Зверства красных в Николаевске-на-Амуре

В Николаевске-на-Амуре в 1920 году после занятия города красными происходили страшные вещи. Описаны они в книге Константина Александровича Емельянова – непосредственного участника тех страшных событий, чудом выжившего среди партизанского террора. Называется эта книга весьма показательно – «Люди в аду» (Владивосток, Изд. ВГУЭС, 2004). Вот некоторые отрывки.

«…Красные 28 февраля вошли в город и тотчас приступили к аресту русских граждан по спискам, видимо, ранее ими составленным.
К 11 марта 1920 года тюрьма, арестное помещение при милиции и военная гауптвахта были переполнены арестованными. Всего арестованных было в тюрьмах около 500 человек, в милиции около 80 и на гауптвахте человек 50.

12 и 13 марта все русские, заключённые в тюрьме, на гауптвахте и в милиции, были убиты партизанами. Таким образом, в эти дни погибло свыше 600 русских, по преимуществу, интеллигентов.
…Аресты, обыски, конфискация имущества, убийства граждан не прекращались ни на один день» (с. 28 -29).

«…Партизаны пороли, пытали, расстреливали, жгли, кололи штыками, рубили шашками и топорами, насиловали, грабили, убивали колотушками для глушения рыбы, вспарывали женщинам животы, разбивали черепа грудным младенцам» (с. 20).

Из арестованных, содержавшихся «в неотапливаемой камере, находящихся в одном белье и ожидающих каждый для себя на следующий день мучений и страданий», практически никто не выжил.
«Мучениям и издевательствам в местах заключения подвергались все. Пороли, били, мучили мужчин и женщин без различия возраста. Что происходило там, правильно может представить себе только тот, кто сам пережил это. Переживших же мучения осталось случайно 3 – 5 человек. Остальные погибли ужасной смертью под прикладами и штыками красноармейцев.

Мучения всех заключённых были ужасны, но и среди этих страданий были выдающиеся по способам их причинения и их многократности. Сами мучители сознавали, что этим лицам пришлось вытерпеть всё, что только могла придумать разнузданная чернь, получившая право жизни всех граждан в свои руки.
Этим наибольшим мучениям подверглись, насколько мне известно по рассказам надзирателей тюрьмы, поручик Токарев, корнет Парусинов и полковой священник о. Рафаил Воецкий.
Не смотря на великое физическое здоровье, поручик Токарев не в состоянии был перенести всех нравственных и физических страданий, выпавших на его долю» и «сошёл с ума…» (с. 91).

Корнет Парусинов … до последнего момента сохранил сознание и необыкновенные мужество и твёрдость.

Про полкового священника о. Рафаила Воецкого рассказывали, что он держался с необыкновенным достоинством, поражавшим даже мучителей.
Сами красноармейцы утверждали, что у него во время мучений не могли добиться крика или стона, и только при потере сознания они вырывались из него. Когда страдания достигали у него наивысшей степени, он просил пить, в чём ему, как говорили красноармейцы, не отказывали.
В ночь на 13-е марта всех заключённых в тюрьме перебили по приказанию начальника гарнизона Комарова. Что происходило в местах заключения в ту ночь, – можно только догадываться.
Из событий этой ночи известны только отрывочные данные, полученные от красноармейцев и тюремных надзирателей. Некоторые красноармейцы покидали окопы только с единственной целью «прикончить хоть одного буржуя».
Про священника о. Рафаила Воецкого передавали, что он товарищам по камере дал последнее напутствие, сам же молился за всех своих мучителей. Личность и поведение священника Воецкого произвели большое впечатление даже на партизан-китайцев. Они передавали многим из жителей Николаевска, что во время его смерти голова его была окружена сиянием» (с. 92).

Святый священномучениче Рафаиле и иже с ним пострадавшии, молите Бога о нас! Иерей Рафаил Воецкий (+13/26. 03.1920).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org