Балтийские матросы — с Царем до конца…

Первыми из слуг русского царя были казнены матросы императорской яхты «Штандарт» Климентий Григорьевич Нагорный, служивший при Цесаревиче Алексее, и Иван Дмитриевич Седнев, служивший при Великих Княжнах. Их арестовали 27 мая 1918 года, увезли в тюрьму и вскоре расстреляли.
Когда царская семья в августе 1917 года высылалась в Тобольск, возможность покинуть службу была у всех императорских слуг, но они предпочли остаться и добровольно отправились вместе с ними в ссылку.
В апреле 1918 года в Тобольск прибыл большевистский вооружённый отряд, под командованием матроса Балтийского флота — П. Д. Хохрякова. Узнав, что в числе слуг царской семьи есть и матросы-балтийцы, Хохряков пригрозил, что сведёт счёты с «предателями революции», «позорящими революционный флот», если они не оставят своей службы при царской семье.
А. А. Теглева, няня царских детей, вспоминала: «Нагорный держал себя смело и свою будущую судьбу себе предсказал сам. Когда мы приехали в Екатеринбург, он мне говорил: Меня они, наверное, убьют. Вы посмотрите, рожи-то, рожи у них какие! У одного Родионова чего стоит! Ну, пусть убивают, а все-таки я им хоть одному-двоим, а наколочу морды сам!»
Оказавшись в доме Ипатьева, Нагорный и Седнёв поднимали голос в защиту притесняемых охраной узников, принялись смывать со стен стихи и рисунки неприличного и оскорбительного для царской семьи содержания, которые оставляли красноармейцы-охранники. Но окончательно решило их судьбу то, что они позволили себе открыто возмущаться тем, что охрана ворует вещи, принадлежащие царской семье. Пьер Жильяр вспоминал впоследствии: «…эти два милых малых не могли скрыть своего возмущения, когда увидели, как большевики забирают себе золотую цепочку, на которой висели у кровати больного Алексея Николаевича его образки».
Перед казнью они, по свидетельствам очевидцев, держались мужественно и ободряли других смертников. Убийцы оставили их трупы на месте убийства не захороненными.
Когда Екатеринбург был занят белыми, трупы К. Г. Нагорного и И. Д. Седнёва, полуразложившиеся и исклёванные птицами, были найдены и торжественно захоронены у церкви Всех Скорбящих. Очевидцам похорон запомнилось, что могилы бывших матросов «Штандарта» были усыпаны множеством белых цветов. Могилы их не сохранись — их уничтожили, когда советская власть устраивала на месте кладбища городской парк…
На фото:
Климентий Нагорный с наследником. Около 1911 г.;
Иван Дмитриевич Седнев.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Крест в память о Цесаревиче. Река Чусовая.

Камень Олений многие считают самой красивой скалой на реке Чусовой. Он находится на 176 километре реки Чусовой от турбазы Чусовая. Поблизости от камня находится небольшая деревня Ёква (1 км напрямик или около 3 км по реке).

На вершине камня в 2011 году установлен Георгиевский Крест в память о царевиче Алексее.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Царская семья — отношение к сплетням

Во время семейных бесед их разговор всегда был далек от всяких мелких пересудов, затрагивавших чью-либо семейную жизнь и бросавших какую-либо тень на одну из сторон, — писал один из приближенных. —  В течении многих дней и вечеров, когда я имел радость находиться в близком общении с Царской Семьей, я не разу не слышал даже намека на сплетню, столь оживлявшую всегда все классы как нашего, так и иностранного общества.   Попытки некоторых близких лиц нарушить это обыкновение неизменно встречались молчанием и переменой разговора.   В этом отношении семья моего Государя была единственной из всех, какие я когда-либо встречал: о них сплетничали все, даже близкие родные, они не сплетничали ни о ком.

из воспоминаний Анны Вырубовой

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Безоблачное счастье безграничной любви

«Жизнь их Величеств была безоблачным счастьем взаимной безграничной любви, За 12 лет я никогда не слышала ни одного громкого слова между ними, не разу не видала их даже сколько-нибудь раздраженными друг против друга.   Государь называл Ее Величество Sunny (солнышко).   Приходя в ее комнату, он отдыхал, и Боже сохрани какие-нибудь разговоры о политике или о делах. Заботы о воспитании детей и мелкие домашние дрязги императрица несла одна.   «Ведь Государь должен заботиться о целом государстве», — говорила она мне.   Заботы о здоровье Алексея Николаевича они несли вместе.   Дети буквально боготворили родителей».
Вся семья Николая II сторонилась сплетен и слухов и относилась к ним, как к чему-то нечистому.

из воспоминаний Анны Вырубовой

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Другой такой Семьи я не встречал…

«Про всю Августейшую Семью в целом я могу сказать, что все Они очень любили друг друга и жизнь в Своей Семье всех Их духовно так удовлетворяла, что Они иного общения не требовали и не искали.   Такой удивительно дружной, любящей Семьи я никогда в жизни не встречал и, думаю, в своей жизни уже больше никогда не увижу».

из воспоминаний генерала М.К. Дитерихса

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Княжна Мария Николаевна

Константин Егорович Маковский. «Портрет великой княжны Марии Николаевны». 1905 год.

Великая княжна Мария Николаевна была самая красивая, типично русская, добродушная, весёлая, с ровным характером, приветливая девушка. Она умела и любила поговорить с каждым, в особенности с простым человеком. Во время прогулок в парке вечно она, бывало, заводила разговоры с солдатами охраны, расспрашивала их и прекрасно помнила, у кого как звать жену, сколько ребятишек, сколько земли и т.п. У неё находилось всегда много общих тем для бесед с ними. За свою простоту она получила в семье кличку «Машка»; так звали её сёстры и цесаревич Алексей Николаевич

М.К. Дитерихс

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Царская Семья — это Аристократия Духа

Поворотным пунктом в моем личном отношении к Царской Семье стало одно событие. Еще будучи студенткой, я однажды шла по Москве и увидела, что на витрине одного из издательств были выставлены фотографии Царской Семьи. Когда я увидела их лица, я просто оторопела, потому что поняла, что то, о чем говорили нам в школе – это ложь. Потому что члены Царской Семьи – не просто аристократы: это – духовная аристократия, это гораздо выше – аристократия духа. Есть такое понятие, что в глазах людей отражается небо. То есть когда становится ясно, куда устремлена их душа – вверх или вниз… Так вот в глазах Святых Царственных Страстотерпцев отражается небо – то, чем они жили, то, что отразилось в их образе. Анализируя все, что было написано о Царской Семье, я пришла к глубокому убеждению, что в основе их семейного счастья было заложено то, что в православии называется обычным словом – целомудрие. Это то слово, которое сейчас стараются затереть, убрать из нашего лексикона. Так вот, что такое целомудрие? Целомудрие – это целостность, мудрое отношение к жизни, чистота души и тела, целостность ума, не загрязненного страстями. Таким образом, целомудрие – целостное отношение к жизни, когда вершиной всего является Бог, и все идет, опираясь на духовность…

Из статьи монахини Нины Крыгиной «Царская Семья как идеал христианской семьи»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

Музыка в жизни Царской семьи

Важной частью досуга царского семейства была музыка.  В библиотеке Николая II сохранились две книги, посвященные музыке, обе на немецком языке. Одна из них, автором которой был П.И.Чайковский, содержит воспоминания и статьи, посвященные отдельным композиторам и их произведениям. Вторая книга посвящена жизни и творчеству Р.Вагнера.

Супруга Николая II Александра Федоровна получила прекрасное музыкальное образование. Она почти профессионально играла на фортепиано, очень любила произведения Шумана.

Сохранились сведения,что супруги – Николай Александрович и Александра Федоровна – иногда музицировали в четыре руки.   Играли в четыре руки и Анастасия с Марией.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Гармония Царской семьи

Из воспоминаний генерала М.К. Дитерихса «В своем кругу»
«Весь внешний и духовный уклад домашней жизни Царской Семьи представлял собою типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской, религиозной семьи.   Вставая утром от сна или ложась вечером перед сном, каждый из членов Семьи совершал Свою молитву, после чего утром, собравшись, по возможности, вместе, Мать или Отец громко прочитывали прочим членам положенные на данный день Евангелие и Послания.   Равным образом, садясь за стол или вставая из-за стола после еды, каждый совершал положенную молитву и только тогда принимался за пишу или шел к себе.   Никогда не садились за стол, если Отец чем-нибудь задерживался; ждали Его.   Когда кто-нибудь из Детей обращался к Матери по вопросам, касавшимся воспитания, образования или отношений внешнего свойства, Мать всегда отвечала: «Я поговорю с Отцом».   Когда к Отцу обращались с вопросом того или другого внутреннего или хозяйственного распорядка или с вопросом, касавшимся всей Семьи, Он неизменно отвечал: «Как Жена, Я поговорю с Ней».   Оба поддерживали авторитет друг друга и Оба по вере сознательно проводили идею «единой плоти и единого духа».

Даже в самые тяжкие для семьи времена предательств и заключения все поддерживали друг друга и не падали духом.   «Вся Семья жила в большой дружбе между собою и находила внутри Себя любовь и твердость переживать и с терпением и кротостью переносить наступившие для Нее дни тяжелого угнетения и унижения, а порой и оскорбления.   По свидетельству приближенных, старшие Великие Княжны поразительно сознательно и мужественно относились к постигшей Их Родителей перемене и преданной любовью и поразительной заботливостью старались Им облегчить горечь обид и унижений, выпавших на Их долю во время заточения».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Православный уклад Царской семьи

Весь внешний и духовный уклад жизни Царской семьи представлял собой типичный образец чистой, патриархальной жизни простой русской семьи.    Вставая утром ото сна или вечером перед сном, каждый из членов семьи совершал свою молитву.  Утром, собравшись вместе, мать или отец прочитывали детям положенное на день Евангелие и Послание.  Отец и мать поддерживали авторитет друг друга, и оба сознательно проводили идею  «единой плоти и единого духа».   Это была истинно православная семья.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Как Володя с Великими Князьями познакомился

Великий Князь Александр Александрович нанял для своих детей — Великих Князей Николая (будущего Николая II) и Георгия — няню, Александру Петровну Оллонгрен. Он разрешил сыну няни, Володе, воспитываться вместе со своими детьми. И вот настал день первой встречи мальчиков. Об этой встрече — наш рассказ

Когда пришло время, мамочка, изнемогая от усталости, беспрестанно крестясь, сказала:

— Ну а теперь пойдем.

— Куда?

—  Знакомиться с Великими Князьями.   Помни, что нужно быть хорошим мальчи­ком, вежливым, достойным.    Помни, что не каждому выпадает такая честь.    Перед Марь­ей Петровной шаркни ножкой, вот я кладу тебе в карман носовой платочек, ничего не смей рукавом делать…   Покажи, как ты шаркнешь ножкой.

 Я хочу шаркнуть ножкой, а в ногах — пуды. Прямо старик какой-то тридцатилет­ний, отживший жизнь. Ничто мне не мило, хочется, как девчонке, реветь, бухнуться на пол, тарабанить ногами, пусть идут, готов на любую порку, любой березой, но только без ненужных знакомств.   Я до сих пор был до­волен своей жизнью, никаких дворцов мне не нужно, пустите меня на Псковскую ули­цу: там ни винтовых лестниц, ни этих смеш­ных чертей из цирка.    И не понимаю, чего это дурила Аннушка сияет, как самовар, трет мне руки твердым духовитым мылом, ковыряет под ногтями, как будто черные ногти кому-то помешать могут.

И вот берет меня мамочка под руку и ве­дет.    Так, вероятно, Авраам вел Исаака.    С той разницей, что Исаак не знал, куда его ведут, а Владимир Константинович господин Оллонгрен отлично знает, куда и зачем его ве­дут.    С невероятной жестокостью мать рассо­вала своих детей, кого куда, а младшего сама ведет на жестокое испытание.    И тут впервые у меня пошатнулась вера в человека.    Перо­чинный нож на всякий случай я с собой при­хватил и всю дорогу ощупывал его в кармане.    Жизнь свою решил дешево не отдавать.

Вижу, в отдалении стоит один из цирка­чей и ждет.    Подходим — кланяется нам.    Ду­маю: «Мягко стелет».    Я пословицу эту хоро­шо по Псковской улице знал.    Сам не раз людей заманивал и потом топил баню.   Опыт есть.

 Циркач ведет, отворяет двери, входим в комнату и видим: стоит сероватая старуха и с ней два мальчика в матросских рубашечках.

 — Как тебя зовут?

 —  Владимир Константинович.

 — Фу, какой важный.

 Мама конфузится и толкает меня в бок, и подсказывает: «Володя».

 Я решил не сдавать позиций и стою на своем:

 — Владимир Константинович.

 Расчет простой: Владимира Константи­новича не так-то скоро возьмешь в работу, как какого-то Володю.

 Стою на своем и в третий раз повторяю:

 —  Владимир Константинович.

 Серая старуха идет на уступки и отвеча­ет не особенно по-русски, а с каким-то при­свистом, как у немки-булочницы.

—  Ну хорошо, — говорит, — Владимир Константинович, а вот это — Николай Алек­сандрович, а это — Георгий Александрович, Великие Князья, с ними учиться и жить бу­дешь.

Я сию же минуту закатил серой старухе персидский глаз и сказал:

  — Это Великие Князья?  Ха-ха, смеялася Жанетта!

Серая старуха затряслась животом и су­нула нас всех троих в соседнюю комнату, и в голове мелькнула мысль, что сейчас оно и начнется.

Огляделся: комната волшебная. Ничего подобного сроду не видывал. Во-первых, идет по полу железная дорога, маленькая, но настоящая, с рельсами, с сторожевыми будками, с тремя классами вагонов, стоят полки солдат с киверами, с касками, казаки в шапках, а вот лошади с гривами, верб­люды с горбами, а вот Петрушка, вот мед­ведь, вот Иван-дурак в клетчатых брюках, а вот барабан, ружья в козлах, труба с кис­точкой, гора песку. Глаза разбежались. Спра­шиваю:

— Чье это?

Старшенький матросик отвечает спо­койно:

— Наше.

— Не врешь?

— Не вру.

— Пустить железную дорогу умеешь?

— Умею.

—А ну пусти.

Матросик завел ключиком, паровоз побежал, из будки вышла сторожиха, замотала флагом, на платформе появился пузатый на­чальник, зазвонил звонок, и тут я впервые понял, что во дворце могут делаться чудеса.

У меня мороз по коже пошел, а мальчики в матросках стоят и не удивляются.

— Вы — Великие Князья? — спросил я старшенького.

— Да, — ответил тот.

Я расхохотался.

— Какие же вы Великие, когда вы — ма­ленькие?

— Нет, мы — Великие Князья, — серьез­но, с верой в правоту настаивал старшень­кий.

Второй молчал, смотрел на меня во все глаза и сопел.

—  Хорошо — сказал я, — становясь на изготовку, — если вы — Великие Князья, тог­да хочешь, вы оба, на левую руку.

— Мы не понимаем, — сказал старшень­кий.

—Чего ж не понимать? — сказал я. — Вот видишь, правую руку я завязываю поясом, а левую на вас обоих.

— Ты хочешь драться?

— Разумеется.

— Но мы на тебя не сердиты.

— Тогда я — первый силач здесь.

—Хорошо, — сказал примирительно стар­шенький, — а когда я рассержусь, мы попро­буем.

Он меня потряс, этот мальчуган, чис­тенький, хорошенький, с блестящими глаз­ками: на первый взгляд — девчонка.   Смот­рит прямо, улыбается, испуга не обнаружива­ет.   Опыт Псковской улицы мне показал, что вот такие девчонко-мальчики оказываются в бою иногда серьезными бойцами, и я с пер­вой минуты намотал это себе на ус.

И вдруг отворяется дверь, и в комнату — шасть!    Не Мал Человек, Под Потолок Рос­том, и всем существом я понял, что мне была расставлена ловкая западня с этими, якобы, Великими Князьями и заколдованной ком­натой.

Вот пришел настоящий Великий Князь и сейчас начнет: держись, Владимир Кон­стантинович!

Маленький подбежал к Не Мал Человеку и сказал, прижимаясь к нему:

— Он нас бить хочет.

 За что? Вы уже поссорились?

Не Мал Человек обратился ко мне, и я по­спешил с ответом:

— Нет, мы не ссорились.

Старшенький стал на мою сторону и до­бился истины:

—  Нет, нет, — сказал он два раза «нет»: так обыкновенно говорят два раза девоч­ки. — Нет, нет, мы не ссорились, но он го­ворит, что он — первый силач здесь, а когда я рассержусь, тогда мы подеремся и узнаем.    Я, если не рассержусь, драться не могу.

— И правильно, — сказал Не Мал Чело­век, — зачем же даром тратить силу?   Даром только дураки дерутся.    А ты чего на них сер­дишься?

— А чего они говорят, что они Великие Князья?    Они — маленькие мальчишки и боль­ше ничего.

—А я — Великий Князь, как по-твоему?

— Вы-то? — ответил я с уважением, гля­дя на него в гору, — хо-хо!

Я увидел, что Не Мал Человек радостно засмеялся, и у меня гора свалилась с плеч: я почувствовал, что мы с Ним подружим, надо только хорошо начать дело.   Он был ог­ромен, светел, если щелкнет по лбу — кость на мелкие части, и зла в глазах нет, Он был приятен, стоит за добрые дела и всегда даст пощаду.

В маленьком сердце есть собачье чутье, я не ошибался, возымел сразу большое до­верие и от счастья начал хохотать, хватаясь за живот, и рассмешил Не Мал Человека до слез.

—  Он нечестный, — сказал старшень­кий, указывая на меня, — он завязывает пра­вую руку и хочет с нами обоими драться од­ной левой.

—Что? Что? — спросил Не Мал Человек, не поняв сразу.

—  Я на это не согласен, — тараторил старшенький, — драться, так обеими.

—  Молодец, Никенька, молодец, пра­вильно, бой должен быть равным, без ски­док.   Нет, брат, — обратился Он ко мне, — ты свои штучки с левыми руками забудь, здесь люди честные и на скидки не пойдут.   Драка так драка.   Зуб за зуб, кость за кость.   Других условий мы не терпим.   Фирма честная.   Мо­лодец, Ники!   Хвалю.   Но и твою храбрость тоже хвалю, — сказал Он мне, — вырас­тешь — офицером тебя сделаем.    Хочешь быть офицером?

— Генералом хочу.

—  Хо-хо, — одобрительно сказал Не Мал Человек, — смотри, порох нужен на гене­рала.

— Порох есть, — ответил я, ободрившись и чувствуя к Не Мал Человеку огромное до­верие.

Он опять раскрыл рот и начал смеяться так, что в комнату вошли удивленные жен­щины.

— Ты доволен, Александр? — спросила какая-то новенькая, которой я еще не видел, и, продолжая смеяться, Не Мал Человек ответил ей что-то не по-русски.

Всем сделалось необыкновенно весело, я увидел, что мама радуется, а серая старуха сияет всем ртом и причмокивает. Я опять- таки верхним чутьем почувствовал, что от этой серой старухи может поступать большая конфета: она была насквозь конфетная.

Дело пошло как будто ничего.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Куклы Великих Княжон

В играх великих княжон соединение творческого начала и подражательности, имитирующей мир взрослых, проявлялось органично и поэтически.   Здесь царствовала кукла во всем многообразии обликов.

Наиболее эффектными у великих княжон были фарфоровые куклы немецкого производства с густыми локонами из натуральных волос,одетые в шелковые и батистовые платья, в соломенных шляпках, украшенных атласными лентами и кружевными оборками.
****
Совсем по — иному рядом с заграничными модницами выглядели куклы, одетые в красочные национальные костюмы народов Российской империи.  Из царской коллекции сохранилось несколько кукол в старинных в старинных русских костюмах, а также «украинка », «осетинка », «армянка », «татарка ».
***
«Мы с Дмитрием целые часы рассматривали игрушки наших кузин … Меня особенно восхищал подарок Ольге от французского президента, который он ей сделал, когда родители взяли ее с собой во время визита во Францию.   В сундучке, обтянутом мягкой кожей, была кукла с полным приданым: платьями, бельем, шляпами, туфлями, полным набором вещей для
туалетного столика, и все было воспроизведено замечательно – искусно и точно».   Из воспоминаний великой княгини Марии Павловны (младшей).

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Библиотека Николая II

Царь читал мастерски и на многих языках: по-русски, по-английски, по-французски, по-датски и даже по-немецки.   Заведующий Собственной Его Императорского Величества библиотекою Щеглов представлял царю каждый месяц по крайней мере 20 интересных книг, вышедших за этот период.

К 1917 году императорские библиотеки представляли собой целую сеть книгохранилищ.   Главным из них, самым большим и непрерывно пополнявшимся, была личная библиотека императора Николая II, составлявшая 15 720 томов.  Она располагалась в Собственных покоях и в Новых залах Зимнего дворца.   Библиотека была не только одной из самых больших в России, но и самой богатой по разнообразию тематики: духовно -нравственная литература;
философская; историческая; хроника императорской фамилии; военная беллетристика; юриспруденция; естественнонаучная литература по сельскому хозяйству, промышленности, железнодорожному транспорту, искусству.

