Фронда при Александре III

Александр III, Став Императором, вынужден был буквально с первых шагов объяснять своей многочисленной родне, что у нее есть не только права, но и обязанности по отношению и к государству, и к Царю. Ему было 36 лет, когда он взошел на трон, в течение 15 лет, согласно статусу наследника, он уже участвовал в государственной деятельности, хорошо разбирался в дворцовых интригах и знал подноготную великокняжеских семейств. Зная это и принимая во внимание харизму Царя, члены дома Романовых Его остерегались и недолюбливали: «Они боялись Его (боязнь иногда входит в семейные традиции), но, за немногими исключениями, не чувствовалось с их стороны привязанности. Государь – исполнитель долга неудобен семье, не признающей ничего, кроме прав». (Половцев А. А. Дневник 1877–1878 гг. // Александр Второй: Воспоминания. Дневники. С. 304.) Наибольшую неприязнь Император испытывал к семье В.К. Николая Михайловича, женатого на принцессе Цецилии Баденской, которая была биологической дочерью придворного Луи фон Габер — сына еврея Соломона Габера (1760-1840) — крупного банкира и фабриканта.
Вступать в конфронтацию с Царем не решались, но вот Мария Федоровна попала под удар с самого приезда в Россию. Так например, сразу же после свадьбы без всяких оснований был пущен слух, что она не может иметь детей. Когда родился первенец, а затем последовала новая беременность, эти слухи прошли, но отношение к Марии Федоровне еще долго оставалось холодным.
Когда В.К. Михаил Михайлович заключил морганатический брак и его сослали на окраину Империи, Михайловичи были в бешенстве и не стеснялись в выражениях: «Семейство полагает, что такое изменение произошло под влиянием Императрицы, которая опасается морганатических браков для своих сыновей. Что за ЧУДОВИЩНОЕ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ НИЧТОЖЕСТВО изображает из себя ЭТА ДАТЧАНКА».
Их ненависть и интриги против Александры Федоровны будут осуществляться по уже отработанному сценарию.
Средний сын В.К. Александр Михайлович (Сандро) реализовал честолюбивые чаяния матери, женившись на старшей дочери Александра III, правда, пришлось несколько лет настойчиво добиваться согласия на брак. Своего зятя Император Александр III переносил с трудом. С.Ю. Витте упоминал, что у В.К. Александра Михайловича «не только внешний тип еврейский, но что он обладает, кроме того, вообще отрицательными сторонами еврейского характера… Император очень не любил этого Великого Князя». Он долго противился браку своей дочери Ксении с ним и согласился, только видя ее непомерные страдания.
Александр Михайлович, как и его брат Николай Михайлович отличался лживостью, интриганством, цинизмом. Он обладал даром на ровном месте устраивать скандалы и вражду, очерняя тех, с кем был не согласен.
Для Александра Михайловича отношение к нему Императора Александра III не было тайной. Он упоминал о своем примечательном диалоге с Царем. Как-то во время одной из поездок Император в поезде обратил внимание на резиновую ванну Великого Князя. Сандро, демонстрируя свою ванную, вскользь заметил, что наконец-то хоть что-то у него понравилось Государю.