Фронда

Что происходило в Доме Романовых накануне Госпереворота? Почему никого из родственников не оказалось рядом с Царской Семьёй и никто из них даже не попытался вступиться за Царя, как того требовала Присяга?
Напомним, заканчивается война и Россия практически выигрывает её. Подписаны все предварительные договоры по итогам войны, Россия в них признаётся победителем, ей отходят Средиземноморские проливы, Западная Армения и часть Северного Курдистана, ряд других земель. Уже сшита форма по эскизам М. Васнецова для победного парада в Берлине. Несмотря на нелегкие издержки, связанные с войной, РИ находится на пике своего развития: занимает первое место в мире по темпам экономического роста, темпам роста ВВП, по расцвету образования, науки, культуры (Серебряный век).
Но Великокняжеская фронда ничего этого не желала видеть, словно обезумела… Руководимая тайными силами с помощью политических, оккультных и экономических рычагов, посредством масонских лож, которых насчитывалось уже десятки и в которые входили многие из Великих Князей (в.к. Николай Михайлович, в.к. Александр Михайлович, в.к. Кирилл Владимирович и др.) они плели заговоры, готовили переворот, раскачивали и без того сложную политическую ситуацию.
В 1916 г. 15 Великих Князей дома Романовых, образовали «Великокняжескую фронду». Основными требованиями фронды было свержение Царя, устранение Г. Распутина, Императрицы Александры Федоровны, а также введение «ответственного министерства» — т.е. правительства, подотчетного парламенту. Интересно, что идея ответственного министерства станет позже общей идеей заговорщиков.
Неформальным главой фронды считался в.к. Николай Михайлович Романов, масон, прозванный за радикальность своих взглядов Филиппом Эгалите. 1 ноября 1916 г. Николай Михайлович направил Императору письмо с этими требованиями. 7 ноября 1916 г. схожее письмо пишет в.к. Николай Николаевич. 11 ноября о том же Царю пишут в.к. Георгий Михайлович и брат Николая II в.к. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ. В.к. Михаил в это время также публично заявляет, что «сочувствует английским порядкам», т.е. парламентаризму. 28 ноября к оппозиции присоединилась даже мать Царя, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, потребовавшая от сына отставки с должности председателя правительства Штюрмера. На состоявшейся 3 декабря встрече в.к. Павла Александровича с Императором, которой князь бесцеремонно потребовал, он заявил от имени семейного совета о небходимости принятия Конституции и удалении Распутина и Штюрмера от двора. На что Царь ожидаемо ответил отказом. По сути это уже был переворот.
16(30) декабря 1916 г. происходит жестокое убийство Г. Распутина. После этого «великокняжеская фронда» ещё больше активизировалась.
Через несколько дней Государь принёс в комнату Императрицы перехваченное Министерством Внутренних Дел письмо княгини Юсуповой, адресованное Великой Княжне Ксении Александровне, родной сестре Царя. Вкратце содержание было следующим: «Она (Юсупова), как мать грустит о положении сына, но Сандро (в.к. Александр Михайлович) спас всё положение; она только сожалела, что в этот день они НЕ ДОВЕЛИ СВОЕГО ДЕЛА ДО КОНЦА И НЕ УБРАЛИ ВСЕХ, КОГО СЛЕДУЕТ… Теперь остаётся только «ЕЁ» запереть. …»
Государь сказал, что всё это так низко, что ему противно этим заниматься. Императрица же всё поняла. Она сидела бледная, смотря перед собой широко раскрытыми глазами…».
В эти же дни С.В.Марков пишет: «Ш. утром узнал, что … на Императрицу Александру Феодоровну в конце февраля или начале марта готовится покушение. Лицу, согласившемуся исполнить этот адский замысел, обещалась крупная награда».
Из письма Зинаиды Юсуповой также стало ясно, что в убийстве Г. Е Распутина были замешаны помимо в.к. Дмитрия Павловича и другие члены Императорского дома: в к. Николай Николаевич и его жена в.к. Анастасия Николаевна, в.к. Николай Михайлович. Иначе, за что же их было высылать «по окончании этого дела», т.е.после расследования убийства Г. Распутина? Несомненно, поддерживал их и в.к. Александр Михайлович, а также — в.к. Мария Павловна и в.к. Кирилл Владимирович.
Об этом же определённо свидетельствует и дворцовый комендант В.Н. Воейков: «Члены императорской фамилии утратили всякую меру самообладания; в.к. Мария Павловна Старшая, по доходившим до меня сведениям, не стеснялась при посторонних говорить, что надо убрать Императрицу; … Совершенно непонятно, почему члены Императорской фамилии, высокое положение и благосостояние которых исходило исключительно от императорского Престола, стали в ряды активных борцов против Царского строя, называя его режимом абсолютизма и произвола по отношению к народу, О КОТОРОМ ОНИ, ОДНАКО, ОТЗЫВАЛИСЬ КАК О НЕКУЛЬТУРНОМ И ДИКОМ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТРЕБУЮЩИМ ТВЁРДОЙ ВЛАСТИ. …»
В феврале 1917 г. когда Романовы были «кинуты» своими подельниками думцами, они бросились присягать на верность Временному правительству. В дальнейшем многим заговорщикам позволили покинуть страну, пригрозив разоблачением. В связи с этим всю свою оставшуюся безбедную жизнь они отрабатывали — строчили лживые «мемуары», порочащие свергнутого ими и умертвленного при их поддержке Последнего законного Правителя России…
В последний год существования великой Империи за Монархию здесь боролся только сам Монарх…