Прекрасно представлена в библиотеке Николая II беллетристика, то есть художественная литература.   В царской семье любили произведения А.П. Чехова.   Среди хранящихся в РосГосБибл изданий есть томик этого писателя «Повести и рассказы», вышедший в Москве в 1894 году и принадлежавший лично Николаю II.   На корешке книги золотом вытиснен вензель императора.   В дневнике Николая II часто упоминаются произведения Л.Н.Толстого, Н.С. Лескова, Н.В.Гоголя .

По вечерам в царской семье часто читали вслух.   В своих «Воспоминаниях» фрейлина Императрицы А.А.Вырубова, писала: «Иногда во время вечерних чтений появлялся Государь, но тогда книгу для чтения выбирал он.   Государь любил художественную литературу; любимым его писателем был Гоголь.    Иногда Государь читал нам вслух.   Это всегда было интересно,  читал он превосходно».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Как Александр III с Марией Феодоровной сыновьям няньку нанимали

Вы госпожа Оллонгрен?  Шведка? — спросила Марья Петровна Флотова приветливо и сквозь особую, вырабатывающуюся у придворных беззабот­но-ласковую улыбку внимательно и делови­то, с немедленной записью в мозгу осмотре­ла материнское лицо, задержалась на глазах, а оттуда перешла на руки, к пальцам — точ­нее сказать, к ногтям.

—  Вас на весеннем приеме в Зимнем дворце заметила Великая Княгиня Мария Феодоровна, супруга Наследника Цесареви­ча. Она предлагает Вам заняться воспитани­ем и первоначальным образованием двух своих сыновей, Великих Князей Николая и Георгия. Они еще неграмотны. Николаю — 7 лет, Георгию — 5. Великая Княжна Ксения Вас не коснется. Ей — три года, она с англи­чанкой.

Мать потом вспомнила: ее от этого пред­ложения как обухом по голове ударило, и в лицо «ветрами подуло».

— Как? — воскликнула она. — Мне? За­ниматься воспитанием Великих Князей?

— Да, — подтвердила госпожа Флотова, — именно на Вас пал выбор Великой Княгини, матери.

— Но я не подготовлена к такой Beликой задаче! — говорила мать. — У меня нет ни знаний, ни сил.

— К великой задаче подготовка начнется позже, лет с десяти, — спокойно возражала госпожа Флотова, — а пока что детей нужно выучить начальной русской грамоте, начальным молитвам.   Они уже знают «Богородицу» и «Отче наш», хотя в «Отче» еще путаются.   Одним словом, нужна начальная учительница и воспитательница, и, повторяю, Высокий выбор пал на Вас.   Все справки о Вас наведены, референции получены блестящие, и я не советую Вам долго размышлять.   Вам будет предоставлена квартира на Детской половине, на готовом столе — едят здесь хорошо, — отопление, освещение и 2000 рублей годового жалования.

Как ни заманчивы были эти обещания мать решительно отказалась, ссылаясь на страх, великую ответственность и на не подготовленность.

— Тогда, — сказала Флотова, — ждите здесь, а я пойду доложить.

Минут через пять она вернулась в со­провождении милой и простой дамы, кото­рая разговаривала с ней на весеннем приеме в Зимнем дворце.   Это была Великая Княги­ня, Цесаревна Мария Феодоровна.    Мать сделала глубокий уставной реверанс, кото­рому их обучали в институте, и поцеловала руку.

—  Вы что же? Не хотите заняться с мои­ми мальчиками?   Уверяю Вас, что они — не шалуны, они очень, очень послушные, Вам не будет слишком трудно, — говорила с акцентом Великая Княгиня, и мать, потом десятки раз рассказывая об этом, неизмен­но добавляла: «И из глаз Ее лился особый сладкий свет, какого я никогда не видела у дру­гих людей».

— Но, Ваше Императорское Высочест­во, — взмолилась мать, — ведь это же не обык­новенные дети, а Царственные: к ним нужен особый подход, особая сноровка!..

—  Какая такая «особая» сноровка? — вдруг раздался сзади басистый мужской голос.

Мать инстинктивно обернулась и увиде­ла офицера огромного роста, который вошел в комнату незаметно и стоял сзади.

Мать окончательно растерялась, начала бесконечно приседать, а офицер продолжал басить:

— Сноровка в том, чтобы выучить азбу­ке и таблице умножения, не особенно слож­на. В старину у нас этим делом занимались старые солдаты, а Вы окончили институт, да еще с шифром.

—Да, но ведь это же — Наследник Пре­стола, — лепетала мать.

— Простите, Наследник Престола — я,   а Вам дают двух мальчуганов, которым рано еще думать о Престоле, которых нужно не выпускать из рук и не давать повадки.   Имейте в виду, что ни я, ни Великая Княги­ня не желаем делать из них оранжерейных цветов.   Они должны шалить в меру, играть, учиться, хорошо молиться Богу и ни о каких Престолах не думать.   Вы меня понимаете?

—  Понимаю, Ваше Высочество, — про­лепетала мать.

—Ну а раз понимаете, то что же Вы, мать четверых детей, не сможете справиться с та­кой простой задачей?

—  В этом и есть главное препятствие, Ваше Высочество, что у меня — четверо де­тей.   Большой хвост.

— Большой хвост? — переспросил буду­щий Александр Третий и рассмеялся. — Пра­вильно, хвост большой.   У меня вон трое, и то хвост, не вот-то учительницу найдешь.   Ну мы Вам подрежем Ваш хвост, будет лег­че.   Присядем.   Рассказывайте про Ваш хвост.

Мать начала свой рассказ.

—  Ну, тут долго слушать нечего, все ясно, — сказал Александр Александрович, — дети Ваши в таком возрасте, что их пора уже учить.   Правда?

— Правда, — пролепетала мать, — но у меня нет решительно никаких средств.

— Это уже моя забота, — перебил Алек­сандр Александрович, — вот что мы сдела­ем: Петра и Константина — в Корпус, Ели­завету — в Павловский институт.

—  Но у меня нет средств! — воскликну­ла мать.

— Это уж моя забота, а не Ваша, — отве­тил Александр Александрович, — от Вас тре­буется только Ваше согласие.

Мать в слезах упала на колени.

—  Ваше Высочество! — воскликнула она, — но у меня еще есть маленький Вла­димир.

— Сколько ему?

— Восьмой год.

— Как раз ровесник Ники.   Пусть он вос­питывается вместе с моими детьми, — ска­зал Наследник, — и Вам не разлучаться, и моим будет веселей.   Все лишний мальчишка.

— Но у него характер, Ваше Высочество.

— Какой характер?

— Драчлив, Ваше Высочество…

—  Пустяки, милая.   Это — до первой сдачи.   Мои тоже не ангелы небесные.   Их двое.    Соединенными силами они живо при­ведут вашего богатыря в христианскую веру.   Не из сахара сделаны.

—Но… — попыталась вмешаться Мария Феодоровна.

Наследник сделал решающий жест.

—  Переговоры окончены, — сказал Он, — завтра же Вашими старшими детьми зай­мутся кому следует, а Вы времени не теряйте и переезжайте к нам.

— Но у меня еще Аннушка.

— Что еще за Аннушка?

— Прислуга моя многолетняя.

—На что Вам прислуга?   У Вас будет спе­циальный лакей.

—  Ваше Высочество, но я к ней при­выкла.

 ввиду, что за Аннушку я платить не намерен.   Это дело мне и так влетит в копейку.   Вы меня понимаете?

 — Ваше Высочество, это уж мой расход.

— Ах, если это Ваш расход, то я ничего не имею.   Итак, сударыня.    Да бросьте Вы эти коленопреклонения.   Учите хорошенько мальчуганов, повадки не давайте, спраши­вайте по всей строгости законов, не поощ­ряйте лени в особенности.    Если что, то адре­суйтесь прямо ко мне, а я знаю, что нужно делать.    Повторяю, что мне фарфора не нуж­но.    Мне нужны нормальные, здоровые рус­ские дети.    Подерутся — пожалуйста.    Но до­казчику — первый кнут.    Это — самое мое первое требование.   Вы меня поняли?

—  Поняла, Ваше Императорское Высо­чество.

—  Ну а теперь до свидания — надеюсь, до скорого.   Промедление — смерти безвоз­вратной подобно.   Кто это сказал?

— Ваш прадед, Ваше Высочество.

— Правильно, браво, — ответил Наслед­ник и, пропустив впереди себя Цесаревну, вышел из комнаты.

из книги Сургучева И.Д. «Детство Императора Николая II»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

Джой — собака Цесаревича

Его папа был благородных кровей, родом из Англии. Мама попроще, но писанная красавица. И детство было счастливое — сахарные косточки, сметана…

А потом в его жизни появилась новая семья и имя Джой.

У спаниеля Джоя судьба закладывала крутые виражи. Просто хозяина Джоя звали Алексей. Алексей Романов…

Они практически не расставались, спаниель души не чаял в маленьком хозяине, и даже папа мальчика не вызывал в его душе такого трепета, хоть и был одним из могущественнейших людей на планете Земля)

А потом наступил 1917 год, огненный вихрь революции охватил страну…

Семья оказалась в Тобольске под арестом. Мама, папа, сёстры, фрейлина, повар, врач, и три собаки: кинг чарльз спаниель Джимми (по виду как пикенес), французский бульдожик Ортино, и конечно, он — Джой.

Воспоминания баронессы С.К. Буксгевден:
«Эта собачка была постоянным спутником маленького хозяина, и ее взяли в Тобольск и Екатеринбург.    В Тобольске Цесаревича часто забавляла сообразительность собачки по отношению к капризам комиссаров, поскольку Джой всегда подглядывал, когда я проходила мимо, и старался пролезть под воротами и весело меня поприветствовать.

Чехи, захватив Екатеринбург, нашли бедное маленькое существо, полуголодное, бегавшее по двору Ипатьевского дома.    Казалось, что собачка все время искала своего хозяина, и его отсутствие ее так печалило и удручало, что она едва прикасалась к еде, даже когда о ней ласково заботились.   Я пошла поглядеть на Джоя.   И он, видимо, по своей собачьей наивности подумав, что вместе со мной обязательно появиться и его хозяева, заметно оживился.   Я никогда не видела собаку в таком волнении.

Когда я позвала его, он мгновенно выскочил из вагона и бросился через платформу ко мне,  подпрыгивая и делая вокруг меня широкие круги, и не прильнул ко мне передними лапами, но вышагивал на задних лапах, как цирковая собака.    Генерал Дитерихс сказал мне, что он до этого никого так не приветствовал, а я приписала это тому, что моя одежда, которая была той же, что я носила в Тобольске, все еще имела знакомый запах, при том, что я его особенно не ласкала.   Когда я ушла, Джой пролежал целый день у двери, через которую я ушла.    Он отказался от еды и снова погрузился в свое обычное состояние отчаяния.

Что видел маленький Джой в ту ужасную ночь 16 июля?   Он до последнего был с Императорской семьей.   Был ли он свидетелем трагедии?   Очевидно, в его голове сохранялась память об огромном потрясении, и его потрясение, и его сердце было разбито.    Вызывало большое сочувствие наблюдать этого немого друга, который так живо сохранял память о Цесаревиче.   О маленьком Джое хорошо заботились.   Полковник Родзянко взял его в Англию, и он провел свои последние годы в самых комфортных условиях, но прежнее его настроение так и не восстановилось.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

Фронда при Александре III

Александр III, Став Императором, вынужден был буквально с первых шагов объяснять своей многочисленной родне, что у нее есть не только права, но и обязанности по отношению и к государству, и к Царю. Ему было 36 лет, когда он взошел на трон, в течение 15 лет, согласно статусу наследника, он уже участвовал в государственной деятельности, хорошо разбирался в дворцовых интригах и знал подноготную великокняжеских семейств. Зная это и принимая во внимание харизму Царя, члены дома Романовых Его остерегались и недолюбливали: «Они боялись Его (боязнь иногда входит в семейные традиции), но, за немногими исключениями, не чувствовалось с их стороны привязанности. Государь – исполнитель долга неудобен семье, не признающей ничего, кроме прав». (Половцев А. А. Дневник 1877–1878 гг. // Александр Второй: Воспоминания. Дневники. С. 304.) Наибольшую неприязнь Император испытывал к семье В.К. Николая Михайловича, женатого на принцессе Цецилии Баденской, которая была биологической дочерью придворного Луи фон Габер — сына еврея Соломона Габера (1760-1840) — крупного банкира и фабриканта.
Вступать в конфронтацию с Царем не решались, но вот Мария Федоровна попала под удар с самого приезда в Россию. Так например, сразу же после свадьбы без всяких оснований был пущен слух, что она не может иметь детей. Когда родился первенец, а затем последовала новая беременность, эти слухи прошли, но отношение к Марии Федоровне еще долго оставалось холодным.
Когда В.К. Михаил Михайлович заключил морганатический брак и его сослали на окраину Империи, Михайловичи были в бешенстве и не стеснялись в выражениях: «Семейство полагает, что такое изменение произошло под влиянием Императрицы, которая опасается морганатических браков для своих сыновей. Что за ЧУДОВИЩНОЕ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ НИЧТОЖЕСТВО изображает из себя ЭТА ДАТЧАНКА».
Их ненависть и интриги против Александры Федоровны будут осуществляться по уже отработанному сценарию.
Средний сын В.К. Александр Михайлович (Сандро) реализовал честолюбивые чаяния матери, женившись на старшей дочери Александра III, правда, пришлось несколько лет настойчиво добиваться согласия на брак. Своего зятя Император Александр III переносил с трудом. С.Ю. Витте упоминал, что у В.К. Александра Михайловича «не только внешний тип еврейский, но что он обладает, кроме того, вообще отрицательными сторонами еврейского характера… Император очень не любил этого Великого Князя». Он долго противился браку своей дочери Ксении с ним и согласился, только видя ее непомерные страдания.
Александр Михайлович, как и его брат Николай Михайлович отличался лживостью, интриганством, цинизмом. Он обладал даром на ровном месте устраивать скандалы и вражду, очерняя тех, с кем был не согласен.
Для Александра Михайловича отношение к нему Императора Александра III не было тайной. Он упоминал о своем примечательном диалоге с Царем. Как-то во время одной из поездок Император в поезде обратил внимание на резиновую ванну Великого Князя. Сандро, демонстрируя свою ванную, вскользь заметил, что наконец-то хоть что-то у него понравилось Государю.

Фронда

Что происходило в Доме Романовых накануне Госпереворота? Почему никого из родственников не оказалось рядом с Царской Семьёй и никто из них даже не попытался вступиться за Царя, как того требовала Присяга?
Напомним, заканчивается война и Россия практически выигрывает её. Подписаны все предварительные договоры по итогам войны, Россия в них признаётся победителем, ей отходят Средиземноморские проливы, Западная Армения и часть Северного Курдистана, ряд других земель. Уже сшита форма по эскизам М. Васнецова для победного парада в Берлине. Несмотря на нелегкие издержки, связанные с войной, РИ находится на пике своего развития: занимает первое место в мире по темпам экономического роста, темпам роста ВВП, по расцвету образования, науки, культуры (Серебряный век).
Но Великокняжеская фронда ничего этого не желала видеть, словно обезумела… Руководимая тайными силами с помощью политических, оккультных и экономических рычагов, посредством масонских лож, которых насчитывалось уже десятки и в которые входили многие из Великих Князей (в.к. Николай Михайлович, в.к. Александр Михайлович, в.к. Кирилл Владимирович и др.) они плели заговоры, готовили переворот, раскачивали и без того сложную политическую ситуацию.
В 1916 г. 15 Великих Князей дома Романовых, образовали «Великокняжескую фронду». Основными требованиями фронды было свержение Царя, устранение Г. Распутина, Императрицы Александры Федоровны, а также введение «ответственного министерства» — т.е. правительства, подотчетного парламенту. Интересно, что идея ответственного министерства станет позже общей идеей заговорщиков.
Неформальным главой фронды считался в.к. Николай Михайлович Романов, масон, прозванный за радикальность своих взглядов Филиппом Эгалите. 1 ноября 1916 г. Николай Михайлович направил Императору письмо с этими требованиями. 7 ноября 1916 г. схожее письмо пишет в.к. Николай Николаевич. 11 ноября о том же Царю пишут в.к. Георгий Михайлович и брат Николая II в.к. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ. В.к. Михаил в это время также публично заявляет, что «сочувствует английским порядкам», т.е. парламентаризму. 28 ноября к оппозиции присоединилась даже мать Царя, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, потребовавшая от сына отставки с должности председателя правительства Штюрмера. На состоявшейся 3 декабря встрече в.к. Павла Александровича с Императором, которой князь бесцеремонно потребовал, он заявил от имени семейного совета о небходимости принятия Конституции и удалении Распутина и Штюрмера от двора. На что Царь ожидаемо ответил отказом. По сути это уже был переворот.
16(30) декабря 1916 г. происходит жестокое убийство Г. Распутина. После этого «великокняжеская фронда» ещё больше активизировалась.
Через несколько дней Государь принёс в комнату Императрицы перехваченное Министерством Внутренних Дел письмо княгини Юсуповой, адресованное Великой Княжне Ксении Александровне, родной сестре Царя. Вкратце содержание было следующим: «Она (Юсупова), как мать грустит о положении сына, но Сандро (в.к. Александр Михайлович) спас всё положение; она только сожалела, что в этот день они НЕ ДОВЕЛИ СВОЕГО ДЕЛА ДО КОНЦА И НЕ УБРАЛИ ВСЕХ, КОГО СЛЕДУЕТ… Теперь остаётся только «ЕЁ» запереть. …»
Государь сказал, что всё это так низко, что ему противно этим заниматься. Императрица же всё поняла. Она сидела бледная, смотря перед собой широко раскрытыми глазами…».
В эти же дни С.В.Марков пишет: «Ш. утром узнал, что … на Императрицу Александру Феодоровну в конце февраля или начале марта готовится покушение. Лицу, согласившемуся исполнить этот адский замысел, обещалась крупная награда».
Из письма Зинаиды Юсуповой также стало ясно, что в убийстве Г. Е Распутина были замешаны помимо в.к. Дмитрия Павловича и другие члены Императорского дома: в к. Николай Николаевич и его жена в.к. Анастасия Николаевна, в.к. Николай Михайлович. Иначе, за что же их было высылать «по окончании этого дела», т.е.после расследования убийства Г. Распутина? Несомненно, поддерживал их и в.к. Александр Михайлович, а также — в.к. Мария Павловна и в.к. Кирилл Владимирович.
Об этом же определённо свидетельствует и дворцовый комендант В.Н. Воейков: «Члены императорской фамилии утратили всякую меру самообладания; в.к. Мария Павловна Старшая, по доходившим до меня сведениям, не стеснялась при посторонних говорить, что надо убрать Императрицу; … Совершенно непонятно, почему члены Императорской фамилии, высокое положение и благосостояние которых исходило исключительно от императорского Престола, стали в ряды активных борцов против Царского строя, называя его режимом абсолютизма и произвола по отношению к народу, О КОТОРОМ ОНИ, ОДНАКО, ОТЗЫВАЛИСЬ КАК О НЕКУЛЬТУРНОМ И ДИКОМ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТРЕБУЮЩИМ ТВЁРДОЙ ВЛАСТИ. …»
В феврале 1917 г. когда Романовы были «кинуты» своими подельниками думцами, они бросились присягать на верность Временному правительству. В дальнейшем многим заговорщикам позволили покинуть страну, пригрозив разоблачением. В связи с этим всю свою оставшуюся безбедную жизнь они отрабатывали — строчили лживые «мемуары», порочащие свергнутого ими и умертвленного при их поддержке Последнего законного Правителя России…
В последний год существования великой Империи за Монархию здесь боролся только сам Монарх…

Николай Николаевич Младший

Великий князь Николай Николаевич (Младший), (6 (18) ноября 1856, Санкт-Петербург — 5 января 1929, Антиб, Франция) — первый сын великого князя Николая Николаевича (старшего) и великой княгини Александры Петровны (урожденной принцессы Ольденбургской), внук Николая I; генерал-адъютант (1896), генерал от кавалерии (6 декабря 1900).

