Памятник Минину и Пожарскому — послереволюционная судьба

После революции Минин и Пожарский стали мешать — физически (парадам) и идеологически (Минин указывал теперь на мавзолей Ленина и на Кремль с новыми хозяевами). Среди москвичей даже ходила такая шутка о памятнике:
«Смотри-ка, князь, какая мразь
В Кремле московском завелась».

В 1930 Минин и Пожарский были перемещены со своего места к храму Василия Блаженного. При этом местоположении потерялся смысл памятника — теперь Минин показывает неизвестно куда.
Кстати, в советское время обе исторические личности, которым был посвящён памятник, подверглись жёсткой критике со стороны литературных деятелей. В столичной газете «Вечерняя Москва» от 27 августа 1930 года была опубликована статья «Пора убрать исторический мусор с площадей» публициста Владимира Блюма (члена ВКП(б) с 1917 года). В ней он называет Минина и Пожарского «представителями боярского торгового союза, заключённого 318 лет назад на предмет удушения крестьянской войны», которые «и не думают убираться восвояси». Поэт Джек Алтаузен (настоящее имя — Яков Моисеевич Алтаузен), сын еврея — конюха, высказал подобное мнение в стихотворной форме, предлагая расплавить памятник «двум лавочникам». Писатель Демьян Бедный (настоящее имя Фима Придворов, член РСДРП(б) с 1912 года) также внёс свой вклад, поддерживая идею о сносе памятника. Он написал поэтический фельетон «Без пощады» в газете «Правда» от 6 декабря 1930 года, где заключил, что на месте «двух казнокрадов» мог бы стоять крымский еврей Хозя Кокос, который помог Ивану III в свержении ордынского ига. Как ни странно, секретариат ЦК ВКП(б) в специальном постановлении строго осудил Демьяна Бедного за «фальшивые нотки, выразившиеся в огульном охаивании „России“ и „русского“».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org