образование получил под наблюдением своих родителей.
В службу вступил в 1895 году. В 1902 году окончил Михайловское артиллерийское училище, откуда был выпущен подпоручиком в 5-ю батарею гвардейской Конно-артиллерийской бригады.
Чины: флигель-адъютант (1899), поручик (1902), штабс-капитан (1906), капитан (за отличие, 1908), полковник (1910), генерал-майор Свиты (1915).
В 1902 году поступил в Александровскую военно-юридическую академию, которую окончил по 1-му разряду в 1905 году и был зачислен по военно-судебному ведомству. С 19 июня 1905 по 23 апреля 1906 года был прикомандирован к военно-юридической академии для переводов иностранных военно-уголовных уставов. 29 августа 1910 года назначен командиром 5-й батареи лейб-гвардии Конно-артиллерийской бригады, а 8 июля 1911 года назначен командиром 6-й Донской казачьей артиллерийской батареи. Последнюю должность занимал до 26 февраля 1914 года. С 2 марта 1911 года состоял сенатором, не присутствующим в департаментах. Кроме того, со 2 мая 1879 года состоял шефом 130-го пехотного Херсонского полка, а с 10 января 1912 года — почётным казаком Верхне-Курмоярской станицы. С началом Первой мировой войны состоял при Генеральном штабе. 7 мая 1915 года назначен командующим лейб-гвардии Конной артиллерией, а 15 августа того же года произведён в генерал-майоры с утверждением в должности и зачислением в Свиту.
3 апреля 1917 года был уволен от службы «по прошению» с мундиром. После революции с матерью и братом Борисом жил в Кисловодске (туда же приехала Кшесинская с их сыном Вовой — связь «скрывалась» от матери Андрея). 7 августа 1918 года братья были арестованы и перевезены в Пятигорск, но через день отпущены под домашний арест. 13 числа Борис, Андрей и его адъютант полковник Фёдор Фёдорович Кубе бежали в горы, в Кабарду, на парной линейке, где и скрывались до конца сентября.
«На следующий день, 23 сентября, под вечер, с гор вернулись Великие Князья Борис и Андрей Владимировичи с полковником Кубе, верхом, в сопровождении кабардинской знати, которая охраняла их во время перехода из Кабарды в Кисловодск. За то время, что братья скрывались в горах, они обросли бородами, и Андрея многие принимали за Государя. Действительно, сходство было», вспоминает Кшесинская.
По совету генерала Покровского Мария Павловна с сыновьями решила перебраться в Анапу, поскольку город был портом. В конце 1918 года Анапу приехал начальник английской базы в России генерал Пуль в сопровождении состоявшего при нем генерала Гартмана, чтобы передать предложение английского правительства Великой Княгине Марии Павловне выехать за границу. «Великая Княгиня отклонила это предложение, считая, что она находится в полной безопасности, и заявила о своем непреклонном решении покинуть пределы России лишь в том случае, когда другого выхода не будет. Этот ответ был оценен генералом Пулем. Затем он выразил своё мнение, что Андрею следовало бы поступить в Добровольческую армию, но Великая Княгиня категорически против этого восстала, заявив, что не было случая в России, чтобы члены Династии принимали участие в гражданской войне», сообщает Кшесинская.
В марте уехал брат Борис с будущей женой Зинаидой Рашевской. 29 марта англичане еще раз прислали корабль за Марией Павловной: адмирал Сеймур (англ.), командующий английской эскадрой в Чёрном море, предлагал их вывезти в Константинополь, если Анапа будет в опасности, но Мария Павловна опять отказалась наотрез. В мае семья переехала обратно в Кисловодск, который был освобождён от большевиков, где и оставались до декабря 1919.
«В самый канун Рождества были получены очень тревожные сведения о положении на театре военных действий, и мы сразу же решили покинуть Кисловодск, дабы не застрять в мышеловке, и отправиться в Новороссийск, откуда, в случае надобности, легче было уехать за границу. С болью в сердце Андрей и его мать вынуждены были решиться покинуть Россию», пишет Кшесинская.
4 (17) января беженцы прибыли в Новороссийск, где жили прямо в вагонах. 19 февраля (3 марта) года отплыли на пароходе «Семирамида» итальянского «Триестино-Лойд». В Константинополе они получили французские визы.
С февраля 1920 года — в эмиграции. В марте 1920 года прибыл во французский Кап-д’Ай на Ривьере, где Кшесинской принадлежала вилла.
В 1920 году в Контрексевиле скончалась мать Андрея, и в 1921 году в Каннах он женился на Матильде Феликсовне Кшесинской, знаменитой балерине.
Монархист-легитимист, активно поддерживал своего старшего брата Великого князя Кирилла Владимировича, в 1924 году принявшего титул Императора Всероссийского в изгнании. Являлся Августейшим представителем Государя Императора Кирилла I во Франции и председателем Государева совещания при нём. Андрей Владимирович открыто поддержал притязания Анны Андерсон и признал в ней Великую княжну Анастасию, младшую дочь Императора Николая II, но под давлением семьи был вынужден отказаться от своего признания.
Во время немецкой оккупации Франции сын Андрея Владимировича, Владимир Красинский, как член «просоветского» Союза Младороссов, был арестован гестапо и оказался в концлагере. Отец почти обезумел от горя, обращался к различным группам и лицам русской эмиграции и нигде не получил никакой поддержки. Спустя 144 дня заключения сына ему удалось добиться снятия с сына обвинений о занятии «вредной» для Германии деятельности, и Владимир Красинский был освобождён.
После смерти в 1943 году Бориса Владимировича на протяжении 13 лет оставался последним великим князем дома Романовых. После смерти Андрея Владимировича в 1956 году великих князей Романовых из рождённых до февраля 1917 года не осталось. Почётный председатель Союза измайловцев (1925), также почётный председатель Союза взаимопомощи офицеров лейб-гвардии Конной Артиллерии. Председатель русского историко-генеалогического общества (Париж), с 1947 года — председатель Гвардейского объединения.