Верховный Главнокомандующий всеми сухопутными и морскими силами Российской Империи в начале Первой мировой войны (1914—1915) и в мартовские дни 1917 года[1]; с 23 августа 1915 года до марта 1917 года — наместник Его Императорского Величества на Кавказе, главнокомандующий Кавказской армией и войсковой наказный атаман Кавказских казачьих войск.
Его супруга с 29 апреля (12 мая) 1907 года — Анастасия (Стана) Черногорская, в первом браке княгиня Романовская герцогиня Лейхтенбергская.
В 15-летнем возрасте Николай Николаевич был зачислен юнкером в Николаевское инженерное училище. После окончания в 1873 г. училища – прапорщик, направлен в столичный учебный пехотный батальон. Получив чин подпоручика, переведен в учебный кавалерийский эскадрон. В 1874 г. поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. В 1876 году окончил академию по первому разряду с малой серебряной медалью. Досрочно произведен в капитаны. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов, состоял для особых поручений при своём отце — главнокомандующем. В числе первых форсировал Дунай : под огнем противника повел одну из колонн за собой, воодушевляя солдат личным примером. 16 июня 1877 года был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в штурме Шипкинского перевала. За отвагу 10 июля 1877 года был награжден золотым Георгиевским оружием. Произведен в полковники.
После войны Николай Николаевич 12 лет прослужил в Лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку, «последовательно занимая должности от командира эскадрона до командира полка». С 6 мая 1884 — командир полка. С 11 декабря 1890 — командир 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии. С 6 мая 1895 года — генерал-инспектор кавалерии (по 8 июня 1905). Генерал-лейтенант. Усовершенствовал учебный процесс в Офицерской кавалерийской школе. Под его руководством «принят ряд мер по реорганизации кавалерии»  . В 1901 году присвоен чин – генерал от кавалерии.
С 8 июня 1905 года по 26 июля 1908 года — председатель Совета государственной обороны (СГО: создан по инициативе Николай Николаевича 5 мая 1905 года). Провел пересмотр Положения о полевом управлении войсками и разработку нового устава в 1908 году. В июне 1905 года добился выделения Генерального штаба из состава Военного министерства. По его рекомендации начальником генерального штаба был назначен генерал Ф.Ф. Палицын. Возглавляя Совет государственной обороны (в июле 1908 года Совет государственной обороны указом Царя был упразднен), часто превышал свои полномочия: постоянно вмешивался в работу военного и морского министров, что создавало разнобой в управлении войсками . С упразднением Совета «резко возросло влияние военного министра генерала от кавалерии В.А. Сухомлинова, у которого с Николай Николаевичем сложились неприязненные отношения».
С 26 октября 1905 года — одновременно с председательством в СГО, Главнокомандующий войсками Гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. C 28 февраля 1909 года — попечитель Офицерского собрания Армии и Флота. Перед Великой войной генерал-адъютант, главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа, генерал от кавалерии Его Императорское Высочество Великий Князь.
По натуре Николай Николаевич «был страшно горяч и нетерпелив, но с годами успокоился и уравновесился». Пользовался популярностью в армии. Войска верили в него и боялись его. Все знали, что отданные им приказания должны быть исполнены, что отмене не подлежат, и никаких колебаний не будет.
20 июля 1914 года, в преддверии Первой мировой войны, был назначен Николаем Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами. При Николае Николаевиче были созданы Ставка Верховного Главнокомандующего и штаб. Местом Главной квартиры выбраны Барановичи, начальником штаба Ставки назначен генерал Н. Н. Янушкевич, а генерал-квартирмейстером генерал Ю. Н. Данилов.
Был известен тем, что на посту Верховного главнокомандующего назвал «далеко не своевременными» слова епископа Таврического и Симферопольского Димитрия в защиту несправедливо избиваемых лиц, носящих немецкие фамилии.
10 октября 1914 года награждён орденом Святого Георгия 3-й степени «в воздаяние мужества, решительности и непреклонной настойчивости в проведении планов военных действий, покрывших неувядаемой славой русское оружие».
9 марта 1915 года награждён орденом Святого Георгия 2-й степени за взятие крепости Перемышль.
12 апреля 1915 года награждён Георгиевской саблей, украшенной бриллиантами, с надписью «За освобождение Червоной Руси».
Переоценка великим князем своих способностей повлекла в итоге ряд крупных военных ошибок, а попытки отвести от себя соответствующие обвинения, повлекли раздувание германофобии и шпиономании. Одним из подобных наиболее значимых эпизодов стало завершившееся казнью невиновного дело полковника Мясоедова, где Николай Николаевич играл первую скрипку наряду с А. И. Гучковым. Командующий фронтом, ввиду разногласия судей, не утвердил приговор, однако судьбу Мясоедова решила резолюция Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича: «Все равно повесить!».
Это дело, в котором великий князь играл первую роль, повлекло усиление четко ориентированной подозрительности общества и сыграло свою роль в том числе в майском 1915 года немецком погроме в Москве.
Получивший в армии прозвище «Лукавый» за чрезмерное честолюбие, жажду власти, по свидетельству близко с ним сотрудничавшего В. А. Сухомлинова, обладавший «ограниченными духовными качествами, злым и высокомерным характером», за то, что «предпочитал работу за кулисами и становился, таким образом, безответственным перед общественным мнением». Данные качества отмечались посетителями Ставки, Императрицей Александрой Феодоровной, «царским другом» Г. Е. Распутиным.
Все же не эти нарушения великого князя как Верховного главнокомандующего заставили Императора принять решение об устранении великого князя с этого поста: как пишет военный историк А. А. Керсновский, к лету 1915 года «на Россию надвинулась военная катастрофа».
Приехавший 5 мая 1915 года в Ставку Николай II отложил свой отъезд домой:
Мог ли Я уехать отсюда при таких тяжелых обстоятельствах. Это было бы понято так, что Я избегаю оставаться с Армией в серьёзные моменты. Бедный Н[иколаша], рассказывая Мне все это, плакал в Моем кабинете и даже спросил Меня, не думаю ли Я заменить его более способным человеком. Я нисколько не был возбужден, Я чувствовал, что он говорит именно то, думает. Он все принимался Меня благодарить за то, что Я остался здесь, потому что Мое присутствие успокаивало его лично
Приезжавший в сентябре 1915 года в Ставку генерал М. В. Алексеев также был «поражен царящей там неурядицей, растерянностью и унынием. Оба, и Николай Николаевич и Янушкевич, растерялись от неудач Северо-Западного фронта и не знают, что предпринять»
Неудачи на фронте продолжались: 22 июля была сдана Варшава, Ковно, были взорваны укрепления Бреста, немцы приближались к Западной Двине, была начата эвакуация Риги. В таких условиях Николай II решил отстранить не справлявшегося великого князя и сам встать во главе Русской армии. По оценке военного историка А. А. Керсновского такое решение Императора было единственным выходом:
Это было единственным выходом из создавшейся критической обстановки. Каждый час промедления грозил гибелью. Верховный главнокомандующий и его сотрудники не справлялись больше с положением — их надлежало срочно заменить. А за отсутствием в России полководца заменить Верховного мог только Государь.

Алексей Александрович Романов

В военную службу был записан при рождении — в Гвардейский экипаж и лейб-гвардии полки Преображенский и Егерский, а также шефом Московского. На тезоименитство 1853 года зачислен в лейб-гвардии Уланский полк. 22 июля 1855 года зачислен в только что сформированный Стрелковый императорской фамилии полк. 13 марта 1856 года стал шефом 27-го флотского экипажа (впоследствии упразднённого). На своё семилетие получил первые обер-офицерские чины: морской — мичмана и гвардейский — прапорщика и в том же году к тезоименитству — шефство над Екатеринбургским пехотным полком. С 1860 года проходил морскую практику на различных кораблях, под руководством своего воспитателя, контр-адмирала К. Н. Посьета. На двенадцатый день рождения повышен до чина подпоручика. 13 сентября 1866 года произведён в лейтенанты флота и поручики гвардии.

В 1868 году под руководством вице-адмирала Посьета находился в плавании из Поти на Балтику на борту фрегата «Александр Невский», который в ночь с 12 на 13 сентября потерпел крушение, наскочив на мель в Ютландском проливе. В процессе спасательной операции погибли три матроса и офицер корабля. Командир капитан 1-го ранга О. К. Кремер счёл, что Алексей Александрович повёл себя достойно на терпящем крушение судне, отказавшись быть среди первых, переправленных на берег. Через четыре дня после этого события великий князь был произведён в штабс-капитаны и назначен флигель-адъютантом. В том же году назначен шефом 77-го пехотного Тенгинского полка.

В 1870 году совершил путешествие по водной системе из Петербурга в Архангельск, откуда вернулся морем в Кронштадт в должности вахтенного начальника на корвете «Варяг».

В 1871 году стал шефом прусского 2-го Силезского гусарского № 6 полка и был назначен старшим офицером на фрегат «Светлана», на котором совершил плавание в Северную Америку, обогнул мыс Доброй Надежды и, посетив Китай и Японию, 5 декабря 1872 года прибыл во Владивосток, откуда вернулся сухим путём через Сибирь. Посетил многие сибирские города. В Томске в честь этого посещения были поименованы — улица Алексее-Александровская, реальное училище. Во время визита в США 14 января 1872 года участвовал в охоте на бизонов вместе с генералом Шериданом и Буффало Биллом. В том же году стал шефом австрийского пехотного № 39 полка.

С 1873 года командовал Гвардейским флотским экипажем. Как член кораблестроительного и артиллерийского отделений Морского технического комитета принимал участие в деятельности морского ведомства. 2 января 1876 года назначен шефом 1-го Восточно-Сибирского линейного батальона (с 1900 года — 17-го Восточно-Сибирского стрелкового полка).

Во время русско-турецкой войны 1877—1878 был назначен начальником морских команд на Дунае. Принял участие в военных действиях; сооружал переправу через Дунай. 9 января 1878 года награждён орденом Святого Георгия 4-й степени — «<…> по засвидетельствованию Главнокомандующего действующею армиею о неутомимой и успешной распорядительности <…> морскими командами и средствами, и об успешном принятии всех мер не допускать неприятеля нанести вред нашим переправам, чем обеспечивалось довольствие армии и доставлялась возможность вести военные действия спокойно и безостановочно».

9 июня 1877 года произведён в контр-адмиралы; 26 февраля 1882 года — вице-адмиралы.

1 января 1881 года был назначен членом Государственного совета; 13 июля того же года — Главным начальником флота и Морского ведомства (вместо дяди — великого князя Константина Николаевича) с правами генерал-адмирала и председателем Адмиралтейств-совета.

15 мая 1883 года пожалован званием генерал-адмирала (последний генерал-адмирал российского флота); 1 января 1888 года произведён в чин адмирала.

С 1890 года состоял почётным членом берлинского православного Свято-Князь-Владимирского братства. 18 января 1892 года назначен шефом Морского кадетского корпуса, а 27 января того же года — шефом 5-го флотского экипажа.

За время его управления морским ведомством и флотом (в каковой деятельности он полагался на управляющих морским министерством: А. А. Пещурова (1880—1882), И. А. Шестакова (1882—1888), Н. М. Чихачёва (1888—1896), П. П. Тыртова (1896—1903), Ф. К. Авелана (1903—1905)) введён морской ценз, издано положение о вознаграждении за долговременное командование судами I и II ранга, преобразованы корпуса инженер-механиков и корабельных инженеров, увеличено число экипажей, построено много броненосцев и крейсеров, устроены порты Севастопольский, Александра III, Порт-Артур, увеличено число эллингов, расширены доки в Кронштадте, Владивостоке и Севастополе.

В конце русско-японской войны, после Цусимского разгрома русского флота, добровольно подал в отставку и 2 июня 1905 года уволен со всех морских постов. В русском общественном мнении считался одним из ответственных за поражение России в русско-японской войне.

О смерти его, последовавшей в Париже 1 ноября 1908 года, возвещалось высочайшим манифестом. Тело было доставлено траурным поездом на Николаевский вокзал. Перевезение тела с Николаевского вокзала в Петропавловский собор и погребение состоялось 8 ноября по высочайше утверждённому церемониалу. Литургию и отпевание совершил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский); присутствовали император Николай II, его супруга Александра Феодоровна и вдовствующая императрица Мария Феодоровна. Был первым погребённым в новопостроенной усыпальнице членов императорской фамилии при Петропавловском соборе.

Гавриил Константинович Романов

Гавриил был вторым сыном великого князя Константина Константиновича и Елизаветы Маврикиевны (урождённой Елизаветы Августы Марии Агнесы, герцогини Саксен-Альтенбургской). Он был одним из первых детей императорской фамилии получившим титул князя крови императорской. В возрасте трёх лет переболел брюшным тифом, что сказалось на его здоровье. В сентябре 1900 года Гавриил был зачислен в Первый Московский Кадетский корпус. Два учебных года с 1903 по 1905 Гавриил со старшим братом Иоанном провели в Крыму, а затем поступили в Николаевское кавалерийское училище. В 1908 году они принесли присягу как флигель-адъютанты.

В мае 1910 князь получил воспаление лёгких и был отправлен на лечение в Швейцарию. Вылечившись, он не смог продолжить активную военную службу. Числившись в то время в отпуске по болезни, Гавриил решил получить высшее образование. Вслед за братом Олегом, поступившим в Александровский лицей и ставшим первым членом императорской фамилии, получавшим в нём образование, Гавриил стал слушать там лекции. Три года спустя он получил диплом о его успешном окончании. Он был вторым членом династии, имевшим диплом гражданского учебного заведения.

Осенью 1913 года князь снова выехал за границу, побывал в Париже, Лондоне и Риме. Там он получил аудиенцию у Папы Римского Пия X. После этого князь захотел увидеться в Берлине и с императором Вильгельмом II, что ему также удалось.

С осени 1913 г. князь служил заведующим разведчиками 4-го эскадрона л-гв. Гусарского полка.

Когда началась Первая мировая война, Гавриил вместе с братьями ушел на фронт, участвовал в боях, храбро сражался и даже сумел вывести часть из окружения. После гибели брата Олега Гавриила отозвали в Петроград. Там осенью 1916 года он поступил в Академию Генерального штаба, в возрасте 29 лет дослужился до звания полковника. 28 апреля 1917 года лейб-гвардии Гусарского полка полковник князь Гавриил Константинович уволен от службы за болезнью, с мундиром.

В 1911 году на даче у Матильды Кшесинской познакомился с её подругой, балериной Мариинского театра Антониной Рафаиловной Нестеровской (Ниной). Ближе они сошлись в Монте-Карло, куда Гавриил приехал на отдых, а Нестеровская с Кшесинской — на выступления.

Князь хотел жениться на своей избраннице, но, хотя князья императорской крови и могли вступать в морганатический брак, император отказал ему в разрешении на этот брак. Однако в 1912 году они тайно обручились. Вскоре после февральской революции — 9 апреля 1917 года, не спрашивая уже разрешения отрекшегося императора, они наконец обвенчались.

После Февральской революции молодожены, считая, что жизнь продолжается, сняли дачу в Финляндии, еще остававшейся частью Российской империи — в нескольких верстах от станции Перкиярви. Однако во время Октябрьского переворота они снова жили в Петрограде.

Когда большевики издали декрет о том, что в течение трех дней все Романовы должны явиться в комиссию для получения инструкций по поводу высылки их из Петрограда, Гавриил, страдавший туберкулезом, вдобавок лежал больной инфлюэнцей. В своих мемуарах он обширно цитирует душераздирающие воспоминания Нины об этом периоде (этот текст был отдельно опубликован ею в журнале «Иллюстрированная Россия» в 1934 году). Она писала о том, как умолила Урицкого (также туберкулезника) не высылать мужа из столицы, в отличие от его братьев и кузенов. Гавриил больной оставался лежать в квартире, в которой проходили непрерывные обыски, однако в итоге он все-таки был арестован.

Деятельная Нина активно ходатайствовала за больного мужа перед всеми, кого могла достать. Она дошла до М. Ф. Андреевой (Нина Берберова уточняет, что князя и Горького лечил один врач — Манухин), и в итоге её муж Максим Горький сообщил, что Ленин дал своё согласие на освобождение мужа и официальную бумагу об этом везет из Москвы сам Луначарский — однако из-за убийства Урицкого все это застопорилось. В итоге, благодаря помощи Бокия, занявшего место Урицкого, князь был перемещен из тюрьмы в клинику Герзони, но там же находилась морганатическая жена великого князя Михаила Александровича Брасова, с которой князю было запрещено общаться, и через два дня он был перевезен на квартиру к Горькому, где к нему присоединилась Нина. Писатель хлопотал за них, и получил от Зиновьева разрешение на их выезд в Финляндию.

Феликс Юсупов в своих мемуарах так пишет о Нине: «Князь Гаврила уцелел благодаря усиленным хлопотам и ловкости жены его. Остальных посадили в Петропавловскую крепость и вскоре расстреляли» (в Петропавловской крепости расстреляли 4 великих князей, арестованных в Петербурге, как и Гавриил — см. Расстрел великих князей в Петропавловской крепости). Три из четверых остававшихся в живых к тому моменту его братьев также были казнены (Иоанн, Игорь, Константин — см. Алапаевские мученики), спасся только Георгий.

11 ноября 1918 года супруги покинули Петроград и на поезде прибыли в Белоостров. В Финляндию больной Гавриил был перевезен в ручной тележке. Супруги отправились в санаторий близ Гельсингфорса для лечения Гавриила.

Гавриилу Константиновичу удалось уехать с женой в Финляндию. Оттуда перебрались во Францию.

В 1920 году князь с женой обосновались в Париже. Через некоторое время супруги начали испытывать нехватку средств. Гавриил Константинович для заработка устраивал партии в бридж. Антонина давала уроки танца, решила открыть балетную студию, но позже изменила своё решение и основала дом мод, который существовал с 1925 по 1936 год.

Гавриил Константинович являлся почётным покровителем нескольких русских эмигрантских организаций. Гавриил Константинович вместе с женой сохранили контакты с русскими эмигрантами, бывали на балах. В круг их знакомых входила Тамара Лемпицка, которая написала знаменитый портрет Гавриила Константиновича.

В 1939 году в жизни Гавриила Константиновича произошло знаменательное событие. Он родился, когда Александр III уже ограничил круг Великих князей внуками царствующих императоров. Поэтому, как правнук Николая I, Гавриил Константинович носил титул Князя императорской крови. Вероятно, эта несправедливость, от которой он пострадал одним из первых, оставила неприятный осадок в его душе. 15 мая 1939 года Владимир Кириллович пожаловал князю императорской крови Гавриилу Константиновичу титул великого князя. Спустя два дня он писал великому князю Андрею Владимировичу: «Я бесконечно счастлив, так как всю жизнь страдал из-за ложного положения, в которое был поставлен волею судьбы». Однако большинство членов Дома Романовых за князем нового титула не признали.

Умер князь Гавриил Константинович 28 февраля 1955 года в Париже и похоронен на знаменитом кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Иоанн Константинович Романов

Иоанн принадлежал к ветви династии Романовых, именовавшейся Константиновичами, — он был её третьим представителем, и первенцем в большой семье великого князя Константина Константиновича, драматурга, поэта, переводчика, «скрывавшегося» под хорошо запоминающимся инициальным литературным псевдонимом К. Р.. Матерью Иоанна Константиновича была принцесса Елизавета Августа Мариа Агнеса Саксен-Альтенбургская, герцогиня Саксонская, в браке — великая княгиня Елизавета Маврикиевна (1865—1927). Иоанн Константинович стал первым князем императорской крови Российского императорского дома и первым в Доме правнуком какого-либо императора, не являющимся внуком какого-либо императора.

В Мраморном дворце была устроена детская часть в русском стиле, и даже комнатам в ней были даны соответствующие тому названия: опочивальня, гуляльня, мыльная. Об атмосфере, в которой Иоанн, по-домашнему — Иоанчик, и его братья и сёстры росли и воспитывались, можно получить хорошее представление по воспоминаниям Гавриила Константиновича: «Отец был с нами строг и мы его боялись. „Не могу“ или „не хочу“ не должны были для нас существовать. Но отец развивал в нас и самостоятельность: мы должны были делать все сами, игрушки держать в порядке, сами их класть на место. Отец терпеть не мог, когда в русскую речь вставляли иностранные слова, он желал, чтобы первым нашим языком был русский. Поэтому и няни у нас были русские, и все у нас было по-русски». Потомкам великого князя сызмальства были привиты начала православия, и всё воспитание их шло в полном соответствии канонами православной веры.

Вечером родители присутствовали на молитве сыновей; Гавриил Константинович пишет: «Сперва мой старший брат, Иоанчик, а за ним и я становились на колени перед киотом с образами в нашей спальне и читали положенные молитвы, между прочим, и молитву Ангелу-Хранителю, которую, по семейному преданию, читал ребёнком император Александр II. Отец требовал, чтобы мы знали наизусть тропари двунадесятых праздников и читали их в положенные дни. Часто и дяденька (младший брат отца, великий князь Дмитрий Константинович) присутствовал при нашей вечерней молитве; когда мы ошибались, родители или дяденька нас поправляли. <…> В углу гуляльни висел большой образ Владимирской Божьей Матери, а на нём полотенце, расшитое разноцветными шелками и золотом, на концах обшитое старинными кружевами. Перед образом всегда теплилась большая лампада».

В детстве Иоанчик был очень впечатлителен. По воспоминаниям брата, перед сном к ним приходил дядюшка Дмитрий Константинович, который тоже жил в Мраморном, и служил тогда в Конной гвардии. Дети его очень любившие, «…бежали к нему навстречу и бросались на шею. Дяденька любил иногда шутить над нами. Показывая Иоанчику конец ремня, которым он затягивал рейтузы, говорил, что это — его хвост. При этом Иоанчик чуть не плакал, страшно боясь этого „хвоста“. Он также боялся шкуры белого медведя с большой головой, лежавшей в приемном кабинете отца, и плакал, когда его к ней подводили».

«Благочестивый, любящий, вежливый, скромный, немного разиня, не обладающий даром слова, несообразительный, но вовсе не глупый и бесконечно добрый», — характеризовал своего сына великий князь Константин Константинович в день его двадцатилетия.

Окончил Первый кадетский корпус (1905) и Николаевское кавалерийское училище (1907), стал офицером лейб-гвардии Конного полка. С 1908 года состоял флигель-адъютантом при царе.

Характерной чертой Иоанна Константиновича была его особая склонность ко всему церковному. Будучи человеком высокой духовной настроенности, он выделялся молитвенностью даже в кругу своей очень религиозной семьи. Князь даже думал посвятить себя духовной карьере, но влюбился, встретив сербскую принцессу Елену.

Во время Первой мировой войны Иоанн Константинович был ординарцем при штабе 1-й Гвардейской кавалерийской дивизии, участвовал в боевых действиях в Восточной Пруссии. За боевые заслуги был награжден орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом и Георгиевским оружием. В 1915 году он был командирован в Гвардейский Запасной кавалерийский полк, где занимался подготовкой новобранцев. 30 июля 1915 года он получил звание штабс-ротмистра, 20 декабря 1916 года произведён в ротмистры лейб-гвардии Конного полка.

21 марта 1917 года лишён звания флигель-адъютанта в связи с упразднением всех военно придворных званий.

13 апреля 1917 года, лейб-гвардии Конного полка ротмистр князь Иоанн Константинович был уволен от службы, по прошению.

Князь был на фронте, когда в России произошла Октябрьская революция. Вернувшись в Петроград, Иоанн был вынужден подписать расписку о невыезде. По декрету большевиков от 26 марта 1918 года князь Иоанн вместе с братьями Константином и Игорем были высланы из Петрограда в Вятку, затем в Екатеринбург, а 20 мая они прибыли в город Алапаевск. Здесь в заточении в Напольной школе князья находились два месяца. Елена Петровна пожелала поехать с мужем, но ей было отказано. Князь Иоанн Константинович был убит вместе с другими членами дома Романовых 18 июля 1918 года, их тела были сброшены в одну из шахт под Алапаевском.

Реабилитирован посмертно 8 июня 2009 года.

ПОДАРОК СИБИРЯКА

Другой случай детской радости касается ручного соболя.    Я сидел у себя в канцелярии, изготовляя спешный доклад о придворных пожалованиях, и приказал никого не принимать.    Входит старый курьер и докладывает:

— Осмелюсь доложить вашему превосходительству, что тут пришли старичок со старушкой, прямо из Сибири.   Принесли в виде подношения Государю живого, ручного соболя.    Очень уж просят доложить, говорят, что не на что будет переночевать.
— А тебе жаль их стало?

— Точно так.

— Ну, давай их сюда.

Вошел весьма симпатичный на вид старичок со старушкой и говорит мне:
— По ремеслу я охотник, и удалось мне взять живым молодого соболя.   Приручили его со старушкой и решили поднести его Царю. Соболь-то вышел редкостный.   Собрали все, что было денег: говорили мне, что хватит до Питера и обратно.   Вот и поехали.

Показывает мне соболь, который тут же вскочил на мой письменный стол и стал обнюхивать представления к придворным чинам.   Старик как-то свистнул, соболь — прыг прямо ему на руки, залез за пазуху и оттуда выглядывает.   Я спросил, как они ко мне попали.

— Денег у, нас хватило только до Москвы. Оттуда решили идти пешком, да какой-то добрый барин, дай Бог ему здоровья, купил нам билеты до Петербурга.   Утром приехали и прямо пошли в Зимний дворец.   Внутрь меня не пустили, а отправили к начальнику охраны.   Тот велел отвести к вам.   Ни копейки не осталось, а видеть Царя — вот как хочется.

Я решил, что живой соболь может доставить большое удовольствие малым еще тогда княжнам.   Старику дал немного денег и поручил парочку добросердечному курьеру.   Перед тем я спросил старика, кто его в Сибири знает.

— Ходил к губернатору перед отъездом, да он говорит: «Иди, вряд ли тебя допустят. А писать мне о тебе не приходится».
Я послал телеграмму губернатору, чтобы проверить слова старика и узнать, надежный ли он.    В те времена нужно было быть весьма осторожным. Через день получился удовлетворительный ответ, и я телефонировал княжне Орбелиани, рассказав ей о соболе.   Час спустя узнаю, что Императрица приказала прислать обоих стариков в Зимний дворец, и поскорее, так как дети с нетерпением ждут соболя.   Все с тем же курьером я приказал их отвести, а после представления вернуться ко мне.

Ждал я их долго.    Оказывается, что они более часа оставались у детей, и все время была при этом Государыня.    Долго рассказывали старик и старуха, как милостива была к ним Царица.
Старик предложил было взять соболя с собой, пока для него не устроят клеточку, но дети отпускать зверя не хотели, и наконец Императрица приказала его оставить.    Старик мечтал видеть Царя, без чего, сказал он, не может вернуться в Сибирь.    Ответили, что дадут знать, когда он может видеть Государя.

— Боюсь только, как бы соболек мой не нашкодил во дворце, он ведь к хоромам не привык.

На другой день с утра, я получил приказание прислать во дворец сибиряков к шести часам вечера. Вернулись они с соболем после восьми. Вот рассказ старика.

— Так и было. Соболек-то мой много нашкодил, поломал и погрыз.    Когда я пришел, так он сразу ко мне за пазуху спрятался. Вошел Царь. Мы co старухой ему в ноги бросились.    Соболек-то вылез и тоже, видно, понял, что перед Государем. Притаился и смотрит.    Пошли мы с царями в детскую, где приказали мне выпустить соболька.    Дети стали с ним играть: при нас он не дичится.    Царь приказал нам со старухой сесть на стулья и говорит:
— Ну, теперь расскажите все: как задумал сюда ехать, как ехал и как наконец к Царице попал?

Я рассказал, а Царь все спрашивает о Сибири, об охоте там, о нашем житье-бытье. Затем Царица сказала, что детям пора обедать.   Тогда Царь спрашивает, как обходиться с соболем.    Когда я указал, он порешил, что в комнатах у детей его оставить нельзя.   Надо будет отдать его в охотничью слободку, в Гатчине.

— Царь-батюшка, ведь его, кормилец мой, жаль отдавать на руки незнакомому охотнику.   Позарится на шкуркy, да еще зарежет, а скажет, что околел. Знаю я охотников.   Мало у них любви к зверю.   Лишь бы шкурку получить.

— Нет, брат, я бы выбрал хорошего.   Но, пожалуй, лучше будет тебе его отдать.   Вези его домой, ходи за ним, пока жив будет, а считай, что исполняешь мое повеление.   Смотри за ним, так как это уже мой соболь.   Теперь иди, скажи Мосолову, чтобы министр дал приказание, как тебя наградить за подapок.   Смотри же, хорошо смотри за моим соболем.   С Богом, и доброго пути!
На другой день был у Фредерикса всеподданнейший доклад, и государь, не ожидая вопроса, сказал министру, что провел два часа в беседе со стариками, и что это было для него праздником: так интересно было ему узнать быт сибирских охотников и сибирского крестьянства вообще.    Приказал дать старику часы с императорским гербом, а старухе брошку, несколько сот рублей за соболя и широко оплатить дорогу назад в Сибирь.

Старики уехали счастливыми, увозя с собой соболя.   Одни княжны очень жалели, но «папа сказал, что это так нужно».

Великий Князь Михаил Николаевич Романов

Четвертый (младший) Августейший сын Государя Императора Николая I Павловича (1796-1855) и Государыни Императрицы Александры I Фёдоровны (1798-1860) Михаил Николаевич появился на свет 13 (26) октября 1832 года в праздник чудотворной иконы Божией Матери «Иверская» — небесной покровительницы юга России. Так, по воле Божией, в шестой год Царствования Государя Императора Николая I Павловича, прозванного современниками «Подвиголюбивым» в Императорской Семье появился будущий усмиритель Кавказа, один лучших и самых деятельных наместников в столь неспокойной части Российской Империи.

Рождение

Великий Князь Михаил Николаевич появился на свет в Санкт-Петербурге, в Зимнем Дворце и при совершении Святого Таинства Крещения получил имя Святого Архистратига Божия Михаила и Императорские ордена Святого Апостола Андрея Первозванного, Святого Александра Невского, Белого Орла, Святой Анны 1-го класса, и Святого Станислава 1-го класса. Высочайшей волей Августейшего отца своего Великий Князь тотчас по рождению зачислен был шефом Лейб-Гвардии Конно-Гренадерского полка.

Августейшие предки Великого Князя Михаила Николаевича по материнской линии, как и всех его державных братьев, происходили из древнего немецкого королевского Дома Гогенцоллерн.

Так, кавалерами высшего императорского ордена России – ордена Святого Апостола Андрея Первозванного были венценосные прадед и дед Великого Князя Михаила – короли Пруссии Фридрих Вильгельм II (1744-1797) и Фридрих Вильгельм III (1770-1840). Высочайше пожалованы высшим русским орденом были все четыре Августейшие дяди Великого Князя – венценосные братья Августейшей Матери – Императрицы Александры I Феодоровны: король Пруссии Фридрих Вильгельм IV (1795-18610, король и первый император Германии Вильгельм I (1797-1888), и принцы Карл Фридрих Александр (1801-1883) и Альбрехт Фридрих Генрих (1809-1872).

Августейшей бабушкой по матери Великому Князю Михаилу приходилась принцесса Дома Мекленбург-Стрелиц Луиза (1776-1810), бывшая четвертой державной дочерью Великого герцога Мекленбург-Стрелиц Карла II Людвига Фридриха (1741-1816) – венценосного прадеда Великого Князя Михаила и так же пожалованному Андреевским орденом. Словом, с рождения своего Великий Князь породнен был кровными узами с немецкими Домами Гогенцоллерн и Мекленбург-Стрелиц, Августейшие предки которых являлись кавалерами высшего ордена России. Все эти обстоятельства как бы указывали на грядущую счастливую военную карьеру Великого Князя.

Воспитание и военная карьера

Великий Князь Михаил воспитывался вместе со старшим Августейшим братом Великим Князем Николаем Николаевичем (1831-1891), за год него рожденным.

С 1838 года в качестве воспитателя, а с 1852 — попечителя при Великих Князьях состоял генерал-майор Алексей Илларионович Философов (1799-1874), герой турецкой и польских кампаний. К чтению учебных курсов приглашались лучшие преподаватели петербургских учебных заведений: профессор Иван Петрович Шульгин (1795-1869), педагог Август Теодор Гримм (1805-1878), А. Я. Кушакевич, геолог и горный инженер Григорий Петрович фон Гельмерсен (1803-1883), И. А. Курнанд и другие.

Военные науки Великим Князьям преподавали военный инженер и историк Федор Федорович Ласковский (1802-1870), писатель по артиллерии, профессор артиллерийского училища Александр Степанович Платов (1817-1891), генерал от инфантерии, генерал-адъютант Александр Петрович Карцов ( 1817-1875) , Дмитрий Алексеевич Милютин (1816-1912), в 1861-1881 гг. военный министр, и другие.

Для практического ознакомления с обязанностями военной службы Великие Князья Михаил и Николай участвовали в лагерных сборах вместе с кадетами 1-го Кадетского корпуса, в ряды которого они Высочайше зачислены были Августейшим отцом в 1839 году.

Первый офицерский чин подпоручика Великий Князь Михаил Николаевич получил в 14 лет в 1846 году. В 1847 году произведен был в поручики, в 1848 — в капитаны с зачислением в Лейб-Гвардии 2-ю Артиллерийскую бригаду . В 1850 году в возрасте 18 лет Великий Князь Высочайше получил чин полковника той же бригады.

23 апреля (6 мая) 1850 года Великий Князь Михаил Николаевич назначен был флигель-адъютантом, а 26 ноября (9 декабря) 1852 года произведен в генерал-майоры с зачислением в Свиту Его Императорского Величества. Тогда же Великий Князь Высочайше назначен был генерал-фельдцейхмейстером и бригадным командиром Гвардейской конной артиллерии.

Кончина Императора и новые поручения

С началом Крымской войны 1853—1856 гг. Великий Князь Михаил вместе с Августейшим старшим братом, Великим Князем Николаем Николаевичем, находился в действующей армии, принимал участие в военных действиях под Севастополем.

За участие в сражении у Инкерманских высот седьмого (20) ноября 1854 года вместе с державным братом он Высочайше пожалован был военным орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия 4-го класса.

18 февраля (3 марта) 1855 года, после скоропостижной кончины Августейшего родителя своего Императора Николая I Павловича и восшествия на престол старшего венценосного брата Государя Александра II Николаевича, Великий Князь Михаил Высочайше назначен был членом Государственного совета, а в мае того же года — командующим артиллерией Гвардейских пехотного и резервного кавалерийского корпусов.

25 января (7 февраля) 1856 года Великий Князь Высочайше пожалован был чином генерал-адъютанта, а в апреле того же года Августейшим братом Государем Александром II Высочайше назначен вице-председателем Комиссии, учрежденной для улучшения по военной части. В августе того же года Великий Князь Высочайше произведен был в чин генерал-лейтенанта с должностью начальника 2-й легкой Гвардейской кавалерийской дивизии. В ноябре 1856 года — заведующим Лейб-Гвардии стрелковым батальоном Императорской Фамилии, а с августа 1857 года – начальником артиллерии Отдельного Гвардейского корпуса.

Во главе русской артиллерии

В апреле 1859 года Великий Князь Михаил становится членом Комитета, созданного для рассмотрения состояния укреплений Балтийского и Черного морей.

С января 1856 года он фактически начинает исполнять обязанности генерал-фельдцейхмейстера – командующего всей русской артиллерии.

Время пребывания Великого Князя Михаила на этом посту совпало с периодом коренных реформ в русской артиллерии, вызванных, прежде всего, переходом от гладкоствольного к нарезному вооружению. В ходе этих преобразований реорганизовано было обучение артиллеристов, оборудовались новые артиллерийские полигоны, создан специальный артиллерийский комитет.

В феврале 1860 года Великий Князь Михаил Николаевич Высочайшей волей назначен Главным Начальником военно-учебных заведений Российской Империи. В августе того же года — произведен в генералы от артиллерии.

В 1862 году за службу России Великий Князь Высочайше пожалован орденом Святого равноапостольного Великого Князя Владимира 1-го класса – редкой наградой для членов Императорской Фамилии.

Наместник на Кавказе

Вскоре начался самый ответственный период жизни Великого Князя Михаила Николаевича.

С декабря 1862 по июль 1881 года Высочайшей волей пребывал он наместником на Кавказе: с 1664 года — Главнокомандующим Кавказской армией, а с 1865 года — Командующим войсками Кавказского военного округа.

13 (26) октября 1863 года Его Императорское Высочество Великий Князь Михаил Николаевич Высочайше назначен шефом 1-го стрелкового батальона, названного Кавказским Гренадерским Стрелковым Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича полком.

Именно в эти годы происходит окончательное «усмирение» Чечни и Дагестана. За Россией, наконец, закрепляются Предкавказье и Западный Кавказ. Для управления этими территориями учреждаются Сухумский отдел, Черноморский округ, Елизаветпольская губерния, позднее Карская и Батумская области.

В это же время на Кавказе происходит освобождение крестьян, интенсивно проводятся военная реформа, а также преобразования в области управления и судопроизводства.

15 (30) июня 1864 года «за окончание Кавказской войны» Высочайшим Манифестом Государь Александр II Николаевич жалует Великого Князя Михаила орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия 2-го класса.

31 августа (13 сентября) 1870 года полк назван 1-м Кавказским стрелковым Его Императорского Высочества Великого Князя Михаила Николаевича.

По словам графа С. Ю. Витте (1849-1915), «Великий Князь был хорошим кавказским наместником; он был человеком довольно ограниченным, государственно ограниченным, государственно мало образованным, но человеком с традициями, и традициями Великокняжескими. По убеждениям он был сын своего отца Николая Павловича, причем он обожал его память… Он держался тех же традиций, как держались и его предшественники; традиции же его предшественников были таковы: так как большая часть населения Кавказа приняла подданство России по их собственному желанию и так как православное население Кавказа, вообще все христианское население его, в продолжении всей кавказской истории было верно России, то наместники держались того принципа, что Кавказ должен быть частью Империи и что к христианскому населению Кавказа в особенности надо относиться так же, как к русским. При Великом Князе Михаиле Николаевиче Кавказ жил той же жизнью, как и при его предместниках, пользуясь, пожалуй, еще большим к себе вниманием по той простой причине, что Великий Князь был сначала братом Государя, а после смерти Александра II он был дядей Государя Александра III . Оба Государя относились к Великому Князю весьма родственно и ласково, что, впрочем, Великий Князь сам по себе вполне заслуживал, потому что это был прекраснейший, благороднейший человек… Михаил Николаевич оставил о себе на Кавказе самые лучшие воспоминания».

Во время кровопролитной Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. Великий Князь являлся главнокомандующим действующей Русской Армии на «азиатском театре» — Кавказской армией. Однако, по мнению современников, Великий Князь не обладал талантами военачальника, и не проявил на этом посту ни необходимой энергии, ни военного искусства. Ряд успехов Кавказской армии был в большей степени связан с деятельностью генералов Михаила Тариеловича Лорис-Меликова (1825-1888), Николая Николаевича Обручева (1830-1904) и Ивана Давидовича Лазарева (1820-1879).

Девятого (22) октября 1877 года «… за разбитие наголову кавказскими войсками под личным предводительством Его Высочества армии Мухтара-паши…» Высочайшей волей Государя Александра II Великий Князь Михаил Николаевич пожалован был орденом Святого великомученика и Победоносца Георгия 1-го класса. Так стал он 24-м кавалером высшего военного ордена Российской империи и последним кавалером столь высокой награды в XIX веке.

16 (29) апреля 1878 года, по окончании Русско-турецкой войны, 45-летний Великий Князь Михаил Николаевич Высочайшей волей произведен был в высший военный чин Российской Империи — генерал-фельдмаршалы, став последним представителем Дома Романовых, пожалованным столь высоким воинским чином. Никто более не имел после Великого Князя Михаила Николаевича все высшие русские воинские и гражданские награды Империи и чин генерал-фельдмаршала.

Новые Высочайшие поручения

После трагической гибели от рук богоборцев Августейшего старшего брата Государя Александра II Николаевича Великий Князь, бывший с Императором до последней минуты его жизни, разделил тяжелую скорбь Императорской Фамилии и русского народа.

После воцарения своего Августейшего племянника Государя Императора Александра III Александровича Великий Князь Михаил Николаевич покинул Кавказ и 14 (27) июля 1881 года возвратился в Санкт-Петербург.

В июле того же года Великий Князь Высочайше назначен был Государем Александром III Николаевичем (1845-1894) председателем Государственного совета. Высший государственный пост в Российской Империи Великий Князь Михаил Николаевич занимал 24 года, до августа 1905 года — более чем кто-либо до и после него за всю историю России.

С мая 1883 года Государь поручил Великому Князю быть членом Комитета Министров. В качестве генерал-фельдцейхмейстера он продолжал заниматься делами русской артиллерии.

С 1892 года Великий Князь председательствовал в Императорском Александровском Комитете о раненых.

В июле 1894 года Государь Александр III Высочайше поручил Великому Князю возглавить Комиссию для разработки вопросов, касающихся береговой обороны государства.

В области внутренней политики Великий Князь являлся консерватором. Взгляды его находили отражение во всей государственной деятельности последней четверти XIX – начала XX века. По мнению С. Ю. Витте: «Менее одаренный, чем его братья, человек благородного и уравновешенного характера, исключительной осанки, Великий Князь… по возрасту и положению занимал исключительное положение среди семьи. Никто из родственников не стал бы ему перечить. Благодаря своему такту и влиянию он являлся настоящим миротворцем».

Последние годы жизни

С воцарением 20 октября (2 ноября) 1894 года Государя Императора Николая II Многострадального (1868-1918) Великий Князь Михаил Николаевич, последний из живших на свете Августейших детей Государя Императора Николай I Павловича, обладавший масштабным опытом государственной деятельности, по словам его Августейшего сына, Великого Князя Александра Михайловича (1866-1933), «был бы идеальным советником молодого Императора, если бы не был столь непреклонным сторонником строгой дисциплины. Ведь его внучатый племянник был его Государем, и, как таковому, ему надлежало оказывать беспрекословное повиновение. Когда Николай II говорил ему: «Я полагаю, дядя Миша, что необходимо последовать совету министра иностранных дел, мой отец кланялся и «следовал совету» министра иностранных дел. Привыкнув видеть во главе России людей зрелого ума и непреклонной воли, Великий Князь Михаил Николаевич никогда не сомневался в конечной мудрости решений своего внучатого племянника, что аннулировало потенциальную ценность его всестороннего понимания вопросов управления Империей».