Красная Площадь, начало XX-го века

Как-же прекрасно выглядит Спасская башня, с Двуглавым Орлом на шпиле.

Что у нас во Франции?

Во Франции всё по плану. Полиция Парижа штурмует мигрантское гетто. Французы, пуская мигрантов, желали именно этого. Так же и в России, заполняя страну нелегалами, и раздувая легальные квоты, мы приближаемся к ночному световому шоу.

Стабилизация для голосования

Президент заявил, что ситуация с распространением COVID-19 в России стабилизировалась, но призвал готовиться ко второй волне заболевания.

Стабилизировалась, потому что нужно провести голосование по поправкам к Конституции.

Царь земли Русской

В 1897 году была проведена первая в России полномасштабная перепись населения, в которой участвовал и император. В графе “род занятий” он написал: “Хозяин земли Русской”

Из похода Яссы-Дон

Проявивший в бою трусость или недовольство тяготами похода изгонялся из отряда. Шёл процесс отсеивания «неустойчивого элемента». Мародерство пресекалось. Дроздовцы платили за продукты, получаемые от населения. Самовольные реквизиции, которыми поначалу грешили некоторые кавалеристы, были раз и навсегда пресечены Дроздовским, бывшим против всяких реквизиций. В результате большая часть населения по пути была настроена дружески или нейтрально. Так, подход белых к Мелитополю вылился в сплошное триумфальное шествие. Дроздовцев приветствовали и встречали хлебом-солью. Здесь же белые стали обладателями блиндированной платформы, которая вместе с паровозом и составила первый бронепоезд дроздовских частей. Кроме того, состав бригады пополнился двумя командами мотоциклистов: в городе был найден десяток исправных мотоциклов. В целом по пути отряды довольно успешно пополнял матчасть. Чаще всего за счёт складов, попадавшихся на пути. В Мелитополе удалось найти обувь и материал для обмундирования, в Мариуполе у красных отбили лошадей, в Бердянске и Таганроге – пополнили запас оружия и боеприпасов, обнаружили автомобили и бензин и т. д.

Некрополи Музея Городской Скульптуры.

Музей городской скульптуры находится на Невском проспекте, 179. Основной особенностью музея является то, что скульптуры находятся под открытым небом. Также этот музей единственный в стране, где реставрируют городские памятники. Сюда приходят почтить память знаменитых музыкантов и художников. В музее есть два некрополя. Это некрополь 18 века и некрополь мастеров искусств.
В некрополе 18 века можно увидеть памятники и скульптуры знаменитых в то время людей. Это Князь Александр Белосельский-Белозерский, Магир Густав Адольф, Александра Глинка, Петр Завадовский и много других людей, чьё имя вошло в историю.

Александр Столетов (1839-1896). Исследователь фотоэффекта.

Александр Столетов внес значительный вклад в мировую науку. Он установил первый закон эффекта, говорящий о том, что электрический ток, образованный в веществе под действием падающего света, пропорционален интенсивности этого света. Кто забыл школьную физику, тем напомню: фотоэффект заключается в выбивании электронов из вещества падающими квантами света. Эти электроны потом образуют ток, который можно использовать в фотоэлементах.