По словам же генерал-лейтенанта, генерал-губернатора Москвы В. Ф. Джунковского (1865-1938), «его высокая фигура старого рыцаря производила обаятельное впечатление на всех, кто с ним имел соприкосновение. Он умел соединять величие с удивительной простотой. Он был очень добрый человек… Он был единственный из Великих Князей, сохранивший еще с некоторыми обращение на «ты», и это «ты» звучало в устах Великого Князя каким-то родным и дорогим… Последние годы… Великий Князь был очень болен общим склерозом; сначала он долгое время жил в Михайловском, близ Стрельны… Он был недвижим, полупарализован, но голова его по временам была совсем свежа, и он бывал всегда очень тронут, когда его навещали…».

С августа 1905, после реорганизации Государственного совета, предпринятого С. Ю. Витте, Великий Князь состоял его почетным председателем. Он также являлся почетным вице-президентом Императорской Михайловской артиллерийской Академии, почетным членом Николаевской Академии Генерального штаба, Императорской Николаевской инженерной и Императорской Военно-медицинской Академий, Императорского Русского географического общества, шефом Лейб-Гвардии Конно-гренадерского полка, ряда других гвардейских и армейских соединений.

В последние годы жизни с 1903 года, будучи тяжело больным, большую часть времени Великий Князь проводил за границей.

Великий Князь Михаил Николаевич скончался пятого (18) декабря 1909 года на 78-м году жизни на своей вилле в г. Канны на юге Франции.

Со всеми подобающими почестями 23 декабря 1909 года (5 января 1910 года) прах Великого Князя Михаила Николаевича погребли в Санкт-Петербурге в Великокняжеской усыпальнице собора Святых первоверховных Апостолов Петра и Павла. Память о Великом Князе Михаиле Николаевича сохранялась в Русской Армии и после его кончины.

Так, 30 декабря 1909 года (12 января 1910 года) полк Великого Князя назван 1-м Кавказским стрелковым генерал-фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича полком, а в феврале 1910 года он был развернут в полк и назван 1-й стрелковый Кавказский генерал-фельдмаршала великого князя Михаила Николаевича полк.

На полях Великой войны 1914-1918 гг. также храбро сражался 1-й Кубанский пластунский генерал-фельдмаршала Великого Князя Михаила Николаевича батальон.

Августейшая семья: предки и потомки

По воспоминанию С. Ю. Витте, «Государь Император (Александр III ) очень любил отца Александра Михайловича, Михаила Николаевича, своего дядю; это был единственный из его дядей, к которому он относился вполне благосклонно и любовно, главным образом именно потому, что Великий Князь Михаил Николаевич был образцового поведения, как в семейной жизни, так и вообще как Великий Князь.

Но к сыновьям его, к детям Великого Князя Михаила Николаевича, Император Александр III относился уже не так благосклонно; к жене Великого Князя, Великой Княгине Ольге Федоровне, Император также относился не вполне благосклонно, вероятно потому, что, во-первых, Великая Княгиня Ольга Федоровна не была вполне образцовой супругой, а затем, во-вторых, главным образом потому, что она имела еврейский тип, ибо, как это известно в Бадене, она находилась в довольно близком родстве с одним из еврейских банкиров в Карлсруэ.

Этот еврейский тип, а пожалуй, и еврейский характер в значительной степени перешел и к некоторым из ее детей.

Однажды Император Александр III , обратясь ко мне, говорит:

— Вы вчера видели детей…..зонов? (Император произнес одну еврейскую фамилию.)

Я не понял, о каких детях с еврейским именем он мне говорит. После мне объяснили, что он мне говорил о некоторых из Михайловичей…»

При подробном рассмотрении этого вопроса удалось установить следующее.

В 25-летнем возрасте 16 (29) августа 1857 года Великий Князь Михаил Николаевич браковенчался с принцессой Великого герцогства Баден Цецилией Августой (1839-1891), четвертой Августейшей дочерью Великого герцога Бадена и Андреевского кавалера Леопольда I (1790-1852) и принцессы Дома Голштейн-Готторп Софии Вильгельмины (1801-1865), бывшей старшей Августейшей дочерью короля Швеции Густава IV Адольфа (1778-1837).

По материнской линии, кавалерами высшего ордена Российской Империи были прадед принцессы Цецилии Августы король Густав IV Адольф, прапрадед-король Густав III (1746-1792) и младший Августейший брат последнего будущий король Карл XIII (1748-1818). Наконец, основатель шведской династии Голштейн-Готторп прапрапрадед и король Швеции Адольф Фридрих (1710-1771).

Надо также непременно отметить, что Августейшая бабка принцессы Цецилии Августы принцесса Фредерика Вильгельмина Доротея (1781-1826), приходилась младшей венценосной сестрой Государыне Императрице Елизавете Алексеевне (1779-1826), Августейшей супруге Государя Императора Александра I Павловича (1777-1825). А потому герцогский Дом Баден хорошо известен был Дому Романовых с конца XVIII века. Так, Августейший прадед принцессы Цецилии Августы и державный отец Государыни Елизаветы Алексеевны марграф Баден Карл Людвиг (17755-1801), а также венценосный старший сын его герцог Карл Людвиг (1786-1818) Высочайше пожалованы были высшим орденом России.

Кроме того, Августейший прадед по отцу марграф Бадена Карл Фридрих (1730-1811) и трое Августейших братьев принцессы Цецилии Августы, принявшей после Святого Таинства браковенчания имя Ольги Феодоровны и титул Великой Княгини – Великий герцог Баден Фридрих I Вильгельм Людвиг (1826-1907), герцог Людвиг Вильгельм Август (1829-1897) и герцог Карл Фридрих Густав Вильгельм Максимилиан (1832-1906) также Высочайше пожалованы были высшим орденом Российской Империи – орденом Святого Апостола Андрея Первозванного. Такова столь богатая и разнообразная родословная избранницы Великого Князя Михаила Николаевича. Как видим, кровного родства с банкирской, а тем более еврейской фамилией у предков Великой Княгини ни по мужской, ни по женской линии не имелось.

За 34 года счастливой семейной жизни У Великокняжеской четы на свет появилось семеро Августейших детей – внуков и внучек Государя Императора Николая I Павловича. Но, к несчастью, из шести державных сыновей Великого Князя трое были умучены богоборцами в 1918-1919 гг., а самый младший, скончался, не дожив и 20 лет.

Единственная Августейшая дочь Великого Князя Михаила Николаевича Великая Княгиня Анастасия Михайловна (1860-1922) 12 (25) января 1879 года браковенчалась с Великим герцогом Мекленбург-Шверин Фридрихом Францем III (1857-1891) и имела от него троих державных детей: двух дочерей и единственного сына — последнего Великого герцога Мекленбург-Шверин и Андреевского кавалера Фридриха Франца IV (1882-1945), к несчастью, воевавшего в составе Германской империи против России в Великой войне 1914-1918 гг.

Августейшие дочери Великой Княгини Анастасии Михайловны, державные внучки великого Князя Михаила Николаевича породнились с королевскими Домами Дании и Германии. Так старшая Августейшая дочь принцесса Александрина (Ингрид) 26 апреля (9 мая) 1898 года браковенчалась с наследным принцем Дании Христианом (1870-1947), взошедшим на престол королевства в 1912 году под именем Христиана X . Их державные потомки и теперь занимают трон Дании.

Младшая Августейшая дочь – внучка Великого Князя Михаила Николаевича принцесса Цецилия Августа (1886-1954) шестого (18) июня 1905 года вновь породнила Дом Романовых с Домом Гогенцоллерн, браковенчавшись с наследником престола Германии кронпринцем и Андреевским кавалером Вильгельмом Фридрихом Виктором Августом Эрнстом (1882-1951), старшим Августейшим принцем императора Германии Вильгельма II (1859-1941).

Старший Августейший сын Великого Князя Михаила Николаевича Великий Князь Николай Михайлович (1859-1919), генерал от инфантерии, известный русский историк, потомства не оставил.

Жизнь Великого Князя оборвалась в возрасте 60 лет при трагических обстоятельствах. Вместе с другими Августейшими представителями Дома Романовых он расстрелян был богоборцами как заложник в конце января 1919 года во дворе Петропавловской крепости. Вместе с ним погиб Августейший брат Великий Князь Георгий Михайлович (1863-1919), о котором речь пойдет ниже.

Великий Князь Михаил Михайлович (1861-1929) многие годы прожил за границей, в Великобритании и Франции, куда был выслан по воле Императора Александра III Александровича за нарушение слова, данного Государю и морганатический брак с разведенной Софией Николаевной Меренберг (1868-1927), графиней де Торби, внучкой поэта А. С. Пушкина (1799-1837). От нее у Великого Князя родились трое детей: графини де Торби Анастасия (Зия) (1892-1977) и Надежда (1896-1963), и граф де Торби Михаил (1898-1959), потомство не оставивший.

Обе дочери Великого Князя Михаила Михайловича породнились с английскими и испанскими аристократами и имели потомство.

Так, графиня де Торби Анастасия Михайловна (Зия) (1892-1977), четвертого (17) июля 1917 года вышла замуж за баронета Гарольда Огастуса Уэрнера (1893-1973), генерал-майора британской армии, от которого родилось трое детей: единственный сын Джордж (1918-1942), и две дочери: Джорджина (р. 1919) и Майра (р. 1925). Внучка Великого Князя Михаила Николаевича владела одним из самых знаменитых европейских замков Лутон Ху в Бэлдфоршире и собрала в собственном доме крупнейший европейский музей А. С. Пушкина.

Графиня де Торби Надежда Михайловна (Нада) (1896-1963), второго (15) ноября 1916 года вышла замуж за лорда Маунтбэттен (фон Баттенберг) Георга Луиса Виктора Серджиуса (1892-1938), 2-го маркиза Милфорд-Хейвен, графа Медина и родила от него дочь Татьяну (1917-1888) и сына Давида (1919-1973). Об этой внучке Великого Князя Михаила Николаевича написал в своих воспоминаниях ее державный дядя Великий Князь Александр Михайлович: « Одна из его дочерей, которая известна в обществе по ее теперешнему титулу леди Мильфорд-Хэвен (титул дарован в 1921 году) , вышла замуж за принца Баттенберга, двоюродного брата королевы испанской».

Великий Князь Георгий Михайлович (1863-1919), генерал-лейтенант, управляющий Русским музеем Императора Александра III , известный коллекционер-нумизмат и историк погиб от руки богоборцев в один день и час 30 января 1919 года со старшим Августейшим братом Великим Князем Михаилом Михайловичем во дворе Петропавловской крепости.

30 апреля (13 мая) 1900 года Великий Князь Георгий Михайлович браковенчался с принцессой Дома Шлезвиг-Голштейн-Зонденбург-Глюксбург Марией Георгиевной (1876-1940), второй (младшей) Августейшей дочерью короля Греции Георга I (1845-1913) и Великой Княгини Ольги Константиновны (1851-1926).

От брака имел двух Августейших дочерей – державных внучек Великого Князя Михаила Николаевича Княгинь Императорской Крови Нину Георгиевну (1901-1974) и Ксению Георгиевну (1903-1965), династических и равнородных браков позднее не имевших.

Великий Князь Александр Михайлович (1866-1933), адмирал, полевой генерал-инспектор военно-воздушного флота России, от брака, заключенного 25 июля (7 августа) 1894 года со старшей Августейшей дочерью Государя Императора Александра III Александровича Великой Княгиней Ксенией Александровной (1875-1960), имел семерых Августейших детей – внуков и внучек Великого Князя Михаила Николаевича и Государя Императора Александра III Александровича. Однако никто из них не имел династических или равнородных браков.

Единственная дочь Великая Княгиня Ирина Александровна (1895-1970), девятого (22) февраля 1914 года вышла замуж за Князя Феликса Феликсовича Юсупова (1887-1967) и родила от него единственную дочь Ирину Феликсовну (1915-1983), потомство не оставившую.

Великий Князь Андрей Александрович (1897-1981) имел два не династических брака и троих детей.

Великий Князь Феодор Александрович (1898-1968) женат был единожды, но развелся. Имел от Княгини Палей Ирины Павловны (1903-1990) двоих детей, ныне здравствующих.

Великий Князь Никита Александрович (1900-1974) от графини Воронцовой-Дашковой Марии Илларионовны (1903-1997) имел двух сыновей, ныне здравствующих.

Великий Князь Димитрий Александрович (1901-1980) от двух браков имел единственную дочь, ныне здравствующую.

Великий Князь Ростислав Александрович (1902-1978) женат был трижды и имел двоих сыновей, один из которых ныне здравствует.

Великий Князь Василий Александрович (1907-1989) браковенчался с Княгиней Голицыной Наталией Алексеевной (1907-1989), от которой имел единственную дочь, ныне здравствующую.

Великий Князь Сергий Михайлович (1869-1918), генерал-лейтенант, генерал-инспектор артиллерии при Верховном Главнокомандующем Государе Императоре Николае II Александровиче в отставке и мученик Алапаевский погиб от рук богоборцев 18 июля 1918 года в пригороде г. Алапаевска, Пермской губернии вместе с другими Августейшими Особами Дома Романовых, в числе которых была венценосная сестра Государыни Императрицы Мученицы Александры II Феодоровны (1872-1918) Великая Княгиня Елизавета Феодоровна (1864-1918) и верные им слуги.

Великий Князь Сергий Михайлович женат не был и потомства не оставил.

Самый младший Августейший сын Великого Князя Михаила Николаевича Великий Князь Алексий Михайлович (1875-1895) скончался на 20-м году жизни от туберкулеза в итальянском г. Сан-Ремо.

С подобающими почестями 28 февраля (13 марта) 1895 года он погребен был в Санкт-Петербурге, в Великокняжеской усыпальнице собора Святых первоверховных Апостолов Петра и Павла.

Семьянин

Николай II был императором, который всегда старался уделять внимание своей семье. Он не любил шумный Петербург, поэтому жил с женой и дочерьми в тихом Царском Селе. Летнее время он почти полностью отводил отпуску в кругу семьи, ежегодно отправляясь жить в Ливадию или путешествуя на яхте “Штандарт” по Финскому заливу и Балтийскому морю.

Любящая дочь

Однажды привезли партию раненых. Их, как всегда на вокзале встретили Великие Княжны. Они исполняли все, что приказывали им доктора, и даже мыли ноги раненым, чтобы тут же на вокзале, очистить раны от грязи и предохранить от заражения крови. После долгой и тяжелой работы Княжны с другими сестрами размещали раненых по палатам.

Усталая Великая Княжна Ольга Николаевна присела на постель одного из вновь привезенных солдат. Солдат тотчас же пустился в разговоры. Ольга Николаевна, как и всегда, и словом не обмолвилась, что она Великая Княжна.
— Умаялась сердечная? — спросил солдат.
— Да, немного устала. Это хорошо, когда устанешь.
— Чего же тут хорошего?
— Значит, поработала.
— Этак тебе не тут сидеть надо. На фронт бы поехала.
— Да моя мечта — на фронт попасть.
— Чего же. Поезжай.
— Я бы поехала, да отец не пускает, говорит, что я здоровьем для этого слишком слаба.
— А ты плюнь на отца да поезжай.
Княжна рассмеялась.
— Нет, уж плюнуть-то не могу. Уж очень мы друг друга любим.

Екатерина Павловна Романова

Екатерина родилась в 1788 году. Она была шестым ребенком в семье цесаревича Павла, прежде нее родились двое братьев и три сестры. Имя в честь великой бабушки девочка получила в знак признательности. Императрица Екатерина присутствовала на родах своей невестки и первая заметила, что жизнь Марии Федоровны и малышки висит на волоске, велела докторам принять самые активные меры по родовспоможению.

Образование Екатерина Павловна получила блестящее, одно из лучших в Европе, иначе и быть не могло, русский двор считался блистательным по всем параметрам. Способная к наукам девочка была бойкой и в повседневной жизни. От бабушки ей досталось не только имя, но и умение располагать к себе людей, убеждать, мотивировать делать то, что нужно ей.

Активная девчушка выросла в яркую харизматичную красавицу-девушку. Роман незамужней великой княжны Екатерины Павловны и храброго прославленного генерала обсуждали все. Петр Иванович Багратион был на 23 года старше, был женат, молодая жена изменяла. Генерал окунулся в любовь с княжной словно в омут. Но это было уже перебор, Багратиона удалили от двора.

Жизнь молодой красотки Екатерины Павловны била ключом. В 1808 году к 20-летней русской великой княжне проявил интерес сам Наполеон. Императору позарез хотелось заиметь в жены девицу из старинного знатного рода, так, чтобы вся Европа видела и уважала. Вошедшая в брачный возраст сестра русского императора была в самый раз.

Екатерина наотрез отказалась выходить замуж за врага. Зря, что ли, ее старшие сестры повыходили замуж за немецких принцев, чтобы закрепить дружбу России с Австрией против француза?!

Император Александр тоже не горел желанием родниться с Наполеоном. Тянул время, в конце-концов отказал, мол, девица не согласна. Екатерина стала популярнее прежнего.

После размолвки с Багратионом ветреная красавица взмахнула хвостом и выскочила замуж за принца Ольденбургского. Герцогство Ольденбургское передавали туда-сюда, номинально оно было одним из германских государств. Жили герцоги в России.

С принцем Ольденбургским Екатерина жила в Твери. Там супружеская чета навела порядок и показала себя грамотными управленцами. У них родилось двое детей.В 1812 году в очередной битве с французами супруг великой княжны погиб. Ранее в том же году погиб на поле боя и давний ее любовник генерал Багратион.

Екатерина погоревала, но быстро вернулась к жизни. К чести великой княжны следует сказать, что во время Отечественной войны 1812 года она активно организовывала ополчение и внесла свой посильный вклад в победу.

Как сестра императора-победителя она поехала в Европу. Александра, его жену и сестру везде принимали с восторгом. Екатерина Павловна вставила свои пять копеек и на Венском конгрессе, и покорила сердца многих в Англии, и устроила брак своей младшей сестренки Анны с принцем Оранским. В общем, была не последней фигурой в Европе благодаря своему уму, суждениям, харизме и конечно же родственным связям.

В 1816 году неугомонная княжна снова выходит замуж. За своего двоюродного брата принца Вильгельма Вюртембергского. Ее матушка и его отец были родными сестрой и братом. Кстати, папаша Вильгельма был тот еще жук — сперва продавил преобразование маленького Вюртемберга из герцогства в королевство, потом поддерживал Наполеона в войне с Россией. Помер, оставив брожение умов во вверенной ему территории.

В такие реалии приехала наша Екатерина Павловна. Деятельная дамочка видимо, имела поистине великий управленческий талант. Принц стал королем, она соответственно королевой Вюртемберга, страны, где провела всё детство и юность ее мать. Супруги жили счастливо, родили двоих детей, для своей маленькой страны сделали очень много в плане развития цивилизации, культуры, экономики.

За три года Екатерина Павловна успела сделать в Вюртемберге столько, что ее память чтут там до сих пор, а у нас очередную дочь императорской семьи мало кто помнит.

Екатерина умерла молодой, скоропостижно, от менингита, ей было 32. Муж не помнил себя от горя. Правда, горе не помешало ему через год жениться на другой своей кузине.

Николай Михайлович Романов

Вел. князь Николай Михайлович родился 14 апреля 1859 г. в Царском Селе. Он был первым из семи детей Вел. князя Михаила Николаевича и Ольги Федоровны, урожд. Цецилии-Августы, принцессы и маркграфини Баденской. Свое имя он получил в честь деда — императора Николая I, а в семье его звали «Бимбо». Ему было 3 года, когда его отец был назначен Наместником ЕИВ на Кавказе, и семья переехала в Тифлис.

Николай провел детство и юность в Грузии, где семья жила двадцать лет. Михайловичи (младшая ветвь династии Романовых), вырастая на Кавказе, пребывали в атмосфере, далекой от имперской столицы и своих двоюродных братьев, потому, наверное, прослыли самыми прогрессивными и либеральными среди всех Романовых.

Сыновья получили образование от частных репетиторов, а Николай, самый одаренный ученик, с ранней юности проявил интерес к естественным наукам. Его увлечения с годами стали глубокими исследованиями, юный Вел. князь за ряд публикаций в научных журналах Европы был уже в 18 лет избран членом Французского энтомологического общества.
Но по семейной традиции Н.М. стал военным. Первый офицерский чин получил в 1875 г., участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. (на Кавказе); в декабре 1877 г. был награждён орденом св. Георгия 4-й ст. «за дело 3-го октября, при разбитии армии Мухтара-паши в сражении на Аладжинских высотах».

После войны окончил Академию Генерального штаба и с 1884 по 1903 гг. занимал командные должности в армии: командир 16 гренадерского Мингрельского полка, шеф 13 артиллерийской бригады 82 пехотного Дагестанского полка, командующий Кавказской гренадерской дивизией. Дослужился до генерала от инфантерии, был назначен генерал-адъютантом свиты Николая II.
Главной его страстью оставались история и бабочки. Он проводил сборы бабочек, даже находясь на театре военных действий в Карской области. Экземпляр одного из открытых им новых видов был пойман в его походной палатке. Крупнейшая в России коллекция чешуекрылых, состоящая из 110 220 экз., была подарена Зоологическому музею Императорской академии наук, она полностью сохранилась в тех же шкафах до сегодняшних дней в фондах Зоологического музея РАН в Петербурге.

Еще в юности Н.М. влюбился в свою двоюродную сестру — принцессу Викторию Баденскую, но его дядя Император Александр II не дал разрешения на брак. Позже его избранница стала Королевой Швеции. Вторая попытка была предпринята в в 1880-х гг. Вел. князь вознамерился жениться на принцессе Амели Орлеанской. Она была католичкой, и Папа римский дал понять, что готов дать согласие на брак. «Царь Николай I перевернулся бы в гробу, если бы узнал, что его внук собирается жениться на внучке Короля-гражданина Луи Филиппа,— говорила его мать Вел. Княгиня Ольга Федоровна. Старый Государь никогда бы не признал такой брак законным» [1]. Император этот союз не одобрил, в итоге Н.М. так на всю жизнь и остался холостяком.
Н.М. был высок ростом (190 см.), крепкого телосложения, с темными глазами и короткой темной треугольной бородой. Он рано облысел, но, как говорили, пользовался успехом у женщин, и от него даже остались незаконнорожденные дети.

В 1903 г. Н.М. вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта и полностью посвятил себя научным исследованиям, работе в архивах, коллекционированию. Предмет его особых интересов — история эпохи Александра I. Вот названия некоторых его трудов: «О Долгоруких, сподвижниках Александра Первого в первые годы его царствования» (1901); «Граф Павел Александрович Строганов (1774-1817). Историческое исследование эпохи Александра Первого» в 3-х т. (1903); «Дипломатические отношения России и Франции по донесениям императоров Александра и Наполеона. 1808–1812 гг.» в 7-ми т. (1905 – 1914); «Императрица Елизавета Алексеевна» в 3-х т. (1908–1909).
Наиболее фундаментальный труд — «Император Александр I. Опыт исторического исследования» в 2-х т. (на французском языке 1912, 2-е изд., 1914). В нем использовано много ранее недоступных материалов из гос. архивов, на работу с которыми Вел. князю дал разрешение Николай II.

Особо надо отметить его труд «Военная галерея 1812 г.» (СПб., 1912) с изображениями всех 332-х генералов-участников наполеоновских войн 1812-1815 гг. Эта большая книга является последним памятником великих событий, предназначенным увековечить русский патриотизм. После революции дело не пошло дальше небольших книжечек и фальсифицированной истории Отечественной войны 1812 г., взрывом могил героев на Бородинском поле и т.п.

С 1906 г. Н.М. заинтересовался русскими и зарубежными некрополями. Он издал ценнейшее описания «Русский некрополь в Париже», «Петербургский некрополь» (1912–1913, в 4-х т.), «Московский некрополь» (1907–1908, в 3-х т.), «Руссий провинциальный некрополь» (1914, издан только 1 том).

Н.М. был председателем Русского Исторического общества, в 1915 г. по решению Совета Московского университета он получил степень доктора русской истории. Он возглавлял также Русское Географическое общество (с 1892), Общество защиты и сохранения памятников искусства и старины (с 1910), был почетным членом Императорского Московского археологического общества (с 1907), Академии духовных и политических наук Института Франции (1913), доктором философии Берлинского университета (1910-1914).

В 1909 г. после смерти отца — Вел. Князя Михаила Николаевича он наследовал огромное состояние и стал владельцем Ново-Михайловского дворца в Петербурге на Дворцовой набережной, 18

С началом Великой войны Н.М. был направлен в распоряжение главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта в Киев, а позже в Ровно. В боевых действиях он не участвовал, ежедневно инспектировал госпитали и больницы. Всего за несколько дней в конце августа 1914 г. через Ровно прошло 6000 раненых солдат. Он был в ужасе от увиденного и писал, что «сердце мое почти остановилось от зрелища человеческих страданий» [2].
Н.М. почти с самых первых дней войны подверг жестокой критике бездарные действия своего давнего недруга — Вел. князя Николая Николаевича (младшего), назначенного Императором на должность Главковерха. Главное, чего он не мог ему простить, это почти полное уничтожение Императорской Гвардии и большей части регулярной армии в 1914 г. в ходе злосчастного наступления на Восточную Пруссию с целью облегчения создавшегося критического положения для французских войск.

В ноябре 1916 г. он передает Императору Николаю II письмо, которое привез лично в Могилев в Ставку Верховного главнокомандующего. Вот строки из него [3]:
«Я долго колебался открыть тебе истину, но после того, как твоя матушка и твои обе сестры меня убедили это сделать, я решился. Ты неоднократно выражал свою волю «довести войну до победоносного конца». Уверен ли ты, что, при настоящих тыловых условиях, это исполнимо? Осведомлен ли ты о внутреннем положении не только внутри империи, но и на окраинах (Сибирь, Туркестан, Кавказ)? Говорят ли тебе всю правду или многое скрывают? Где кроется корень зла? Разреши в кратких словах выяснить тебе суть дела. Ты находишься накануне эры новых волнений, скажу больше — накануне эры покушений…
Пока производимый тобой выбор министров при таком же сотрудничестве был известен только ограниченному кругу лиц — дело могло еще идти, но раз способ стал известен всем и каждому и об этих методах распространилось во всех слоях общества, так дальше управлять Россией немыслимо.

Неоднократно ты мне сказывал, что тебе некому верить, что тебя обманывают. Если это так, то же явление должно повторяться и с твоей супругой, горячо тебя любящей, но заблуждающейся, благодаря злостному, сплошному обману окружающей ее среды. Ты веришь Александре Федоровне. Оно и понятно. Но что исходит из ее уст, — есть результат ловкой подтасовки, а не действительной правды. Если ты не властен отстранить от нее это влияние, то, по крайней мере, огради ее от постоянных, систематических вмешательств этих нашептываний через любимую тобой супругу».

Николаю II переслал это письмо в Царское Село августейшей супруге. Вот ее реакция (17.11.1916):
«Мой ангел милый! Я прочла письмо Николая и страшно возмущена им. Почему ты не остановил его среди разговора и не сказал ему, что если он ещё раз коснется этого предмета или меня, то ты сошлешь его в Сибирь, так как это уже граничит с государственной изменой? Он — воплощение всего злого, все преданные люди ненавидят его — даже те, кто не особенно к нам расположены, возмущаются им и его речами. Этот человек должен трепетать перед тобой; он и Николаша — величайшие мои враги в семье, если не считать черных женщин и Сергея.
Женушка — твоя опора, она каменной скалой стоит за тобой. Я спрошу нашего Друга, считает ли Он уместным, чтоб я поехала через неделю, или, так как тебе нельзя двинуться с места, не следует ли мне здесь оставаться, чтобы помогать «слабому» министру. Они снова выбрали Родзянко, а его речи ужасны, как и то, что он говорит министрам. Благословляю и целую без конца. Всецело Твоя».

Н.М. в тот же день 17 ноября принимает в своем дворце Василия Шульгина (монархист, депутат IV Гос. думы). Тот вспоминает : «За кофе Великий князь заговорил: ”Дело обстоит так… Я решился написать письмо Государю. Но совершенно откровенно… до конца. Все-таки я значительно старше, кроме того, мне ничего не нужно, я ничего не ищу, но не могу же я равнодушно смотреть, как мы сами себя губим… Мы ведь идем к гибели; В этом не может быть никакого сомнения. Я написал все это. Но письмо не пришлось послать. Я поехал в Ставку и говорил с ним лично. Я просил разрешения прочесть это письмо вслух… И я прочел”».
На следующий день в Ново-Михайловский дворец прибывает Владимир Пуришкевич.

Эпизод с письмом не имел никаких последствий для Н.М. Чашу терпения Царственной четы переполнило только то, что Вел. князь подписал обращенное к Государю письмо членов Императорского дома Романовых о смягчении участи убийцы Распутина — Вел. князя Дмитрия Павловича Романова.

Николай Михайлович, не предвидя для себя каких-либо дурных последствий, продолжал оставаться в Петрограде и после того, как власть в стране захватили большевики. Уже весной 1918 г. он вместе с Вел. князьями Павлом Александровичем, Дмитрием Константиновичем и Георгием Михайловичем был выслан в Вологду.
В июле Н.М. и находившиеся с ним Вел. князья были арестованы и некоторое время содержались в Вологодской тюрьме, откуда вскоре были переведены в Петроград. В сентябре все они были объявлены заложниками. Несмотря на то, что заложничество всегда считалось самым варварским и подлым приемом войны, таковая практика получила широчайшее применение в рамках «Красного Террора».

Узники сидели в ДОПРе на ул Шпалерной. 15 августа 1918 г. к ним присоединился еще один — князь Императорской Крови Гавриил Константинович (1887-1955). Их стало пятеро, четверо были внуками Императора Николая I, один — его правнук. Иной раз кажется, что в чью-то большевицкую голову пришла оригинальная мысль сделать «ответку» на казнь Николаем I пятерых декабристов на кронверке Петропавловской крепости в 1826 г.

Но князя Гавриила спасла его жена, балерина Антонина Рафаиловна Нестеровская (Нина) с помощью просто нечеловеческих усилий и при весьма загадочных обстоятельствах. Она дошла до Глеба Бокия, занявшего место Урицкого и до Максима Горького, прямо на квартиру к которому был перевезен кн. Гавриил. В ноябре 1918 г. Горький обратился к тов. Ленину с письмом, которое стоит здесь привести:

Дорогой Владимир Ильич!
Сделайте маленькое и умное дело, — распорядитесь, чтобы выпустили из тюрьмы бывшего великого князя Гавриила Константиновича Романова. Это — очень хороший человек, во-первых, и опасно больной, во-вторых.
Зачем фабриковать мучеников? Это вреднейший род занятий вообще, а для людей, желающих построить свободное государство, — в особенности.
К тому же немножко романтизма никогда не портит политики. <…>
Выпустите же Романова и будьте здоровы.
А. Пешков.

Больного кн. Гавриила 11 ноября 1918 г. перевезли в Финляндию в ручной тележке.
Четырех Великих князей за несколько часов до казни перевели в Петропавловскую крепость, где 100 лет назад в ночь с 29 на 30 января (или с 23 на 24, английская ВИКИ приводит дату 28 января) 1919 г. они были расстреляны. Местонахождение их честных останков неизвестно, похоже, искать их никто и не собирается.

Воспитание сына

«Во время одной прогулки по берегу Днепра, при посещении Императорской Ставки Верховного Главнокомандующего, Цесаревич в будучи шаловливом настроении, вытащил у меня зонтик и бросил его в реку. Великая Княжна Ольга и я старались зацепить его палками и ветками, но так как он был раскрыт ,то течением и ветром его подхватило, и не было под рукой ни лодки, ни плота, с которого можно было бы его поймать.

Неожиданно появился Государь. «Что это за представление?» — спросил он, удивленный нашими упражнениями около воды.
«Алексей бросил ее зонтик в реку, и это такой стыд, так как это ее самый лучший», — ответила Великая Княжна, стараясь безнадежно зацепить ручку большой корявой веткой.

Улыбка исчезла с лица Государя. Он повернулся к своему сыну.
«Так в отношении дамы не поступают, — сказал он сухо. — Мне стыдно за тебя, Алексей.  Я прошу извинения за него, — добавил он, обращаясь ко мне, — и я попробую исправить дело и спасти этот злополучный зонтик».

К моему величайшему смущению, Император вошел в воду. Когда он дошел до зонтика, вода была выше колен…
Он передал мне его с улыбкой: «Мне все же не пришлось плыть за ним! Теперь я сяду и буду сушиться на солнце.»
Бедный маленький царевич, красный от отцовского резкого замечания, расстроенный подошел ко мне. Он извинился как взрослый.
Вероятно Государь позже поговорил с ним ,так как после этого случая он перенял манеру отца, подчас забавляя нас неожиданными старомодными знаками внимания по отношению к женщинам. Это было очаровательно».

Воспоминания баронессы Бухсгевден

Александр Михайлович Романов

Александр Михайлович вошёл в историю как один из самых незаурядных и, как он сам себя называл, «непутёвых» представителей Российской Императорской Фамилии. Первую часть своей многосторонней жизни он посвятил императорскому флоту, а незадолго перед Первой мировой войной, он стал отцом-основателем русской военной авиации. Уже в эмиграции Александр Михайлович шокировал многих своих соотечественников, увлёкшись спиритизмом и мистицизмом, выступая с лекциями на тему потусторонней жизни и общения с душами усопших.

Александр Михайлович был пятым ребёнком и четвёртым сыном в семье Великого Князя Михаила Николаевича и Великой Княгини Ольги Фёдоровны, урождённой принцессы Баденской. Он появился на свет 1/13 апреля 1866 года в Тифлисе, когда его отец занимал должность Наместника Императора на Кавказе. Будучи одарённым и высокообразованным человеком, Александр Михайлович (или Сандро, как его зачастую звали близкие и друзья на грузинский манер), решил связать свою жизнь с флотом. В возрасте девятнадцати лет он блестяще окончил Морское училище и совершил своё первое кругосветное путешествие на корвете «Рында». Великий Князь был одним из немногих, кто пытался предпринять шаги по реформированию русского военного флота, но практически всегда сталкивался с твёрдым непониманием насущных проблем армии в верхах власти. В конечном итоге, его служба прервалась, а позднее он ненадолго возглавил русский торговый флот, но в ходе подковёрных интриг был вынужден оставить и этот пост.

Оказавшись в отставке, Великий Князь не стал коротать время в своём крымском имении Ай-Тодор и вспоминать былые лучезарные годы. Его буйная натура при любых жизненных обстоятельствах искала себе дело, приносящее пользу, как государству, так и обществу. Узнав о перелёте французского авиаконструктора Луи Блерио через Ла-Манш, Александр Михайлович загорелся идеей развития воздухоплавания в России. Благодаря его энергии и огромным усилиям, в ноябре 1910 года в Севастополе была открыта первая в России авиационная школа, а Александр Михайлович по праву стал носить звание шефа императорского военно-воздушного флота.

С детства он был дружен со своим двоюродным племянником и почти ровесником Николаем II. Тогда же Александр Михайлович познакомился со старшей сестрой будущего Государя Ксенией Александровной, которая в 1894 году стала его женой. У них родились шестеро статных и красивых сыновей и одна очаровательная дочь. После революции Александр Михайлович проживал вместе с семьёй в своём крымском имении Ай-Тодор, где был взят под домашний арест. Он также стал свидетелем оккупации полуострова немецкими войсками, а затем и прихода в Крым бывших союзников по Антанте.

Великий Князь покинул Россию в декабре 1918 года на борту британского крейсера «Форсайт». Александр Михайлович спешил во Францию на Версальскую конференцию, где хотел выступить перед ведущими мировыми лидерами, чтобы те оказали помощь Белому движению и погибающей России. Но ему так и не удалось ни с кем встретиться, поскольку многие полагали, что Романовы и Россия навсегда выброшены на обочину мировой истории.

Александр Михайлович поселился во Франции отдельно от жены. Их брак дал трещину ещё в начале 1910-х годов, а уже в изгнании он пытался добиться от супруги официального развода, но Ксения Александровна была неумолима и упорно продолжала соблюдать династические приличия.

На склоне своих лет Александр Михайлович занялся написанием мемуаров, издав две книги воспоминаний. Первая вышла в 1929 году в Париже и была озаглавлена «Когда-то Великий Князь», а вторая — «Всегда Великий Князь» увидела свет в 1933 году. При написании своих воспоминаний Александр Михайлович проявил незаурядный литературный талант, показав мастерство художественного слова. В его мемуарах масса интересных, уникальных и загадочных воспоминаний о семье, родине и жизни в изгнании. Фактически, воспоминания Великого Князя — настоящий бестселлер Дома Романовых, но, увы, полностью доверять словам и рассказам внука Императора Николая I невозможно. Порой ради красного словца или яркого описания события, Александр Михайлович пользовался откровенными слухами и нелепыми домыслами, но, несмотря ни на что, читать эти мемуары довольно интересно.

Под конец своей жизни он увлёкся спиритизмом и стал проповедовать необходимость духовной революции. Один швейцарский знакомый предложил Александру Михайловичу прочесть в Цюрихе лекцию о спиритизме. Вскоре пришло новое предложение о курсе лекций уже в США. В далёкой Америке Великий Князь провёл три зимы и прочитал более шестидесяти лекций, но его тянуло в Европу, поближе к родственникам.

Вернувшись из Штатов, Александр Михайлович поселился на своей любимой французской Ривьере. Он пытался заглушить в себе тяжёлые воспоминания о гибели родных братьев Ники и Жоржа, расстрелянных в Петропавловской крепости в 1919 году, забыть кровавые события революции и Гражданской войны. Александр Михайлович одним из первых среди многочисленной родни, стал детально анализировать причины катастрофы, обрушившейся на Россию в 1917 году. Он всё время думал о своей Родине и не переставал надеяться на скорое возвращение домой. «Если мы вернёмся в Россию, то и там будем работать не покладая рук; нам самим придётся строить своё благополучие, помощи ждать будет не от кого, — обращался Великий Князь к своим соотечественникам. — Мы должны любить Россию и русский народ. Раз и навсегда мы должны понять, что новой России мы ничего не можем дать, кроме любви».

Окончив свою вторую книгу воспоминаний в августе 1932 года, Александр Михайлович неожиданно для окружающих слёг. Его мучили страшные боли в спине. За время болезни он сильно похудел и практически не вставал с постели. Врачи диагностировали у него рак лёгких в последней стадии.

В декабре 1932 года Александру Михайловичу стало намного лучше, поэтому Ксения Александровна решила на Рождественские каникулы вернуться в Лондон и провести время с сыновьями. «Доктора более довольны его общим состоянием, и теперь легче будет делать “traitementsеrieux” (серьёзное лечение), — писала Великая Княгине в Париж Александре Оболенской. — В прошлую субботу Сандро причастился и был очень доволен, но устал после всех эмоций. Он позвал Ирину, Ольгу Константиновну и меня к себе в комнату, и мы все помолились вместе — священник прочёл молитвы перед и после причастия».

В феврале 1933 года Ксения Александровна вновь вернулась на юг Франции, где нашла своего мужа «намного бодрее и лучше». Лечащий врач Бусса был доволен состоянием пациента, но внешний вид Александра Михайловича не внушал оптимизма. «Он лежит по утрам у открытого окна на солнце и даже загорел — пока только одна щека, — писала Ксения Александровна своей подруге Александре Оболенской. — Худ он невероятно — больно смотреть».

Развязка событий наступила очень быстро. Все понимали, что дни Великого Князя давно сочтены, но никто не ожидал, что смерть придёт за Александром Михайловичем так быстро и неожиданно. 25 февраля 1933 года Великая Княгиня Ксения Александровна была приглашена в качестве почётного гостя на бал выпускников Пажеского корпуса. Вернувшись с торжественного мероприятия, Ксения Александровна до 11 часов вечера провела у постели больного супруга. Когда их единственная дочь Ирина Александровна пришла на виллу, чтобы заменить мать, Великая Княгиня поцеловала мужа, пожелала ему приятных снов и отправилась в пансион. Как оказалось, это был их последний совместно проведённый вечер.

Отец народа русского

«Помню …один совершенно исключительный случай, говорящий о необычайной деликатности Государя. Накануне я стоял «собаку», то есть вахту, от двенадцати до четырех часов ночи, и Его Величество, выйдя в первом часу ночи на палубу, пожелал мне спокойной вахты.

Утром он обратился к вахтерному начальнику, прося его вызвать меня для прогулки на двойке, но потом, вспомнив, что я стоял «собаку», сказал, что не надо меня будить. По возвращении с прогулки все сопровождавшие Государя приглашались к чаю — подавалась чудная простокваша, молоко и фрукты. Государь сам обращал внимание на то, кто что ест, и приказывал Великим Княжнам угощать нас и сам же нередко рассказывал с большим юмором воспоминания о своих посещениях, когда он был еще Наследником, иностранных государств. В обращении с матросами и нижними чинами чувствовалась неподдельная, искренняя любовь к простому русскому человеку. Это был поистине отец своего народа».

(Из воспоминаний Н.Д. Семенова-Тян-Шанского).

Константин Николаевич Романов

С рождения он был предопределен отцом к морской службе. Его обучали Ф.П. Литке, участник полярных экспедиций и кругосветного плавания в команде В.М. Головнина, а также поэт В.А. Жуковский. Русскую историю преподавал великому князю профессор И.П. Шульгин. В 1844 г. Константин Николаевич совершил большое морское плавание на корабле «Ингерманланд» из Архангельска в Кронштадт. Весной 1815 г. его учебные занятия были приостановлены, и целый год был посвящен морским экспедициям. В сопровождении Литке великий князь отправился сухим путем на юг в Николаев, совершил морское плавание на военном судне в Константинополь, затем посетил Францию, Испанию и Англию.

В 1846 г. великий князь принял присягу, находясь в звании генерал-адмирала. Женился в 1848 г. на троюродной сестре в православии Александре Иосифовне (урожденной Александре Саксен-Альтенбургской) (1830-1911). Брак был заключен по взаимной любви. В нем родилось шестеро детей. Впоследствии старший сын великого князя Николай Константинович Искандер-Романов (1850-1918) из-за семейного скандала был объявлен душевнобольным и выслан из столицы. В 70-х гг. XIX в. Константин Николаевич охладел к жене и завел вторую семью. Его избранницей стала балерина Мариинского театра Анна Васильевна Кузнецова (1847-1922), которая родила великому князю пятерых детей. Император Александр III негативно относился к внебрачной связи своего дяди, поскольку это напоминало ему ситуацию в его собственной семье: его мать страдала из-за второй семьи Александра II с Екатериной Михайловной Долгоруковой. Именно это, а не только либеральные воззрения Константина Николаевича, послужило одной из главных причин его отставки в 1881 г.

В 1849 г. Константин Николаевич принял участие в военных действиях во время Венгерского похода 1849 г., за что был награжден орденом Св. Георгия IV степени. В 1850 г. великий князь был избран почетным членом Императорской Академии Наук. В 1850-1860-е гг. занимался подготовкой проекта Морских уставов. Проект Морского устава разрабатывался по новому сценарию, гласно и публично. Первоначальный его вариант рассылался офицерам Балтийского и Черноморского флотов, и переделывался по их отзывам и замечаниям. В 1853 г. великий князь принял управление морским министерством и приступил к подготовке назревших, по его мнению, преобразований. Усилия Константина Николаевича были направлены на техническое переоснащение отечественного флота. С этой целью он много путешествовал по Европе и изучал передовой опыт кораблестроения. Вскоре после подписания Парижского мира в 1856 г. и по мере накопления финансовых ресурсов началась модернизация российского флота.

Преобразования, проводимые великим князем Константином Николаевичем в морском ведомстве, стали прообразом реформ 1860-х гг., многие из которых осуществлялись также под его руководством. В царствование брата, императора Александра II (1855-1881 гг.), он занимал посты, делавшие его одной из ключевых фигур российской политики. Кроме того Константин Николаевич собирал вокруг себя талантливых молодых людей, которым оказывал посильную протекцию. Его единомышленников называли «константиновцами». Среди них: ближайший друг Константина Николаевича министр народного просвещения А.В. Головнин, министр финансов М.Х. Рейтерн, военный министр Д.А. Милютин и другие. Журнал «Морской Сборник», издававшийся без цензуры и под наблюдением великого князя, превратился в площадку обсуждения самых жгучих общественных вопросов.

Константин Николаевич активно участвовал в деле освобождения крестьян. С 1857 г. он был членом Секретного (затем Главного) комитета по крестьянскому делу (с 1860 г. его председателем). Благодаря его стараниям обсуждение реформы в комитете не затягивалось, и она была принята в кратчайшие сроки. Этим он нажил себе много врагов при дворе.

Будучи председателем Русского географического, Археологического, Технического и некоторых других обществ, оказывал покровительство науке. На средства морского ведомства организовывал экспедиции и оказывал содействие в публикациях научных трудов. В 1856 г. по инициативе великого князя была отправлена литературная экспедиция для исследования жизни русской деревни.

С 1861 по 1864 гг. великий князь был наместником в Царстве Польском. Период его наместничества пришелся на польское восстание 1863 г., до и после которого он безуспешно пытался проводить политику умиротворения. Во время своего пребывания в Варшаве пережил покушение. В конце октября 1863 г. великий князь вместе с супругой выехал через Крым в заграничное путешествие. Первую половину ноября он провел в Вене, затем несколько месяцев — в германских княжествах Бадене, Дармштадте, и Альтенбурге у родственников жены.

С 1865 по 1881 гг. председатель Государственного совета. Став председателем Государственного совета в 1866 г. представил своему брату императору Александру II вариант конституционного проекта, в котором Государственный совет преобразовывался в верхнюю палату парламента. Однако на тот момент император уже пережил первое покушение и отходит от идеи либеральных реформ. В 1880 г. Константин Николаевич демонстрирует свой проект М.Т. Лорис-Меликову.

Гибель царствующего брата воспринял как личную и государственную трагедию. При Александре III был отставлен со всех государственных постов.

В конце 1881 и в 1882 гг. великий князь Константин Николаевич много путешествовал, побывал в Вене, Венеции, Милане, Флоренции, Риме. Потом он несколько месяцев прожил во Франции. Свою боль и разочарование от того, что его деятельность оказалась ненужной, он выразил в частной переписке с В.М. Головниным.

Зиму 1883-1884 гг. он провел в Петербурге, где болел невротическими болями лица и головы. Его лечил доктор Боткин и рекомендовал ему отправиться в южные края. В апреле 1884 г. великий князь выехал в Крым, в Ореанду, где пребывал в уединении. С 1888 г. он тяжело болел, скончался в Павловске 13 января 1892 г. Без преувеличения можно сказать, что отставка сломила его.

Михаил Александрович Романов

Последним императором России был не Николай Второй, а его брат Михаил, правивший всего сутки. Родился этот дворянин в 1878 г. Стал военным. В 1902 году командовал эскадроном кирасиров (кавалеристов в латах). Тактичным и добродушным был их командир Михаил Романов. Но он проявил твёрдость характера в другом деле — влюбившись в жену ротмистра Вульферта, бывшего его подчиненным. Михаила сослали в город Орел, где были расквартированы гусары. А Наталья Вульферт убыла за границу. Вскоре влюбленные встретились, а ротмистр дал жене развод под нажимом Михаила Романова. Родился у Натальи от любовной связи с великим князем сын Георгий, пришлось брату Николаю Александровичу возвести мальчика во дворянство.

Повенчаться на родине Михаилу и Наталье не пришлось – это произошло в Вене. А в России опечатывали имущество великого князя. Но в 1914 началась мировая война, супруги вернулись в Петроград. Михаил Александрович на Кавказе продолжил военную службу, командуя уже конной дивизией. С начала февраля 1916 г. он взял под командование и кавалерийский корпус, став генерал-лейтенантом. Жене Михаила царь пожаловал титул графини с фамилией Брасова. В Петрограде Наталья занялась культурой – открыла салон и приобрела в театре ложу. Революции 1917 года перевернули жизнь императорской семьи – в феврале отрекся Николай Второй от престола в пользу Михаила, тот отказ подписал. С 9 часов вечера 27 февраля согласился новым российским императором. Ночью в Зимнем дворце провёл совещание. Присутствовали старшие офицеры, верные еще имперскому правительству. Но возглавить контрреволюционное движение князь отказался.

Фактически царем власть была передана наследнику и сыну Алексею. А Михаилу предстояло быть регентом. 3 марта 1917 года войска начали было присягать. Хотели солдаты подчиняться новому императору – Михаилу Второму. С момента подписания манифеста великий князь де-юре стал императором. В этом документе Михаил Александрович призвал народ подчиниться Временному правительству. А власть принять соглашался лишь при всенародном же голосовании. Короче, отрекся от нее, был арестован 7 марта 1918 г. (по старому стилю), проживая в Гатчине, и доставлен в Петроград. Затем великого князя выслали в Пермскую губернию. Там за Михаилом следили чекисты.

Похищение из гостиницы великого князя состоялось в июне 1918 года. Чекисты посадили Михаила в фаэтон, повезли куда-то, по пути расстреляв князя и его секретаря, бывшего тоже с Романовым. В лесу забросали ветками тела. Через месяц в Екатеринбурге погибла и царская семья вместе с её главой. Все тёмные дела большевики совершали по ночам. Понимали, что прилюдно это делать нельзя. Массы народные еще жили верой в царя. А его уже не стало.

Мария Александровна Романова

При рождении девочку назвали Максимилиана Вильгельмина Августа София Мария. Потом останется лишь последнее имя. Ее появление на свет было скандальным. Полагали, что последних детей, в том числе и Марию, мать родила от любовника.

Но отец, принц Людвиг II Гессенский был вынужден признать их своими, чтобы избежать скандала.

Девушке было лишь 14 лет, когда в опере ее увидел наследник Российской короны Александр Николаевич. Цесаревич влюбился с первого взгляда и бесповоротно. Он заявил родителям, что скорее откажется от трона, чем от девушки.

Мать Александра была категорически против этого брака, ввиду амурных похождений матери невесты. Но после уговоров сына и мужа императрица Александра Федоровна лично отправляется в Дармштадт, чтобы познакомиться с Марией. Такой вояж будущей свекрови был прецедентом в истории Романовых.

Но согласие на брак сыну она все же дала, а потом и полюбила невестку всей душой за ее личные качества: скромность, верность, доброту, преданность семье.

Через два года после первой встречи, в 1841 году, Мария становится женой цесаревича Александра. Ей шел всего 17-й год.

Супруги любят друг друга и у на свет один за другим появляются их дети. До того, как ее муж стал императором, Мария Александровна родила 6 детей, еще два ребенка появились на свет после коронации.

Правда, счастье родителей было омрачено смертью от менингита старшей дочери, Александры.

Мария Александровна любила загородную жизнь, уделяла огромное внимание воспитанию детей. Кстати, она покровительствовала знаменитому педагогу Ушинскому.

Еще императрица занимается благотворительностью, помогает Красному Кресту. Но все же, центр ее жизни — обожаемый муж. Особенно в первые годы брака.

Почти 40 лет провели бок о бок Александр II и его супруга. Невестку буквально боготворил ее свекор Николай I, и все же любовь в паре закончилась. Муж охладел к той, ради которой был готов отказаться от короны.

Причин было много. Жена рожала детей, а мужчина в самом расцвете сил нуждался в женском внимании. Позже император не выносил подруг своей супруги, с которыми она сблизилась, а подруги со своей стороны всячески настраивали Марию Александровну против мужа.

Да и случившееся в семье горе, смерть старшего сына, наследника престола Николая Александровича ва в 1865 году, подкосила безутешную мать.

Это был второй ребенок. которого она потеряла. А в год смети сына император встретил 17-летнюю Екатерину Долгорукову, ставшую его любовницей, а затем и морганатической супругой.

Здоровье Марии Александровны пошатнулось, из-за слабых легких осень и зиму она проводила в Крыму или в Италии.

А любовница мужа рожала детей. Вскоре муж поселил любовницу с детьми в Зимний дворец. Не стесняясь присутствия взрослых детей и законной супруги.

Не добавляли ей сил и постоянные покушения на ее супруга. Она боялась самого страшного, но до этого дня не дожила. Туберкулез оборвал ее жизнь в конце мая 1880 года.

Николай Николаевич Романов старший

Великий князь,  сын Николая I и младший брат Александра II, военачальник, главнокомандующий действующей армией на Дунае в русско-турецкую войну 1877-1878 годов.

Великий князь Николай Николаевич Старший с детства готовился к военной карьере. В возрасте 8 лет он был зачислен в 1-й кадетский корпус, с которым ежегодно проходил лагерные учения, однако образование получал дома. В 1846 году юного великого князя зачислили на службу подпоручиком гвардии. Он быстро двигался в чинах и уже в 1852 году получил чин генерал-майора. В том же году в.кн. Николай Николаевич Старший стал генерал-инспектором по инженерной части. В 1854-1855 годах он пробыл некоторое время в распоряжении князя М.Д. Горчакова и участвовал в обороне Севастополя, в том числе в сражении при Инкермане. В 1856 году произошло бракосочетание великого князя и принцессы Ольденбургской Александры Петровны.

Великий князь тяжело примирялся с переменами, которые начали происходить при воцарении Александра II. Он не сочувствовал реформам и благоговел перед памятью покойного Николая I. Впрочем он не пользовался влиянием в политических вопросах.

В 1862 году в.кн. Николай Николаевич Старший был назначен командующим Гвардейским корпусом и председателем комиссии для улучшений по военной части (в том же году переименованной в Комитет по устройству и образованию войск). Таким образом, с начала 1860-х годов великий князь стал играть важную роль в боевой подготовке и военных преобразованиях русской армии. Его положение было подкреплено назначением командующим войсками гвардии и Петербургского военного округа (в 1864 году, вследствие упразднения Гвардейского корпуса) и генерал-инспектором кавалерии. Все служившие при в.кн. Николае Николаевиче считали его необыкновенно внимательным, простым в обхождении и ровным начальником.

Семейная жизнь великого князя постепенно давала трещину. С 1865 года он состоял в связи с артисткой Красносельского театра Е.Г. Числовой, с которой он жил почти открыто. У них родилось четверо детей. Пятая дочь Галина умерла в младенчестве. Слухи об их связи угрожали престижу императорского дома, и в 1875 году Числова была выслана из Петербурга в Венден (Лифляндская губерния), где состояла под гласным надзором полиции. Лишь с воцарением Александра III великий князь и его любовница смогли воссоединиться. Их детям в 1883 году была пожалована фамилия «Николаевы» и дворянское достоинство.

Вершиной карьеры великого князя был пост главнокомандующего в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Назначение это состоялось 1 ноября 1876 года. Однако 8 декабря великий князь почувствовал сильные боли в желудке. Только в январе 1877 года Николай Николаевич почувствовал себя лучше, и через месяц был уже вполне здоровым.

На роль начальника штаба главнокомандующего намечался генерал Н.Н. Обручев, однако в.кн. Николай Николаевич наотрез отказался работать с генералом, подозревая того в либеральных настроениях. Своими помощниками великий князь выбрал генералов А.А. Непокойчицкого и К.В. Левицкого. Большинство современников и историков признают этот выбор неудачным.

Роль великого князя на посту главнокомандующего в войну 1877-1878 годов оценивается довольно неоднозначно. В связи с неудачами в армии распространилось сильное неудовольствие главнокомандующим и его штабом. После неудачи третьего штурма Плевны, великий князь высказывал мысль об отходе за Дунай и переносе кампании на 1878 год, однако это решение не было принято. Кампания продолжилась и принесла долгожданный успех, но влияние главнокомандующего на ход боевых действий было уже незначительным. Несмотря на неудачное в целом командование, следует отметить, что в.кн. Николай Николаевич Старший доверил ответственные операции талантливым командирам, генералам М.И. Драгомирову и И.В. Гурко.

По окончании войны против Турции великий князь Николай Николаевич получил звание генерал-фельдмаршала. Еще в кампанию 1877-1878 годов у Николая Николаевича сильно испортились отношения с племянником, ставшим в 1881 году императором Александром III. Влияние великого князя на военные дела в 1880-е годы было незначительным и, главным образом, сводилось к председательству в различных комиссиях, руководству на маневрах и инспекторским обязанностям в кавалерии.

Здоровье генерал-фельдмаршала сильно пошатнулось еще после войны 1877-1878 годов, и он много проводил времени за границей для лечения. В 1889 году, когда умерла Числова, состояние в.кн. Николая Николаевича резко ухудшилось, стали замечаться признаки психического расстройства. В следующем 1890 году после больших маневров в окрестностях Ровно с великим князем случился нервный припадок. Его перевезли в Алупку. 13 апреля 1891 года великий князь Николай Николаевич Старший скончался после тяжелой продолжительной болезни.

Легенда как у мужа

Версиями о том, что уйти из жизни императрице кто-то помог, тайны кончины Елизаветы Алексеевны не ограничиваются. До сих пор есть мнение, что Елизавета Алексеевна в действительности не умерла. По сложившейся легенде, императрица, проезжая через Белев, остановилась в доме у помещицы, имя которой неизвестно. По приезде императрицы в доме погасили практически весь свет, кроме двух свечей, так как императрица пожаловалась, что в доме много света. Затем Елизавета сказала, что из-за усталости она хочет побыть одна. Хозяйка поместья ушла в другую часть дома, чтобы отдохнуть, а в полночь ей сообщили о смерти императрицы. Помещица приблизилась, чтобы поцеловать руку покойной (причем императрицу до этого времени уже успели переодеть и переложить на стол), и якобы поняла, что перед ней находится совершенно иная женщина. Вместо Елизаветы блондинки, на столе в комнате лежала брюнетка.

Михаил Павлович Романов

У императора Павла I было четыре сына. Интересно, что сперва родились Александр и Константин, потом подряд шесть дочерей, и последними двумя детьми Павла и его жены Марии Федоровны стали Николай и Михаил.

Михаил родился в 1798 году. Среди всех десяти детей Павла он был единственным порфирородным ребенком, то есть родился в период царствования.

Отца Михаил практически не знал. Император Павел умел, когда младшему сыну было менее 3 лет. Императором стал Александр I. Воспитание младших он доверил своей матери Марии Федоровне.

Все сыновья Павла были в чем-то похожи, любили военные порядки, но у Александра преобладала другая часть натуры, во многом благодаря воспитанию бабки — Екатерины II. Он был более утонченным, тонким политиком, гибким человеком. Константин был груб и мрачен, от него даже сбежала жена, немецкая принцесса. Николай хоть и любил военщину, но воспитание матери все же дало свои плоды. Да и старший брат Александр готовил Николая в наследники, учил управлять страной и находить компромиссы с людьми. На Михаиле же природа явно отдохнула. Как ни старалась Мария Федоровна привить младшему сыну любовь к людям, тягу к знаниям — она не преуспела.

Михаил всегда был близок с братом Николаем в силу возраста (их разделяло всего два года). Когда Николай стал императором, Михаил полностью посвятил себя поддержке брата.

Великий князь Михаил Павлович не выказывал сильных амбиций, его стихией была армия. В любимых артиллерийских полках он был как рыба в воде.

Михаил был груб, ограничен, неприятен в общении. В 26 лет мать настояла на его женитьбе на 18-летней немецко принцессе, которая в православии сталь зваться Еленой Павловной. Утонченная образованная и умная девушка с широкой благородной душой не интересовала Михаила. Он не скрывал равнодушия и даже раздражения, всем видом показывал, что женится в угоду матери.

Они Еленой Павловной жили плохо, постоянно ругались. Правда, умудрились родить пятерых дочерей. Две младшие девочки умерли в младенчестве, это горе не сблизило их родителей, а еще больше отдалило.

На отношение Михаила к женщинам в целом сильно повлиял брат Константин. Старший братец откровенно презирал почти весь женский пол. Такие же замашки проявились и у Михаила, который этого не скрывал. Но в отношении Елены Павловны даже грубиян и хам Константин был недоволен поведением брата и даже писал из Польши Николаю, чтобы тот повлиял на младшенького. Николай при всей любви к брату как мог пытался примирить того с женой. Но увы. Елена Павловна была милой и доброй, ее любила вся императорская семья, но не муж.

Михаил любил дочерей. Когда старшие дочери умерли — одна при родах, другая от чахотки — рыдал от горя и не мог смириться. Еще больше жаль Елену Павловну. Мало того, что муж ее всю жизнь оскорблял и унижал, так еще из пяти дочерей осталась жива только одна.

Михаил умер в 51 год от инсульта. Император Николай I тяжело пережил уход брата, враз постарев.

Владимир Александрович Романов

10 апреля 1847 года, Мария Александровна подарила своему мужу Александру II, третьего сына, которого нарекли Владимиром. Шансов, что третий сын станет наследником престола было очень мало, потому Владимир Александрович связал свою судьбу с военным делом.

Во время русской-турецкой войны 1877-78 годов, Владимир Александрович командовал 12 корпусом.

С 1844 по 1905 года занимал пост главнокомандующего войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. Именно он в ночь на 9 января 1905 года, опасаясь провокации, отдаст распоряжение о применении военной силе. Умер в 1909 году.

Константин Павлович Романов

Член российской им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии. Вто­рой сын императора Павла I и императрицы Ма­рии Фё­до­ров­ны, млад­ший брат императора Алек­сан­д­ра I, стар­ший брат императора Ни­ко­лая I, а так­же великого князя Ми­хаи­ла Пав­ло­ви­ча.

Вос­пи­тывал­ся вме­сте с великим князем це­са­ре­ви­чем Алек­сан­дром Пав­ло­ви­чем под руководством гр. Н.И. Сал­ты­ко­ва и Ф.С. де Ла­гар­па. Баб­ка К.П., императрица Ека­те­ри­на II, рас­смат­ри­ва­ла его как бу­ду­ще­го пра­ви­те­ля греческого го­су­дар­ст­ва, ко­то­рое она пред­по­ла­га­ла вос­соз­дать.

С 1795 года командующий Санкт-Пе­тербургского гре­на­дер­ско­го пол­ка. По­сле всту­п­ле­ния на пре­стол сво­его от­ца на­зна­чен ше­фом (ко­ма­ди­ром) лейб-гвардии Из­май­лов­ско­го пол­ка и пя­ти эс­кад­ро­нов Кон­ной гвар­дии. По не­ко­то­рым дан­ным, в 1797 году на­зна­чен ге­не­рал-ин­спек­то­ром ка­ва­ле­рии (вновь за­нял эту долж­ность в 1807 году). На­чаль­ник ка­дет­ских кор­пу­сов (1798-1831 годы). Уча­ст­во­вал в Италь­ян­ском по­хо­де 1799 года и Швей­цар­ском по­хо­де 1799 года, в сра­же­ни­ях при се­ле­нии Бас­синь­я­но, у р. Треб­бия и г. Но­ви. За это от­цом на­гра­ж­дён (в на­ру­ше­ние «Уч­ре­ж­де­ния об им­пе­ра­тор­ской фа­ми­лии» 1797 год) ти­ту­лом це­са­ре­ви­ча, ко­то­рый мог но­сить толь­ко на­след­ник пре­сто­ла, и ор­де­ном Св. Ио­ан­на Ие­ру­са­лим­ско­го. С 1800 года шеф лейб-гвардии Кон­но­го пол­ка, ин­спек­тор ка­ва­ле­рии Санкт-Пе­тербургской и Финляндской ди­ви­зий. На­ка­ну­не убий­ст­ва Пав­ла I был вме­сте с бра­том Алек­сан­дром Пав­ло­ви­чем за­по­доз­рен от­цом в за­го­во­ре, при­ве­дён к по­втор­ной при­ся­ге и под­верг­нут до­маш­не­му аре­сту.

С во­ца­ре­ни­ем императора Алек­сан­д­ра I (1801 год), не имев­ше­го сы­но­вей, Константин Павлович стал наследником пре­сто­ла. С ле­та 1801 года председатель Во­ин­ской ко­мис­сии. По ини­циа­ти­ве Константина Павловича созданы улан­ские пол­ки (см. Ула­ны) и кон­ная гвардия ар­тил­ле­рия. Со­хра­нил ру­ко­во­дство над ка­ва­ле­ри­ей (по­жиз­нен­но). Во вре­мя русско-ав­ст­ро-французской вой­ны 1805 года и русско-прусско-французской вой­ны 1806-1807 годы ко­ман­до­вал гвар­ди­ей, уча­ст­во­вал в Ау­стер­лиц­ком сра­же­нии 1805 года. В 1807-1811 годы под руководством Константина Павловича бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны гвар­дей­ские Егер­ский, Фин­лянд­ский, Литовский и Улан­ский пол­ки. С на­ча­лом Отечесвтенной вой­ны 1812 года командующий 5-го (Гвар­дей­ско­го) кор­пу­са, на первом эта­пе вой­ны был сто­рон­ни­ком мир­ных пе­ре­го­во­ров с французским императором На­по­ле­о­ном I. Два­ж­ды вы­сы­лал­ся Барклаем де Толли из Главной квар­ти­ры российской ар­мии за кри­ти­ку пла­нов ко­ман­дую­ще­го. В начале 1813 года воз­вра­тил­ся в дей­ст­вую­щую ар­мию, в хо­де за­гра­нич­ных по­хо­дов российской ар­мии 1813-1814 годов ко­ман­до­вал гвар­ди­ей, русско-прусским ре­зер­вом, уча­ст­во­вал в Дрез­ден­ском и Лейп­циг­ском сра­же­ни­ях, а так­же в сра­же­нии при дер. Фер­шам­пе­ну­аз (1814 год).

С 1814 года ру­ко­во­дил соз­да­ни­ем Польской ар­мии (с 1816 года её глав­но­ко­ман­дую­щий), с 1817 года — Ли­тов­ско­го кор­пу­са, в ко­рот­кий срок соз­дал час­ти чис­лен­но­стью свыше 35 тыс. человек, ко­то­рые до­вёл до вы­со­ко­го уров­ня строе­вой и бое­вой под­го­тов­ки. Поль­зо­вал­ся в Царстве Польском не­ог­ра­ни­чен­ной вла­стью, фор­маль­но не яв­ля­ясь на­ме­ст­ни­ком. С иро­ни­ей от­но­сил­ся к Кон­сти­ту­ции Цар­ст­ва Поль­ско­го 1815 года, час­то про­яв­лял раз­дра­жи­тель­ность, до­хо­див­шую до ос­корб­лений отдельных пред­ста­ви­те­лей польской ари­сто­кра­тии и офи­цер­ст­ва. Это спо­соб­ст­во­ва­ло рос­ту не­до­воль­ст­ва в польском об­ще­ст­ве. С 1818 года де­пу­тат Сей­ма Цар­ст­ва Поль­ско­го от Пра­ги — пред­ме­стья Вар­ша­вы.

С 1796 года был же­нат на прин­цес­се Сак­сен-Ко­бург-За­афельд­ской, при­няв­шей пра­во­сла­вие под име­нем великой княжны Ан­ны Фё­до­ров­ны (1781-1860 годы), ко­то­рая в 1801 году по­ки­ну­ла Рос­сию (про­жи­ва­ла в даль­ней­шем в Швей­ца­рии, име­ла там дво­их вне­брач­ных де­тей); 20 марта 1820 года суп­ру­ги офи­ци­аль­но рас­торг­ли брак. 12 мая 1820 года Константин Павлович всту­пил в мор­га­на­ти­че­ский брак с польской гра­фи­ней Ио­ан­ной (Жа­нет­той) Ан­то­нов­ной Груд­зин­ской (1795-1831 годы) 8 июля 1820 года ей императором Алек­сан­дром I да­ро­ван ти­тул кня­ги­ни Ло­вич. В свя­зи с этим Константин Павлович в пись­ме к им­пе­ра­то­ру от 14 января 1822 года от­ка­зал­ся от сво­их прав на пре­стол, 16 января 1823 года Алек­сандр I под­твер­дил от­каз специальный ма­ни­фе­стом (не был об­на­ро­до­ван, его эк­зем­п­ля­ры хра­ни­лись в Се­на­те и Ус­пен­ском со­бо­ре Мо­с­ков­ско­го Крем­ля и долж­ны бы­ли быть ог­ла­ше­ны сра­зу по­сле смер­ти Алек­сан­д­ра I, од­на­ко это­го сде­ла­но не бы­ло). Пос­ле по­лу­че­ния в Санкт-Пе­тер­бур­ге из­ве­стия о смер­ти Алек­санд­ра I Константин Павлович был объ­яв­лен им­пе­ра­то­ром, ему при­сяг­ну­ли великий князь Ни­ко­лай Пав­ло­вич (бу­ду­щий император Ни­ко­лай I), чле­ны выс­ших государственных уч­ре­ж­де­ний и гар­ни­зон сто­ли­цы, Санкт-Пе­тербургский мо­нет­ный двор при­сту­пил к че­кан­ке мо­нет с его изо­бра­же­ни­ем (т. н. кон­стан­ти­нов­ский рубль). Константин Павлович, уз­нав о смер­ти Алек­сан­д­ра I, под­твер­дил своё от­ре­че­ние, но от­ка­зал­ся прие­хать в сто­ли­цу, ку­да его на­стоя­тель­но про­си­ли при­быть великий князь Ни­ко­лай Пав­ло­вич и императрица Ма­рия Фё­до­ров­на. Воз­ник ди­на­сти­че­ский кри­зис — ме­ж­ду­цар­ст­вие 1825 года, ко­то­рым вос­поль­зо­ва­лись де­каб­ри­сты, под­няв­шие 14 декабря 1825 года вос­ста­ние на Се­нат­ской площади в Санкт-Пе­тер­бур­ге.

17 ноября 1830 года в Вар­ша­ве груп­па польских за­го­вор­щи­ков — сто­рон­ни­ков не­за­ви­си­мо­сти Поль­ши — на­па­ла на ре­зи­ден­цию Константина Павловича (Бель­ве­дер­ский дво­рец) с це­лью его убий­ст­ва, что долж­но бы­ло по­слу­жить сиг­на­лом к на­ча­лу вос­ста­ния в Цар­ст­ве Поль­ском. Константину Павловичу  уда­лось скрыть­ся, а за­тем с российскими вой­ска­ми по­ки­нуть пре­де­лы Цар­ст­ва Поль­ско­го. Он уст­ра­нил­ся от ко­ман­до­ва­ния вой­ска­ми, по­слан­ны­ми для по­дав­ле­ния Поль­ско­го вос­ста­ния 1830-1831 годов, пы­тал­ся скло­нить императора Ни­ко­лая I к снис­хо­ж­де­нию по от­но­ше­нию к мя­теж­ни­кам. Вес­ной 1831 года по при­ка­зу им­пе­ра­то­ра вме­сте с боль­ной же­ной по­ки­нул рас­по­ло­же­ние войск, в до­ро­ге умер от хо­ле­ры.

Честный и добрый человек

Воспитывал приемных сына и дочь. Точнее, детей своего дяди Павла Александровича — Дмитрия и Марию. Их мать умерла родами, отец довольно скоро вступил в новый брак (неравный), и двух маленьких великих князей в итоге растил лично Николай, те звали его «папа», императрицу — «мама». Дмитрия любил как собственного сына. (Это тот самый великий князь Дмитрий Павлович, который потом вместе с Феликсом Юсуповым убьет Распутина)

Восточное путешествие цесаревича Николая

Восточное путешествие Николая II в 1890—1891 годах — поездка цесаревича Николая Александровича, будущего царя Николая II, во время которой он побывал во многих местах Евразии.

Общая длина маршрута, пройденного наследником престола Российской империи составила более 51000 км, в том числе 15000 км по железным дорогам и 22000 км по морю. Во время посещения Японии на Николая было совершено неудачное покушение.

После Великого посольства Петра I, длительные поездки в образовательных целях стали важной частью обучения членов российского императорского дома. В 1890 году император Александр III принял решение проложить Транссибирскую магистраль, и его наследник Николай принял участие в церемонии открытия.

«Восточники» видели большой символический смысл в том, что будущий император направился не в Европу, как его предшественники, а на Восток — «в ту сторону, куда лежит историческая дорога, по которой продвигается русский народ» (слова Э. Ухтомского).

23 октября, после церковной службы в Гатчине цесаревич отправился поездом через Вену в Триест, где перешёл на борт крейсера «Память Азова». Такой маршрут был выбран, чтобы избежать возможных дипломатических трудностей с Османской империей, которая контролировала проливы Босфор и Дарданеллы.

Из Триеста экспедиция отправилась в порт Пирей, где Николай встретился со своей крёстной матерью Ольгой Константиновной и её мужем королём Греции Георгом I. Их сын принц Георг вошёл в качестве офицера в команду флагмана. Из Греции цесаревич отплыл в Порт-Саид в Египте. Пока корабль проходил по Суэцкому каналу, Николай со своей свитой пропутешествовал по Нилу до современного Асуана.

Из Суэца путь был продолжен в Аден, а 11 декабря корабль прибыл в Бомбей. Здесь Николай начал длительное путешествие через Индию, которое завершилось в Коломбо. В Индии Николай посетил все крупные достопримечательности, в том числе Тадж-Махал и Хармандир-Сахиб (Золотой храм). Здесь он также приобрёл многочисленные экзотические предметы искусств, которые были затем переданы в несколько российских музеев.

Покинув Цейлон 31 января, экспедиция отправилась в Сингапур, затем на остров Ява и в Бангкок. В Сиаме будущий император провёл неделю в гостях у короля Рамы V. Николай получил орден и ценные подарки. 13 марта он прибыл в Нанкин и началась китайская часть его путешествия. Цесаревич посетил чайные плантации и мануфактуры.

15 апреля 1891 года в сопровождении шести кораблей российского императорского флота Николай прибыл в Японию. Российский Тихоокеанский флот с цесаревичем сначала побывал в Кагосиме, затем в Нагасаки и в Кобе. Из Кобе цесаревич по суше добрался до Киото, где встретился с делегацией, возглавляемой принцем Арисугавой Тарухито. Поскольку это был первый визит наследника иностранного престола в Японию, и из-за быстрого роста военного влияния Российской империи на Дальнем востоке, японское правительство уделило большое внимание этому визиту, чтобы поспособствовать улучшению Российско-японских отношений. Цесаревич Николай проявил интерес к японским традиционным ремёслам, сделал себе татуировку. 29 апреля произошёл инцидент в Оцу, когда Николай был ранен в результате попытки убийства.

7 мая Николай отправился из Кобе и через четыре дня прибыл во Владивосток. Здесь он завершил официальную часть своей миссии и начал путешествие через всю Россию обратно в Санкт-Петербург. Он ехал по суше и по рекам через Хабаровск, Благовещенск, Нерчинск, Читу, Иркутск, Томск, Сургут, Тобольск, Тару, Омск и Оренбург, и вернулся в Санкт-Петербург поездом.

В честь визита будущего императора в нескольких сибирских городах были воздвигнуты триумфальные арки. В Чите в память о посещении наследником города был возведен обелиск (разрушен в советское время).

Идеолог востокофильского направления при дворе, князь Эспер Ухтомский, во время путешествия собирал этнографические сведения о посещённых местах. Позднее он опубликовал прекрасно иллюстрированный трёхтомный отчёт об экспедиции. Более 200 фотографий было сделано Владимиром Менделеевым, сыном Д. И. Менделеева, который был членом команды «Памяти Азова».

За время поездки по восточным странам и азиатской России цесаревичем было получено несметное число даров, многие из которых по-своему уникальны. Значительная их часть сохраняется в Кунсткамере. Впервые связанные с путешествием артефакты были представлены публике в конце 2010 года в 11 залах Большого дворца музея-заповедника «Царицыно» в рамках выставки «Панорама империи».

В 1891 г. Фаберже изготовил яйцо «Память Азова», которое является миниатюрной копией одноимённого крейсера. Это произведение декоративно-прикладного искусства можно увидеть в Оружейной палате.

Как Цесаревич у друзей морской экзамен принимал

Из воспоминаний Т.Боткиной:
«Через пять дней после нашего первого посещения мы познакомились с Царевичем. Это был очаровательный маленький мальчик, который сразу же стал экзаменовать нас по яхте «Штандарт», очевидно, для того чтобы завоевать свой авторитет.
Он говорил очень серьезно, сначала называя нас на «вы», но вскоре перешел на «ты». Ему только исполнилось семь лет!
К сожалению, Глеб и я не были сильны в навигации. Мы мало что могли ответить и показались ему полными профанами. К счастью, отец [врач Евгений Боткин] пришел нам на помощь. Он объяснил Царевичу, что мы еще никогда не были в море, что его ошарашило. Почему мы были такие невежды, если мы были старше его?»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Ольга Александровна Романова — сестра милосердия в I мировую

Условия, в которых пришлось служить Великой Княгине, были нелегки, но Ольга Александровна никогда не жаловалась на них, хотя и выражала радость, что племянницы всего этого не видят.

Страдания раненых августейшая сестра принимала близко к сердцу, переживая за каждого из них: «Умерло 10 человек и один офицер (28 лет). Я плакала над каждым – ужас как это раздирает душу, ведь привыкаешь и любишь тяжело больных как ребёнка – и вдруг он умирает. Но, конечно, много отрадного в тоже время. Первые 5-6 дней мы почти совсем не спали и было очень много тяжёлой работы – теперь же как-то меньше или мы попривыкли. Возят их всё по ночам – в 3-4 часа и мы встаём и идём принимать их с носилок, раздеваем, одеваем в чистое бельё и укладываем в кровати, напаиваем чаем или молоком, а затем по 2 несут на перевязки, а там, Боже, как приходится их, — бедных ангелов, мучить! Несчастные ноги и руки перебиты, животы, груди и головы прострелены и надо всё это чинить кое-как. Если очень плохо и терпеть им нет сил – усыпляем хлороформом, — тогда легче всё делать и не боишься им больно сделать. Почти целый день, не выходя, бегаю по госпиталю – иногда днём хожу на вокзал в вагон дяди Сандро и мы чай пьём вместе и до этого я купаюсь в его ванне – у нас нет ванны вовсе – только одна в госпитале.

Пошла раз до приезда больных в баню с Татьяной Андреевной и мы скребли друг другу спины мочалкой – очень трогательно. Вообще ужасно дружно живём. Иногда вечером собираемся в кучку на кровати уже лежащей сестры – и долго разговариваем уютно, но это редкое удовольствие. Обыкновенно мы все спать хотим до бешенства и кидаемся на постели, засыпая моментально…

Меня ангелы – наши, правда, любят! Ах, какая радость! Если я как-нибудь редко подхожу к кому-нибудь, они мне же жалуются:
«Почему же сестрица вы, ко мне давно не приходили посидеть – посидите у меня на койке». (…) Уезжая, все говорят, что ужасно грустно прощаться, что так привыкли и любят – а я то как привыкаю и люблю их! Ужасно всё-таки отрадно здесь работать, и у меня чувство полного удовлетворения…»

Присутствие в госпитале сестры Императора вызывало любопытство. «Было очень смешно, потому что многие спрашивали: «Сестрица, которая из вас сестра Государя?» и мне пришлось ткнуть себя в грудь с виноватым видом!»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Воспоминания о детстве Александры Федоровны

Из воспоминаний С.Буксгевден:
«Жизнь детей (*принцесс и принца Гессен-Дармштадтских) была полна забав и проказ. Далеко не всегда они вели себя чинно и образцово, послушно катаясь в своей маленькой коляске, запряженной пони и сопровождаемой ливрейным слугой. Порой они сбегали из-под надзора своих воспитателей, и однажды принцесса Аликс жестоко поплатилась за такую выходку. В то время (а это было вскоре после смерти их матери) дети жили в Дармштадте.
Как-то раз они бегали друг за другом по дворцовому саду. Принцесса Ирена и принц Эрнст пробежали по высоким рамам теплицы, предусмотрительно ступая лишь на камень. А принцесса Аликс — ей было в то время шесть лет — следовала за ними, но неосторожно наступила прямо на стеклянную раму. Разумеется, она тут же провалилась внутрь теплицы, так сильно порезавшись о стекло, что следы от этого пореза остались на ее ногах на всю жизнь».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Как великих княжон налысо постригли

В дни февральской революции в Царском Селе разразилась эпидемия кори, которая не прошла стороной мимо императорской семьи. Царские дети перенесли болезнь очень тяжело. Одно из неприятных последствий кори, которое настигло великих княжон после выздоровления, — сильное выпадение волос. В результате девочек решили постричь налысо, из солидарности к ним присоединился цесаревич Алексей.

Надо сказать, великие княжны отнеслись к ситуации с юмором. Вот как пишет об этом воспитатель цесаревича П. Жильяр, сделавший эту фотографию.

«Поскольку после болезни у великих княжон выпало много волос, их решили постричь наголо. Когда они выходят в парк, то надевают на голову шарфы и косынки, чтобы скрыть сей печальный факт. Когда я собрался сфотографировать их, они по знаку Ольги Николаевны внезапно сдернули косынки. Я стал возражать, но они настаивали и очень развеселились, представив, какими выйдут на фотографиях. А еще они очень хотели посмотреть на негодование родителей при виде таких фотографий. Иногда у них бывают вспышки такого хорошего настроения. Молодость побеждает все испытания». Пьер Жильяр

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Письмо в.кн. Марии Николаю II, 3 (16) марта 1917 г.

«Дорогой и милый наш Папа!
Все время мысленно и молитвенно с Тобой. Сестры еще лежат в темной комнате, а Алексею надоело и по этому он лежит в игральной и не закрывает всех окон. Сегодня я с ним и Жиликом лили из олова пули и ему это очень понравилось. Мама бодра, хотя сердце не совсем в порядке. Теперь я почти целый день с Мамой т.к. я осталась одна, которая ещё здорова и может ходить. Сплю я тоже с ней, чтобы быть ближе, если в случаи что нибудь надо сказать или кто нибудь её хочет видеть. Лили спит у нас в красной комнате около столовой на диване,
где Ольга лежала. Она ужасно милая и очень помогает во всём. Из окон мы видим наших казаков и солдат. Вчера ходила с Мамой по подвалу, и смотрели как они там все устроились. Темнота в подвале полная т.к. у нас электричества днем не горит. Солдаты были очень милы и когда мы проходили мимо них, они вскакивали с соломы на которой они отдыхали и здоровались с Мамой. Нас вел швейцар со свечей в руках и командовал солдатам «смирно». Вечером видела Викт. Эрастовича, он сказал, что ночью пришел пешком из Петрограда Вершиков, который был арестован домашним арестом как и весь Конвой в Петрограде. Все мы крепко и горячо Тебя дорогой наш душка Папа целуем. Храни Тебя Бог +
Твои дети.

Вчера днем у нас был молебен, приносили к сестрам икону Знамения Божией Матери из церкви. Было после этого как то всем легче весь день. — Папа душка мы все слыхали и верим, что Господь никогда не оставит Того, который сделал все что мог для нас всех.

Мы Тебя горячо и много раз целуем. Бог всегда с Тобой и наш друг в небе о Тебе так же горячо молится и все, все — наши мысли о Тебе и ни на минуту не покидают».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Отказ от царствования Михаила Александровича Романова

3/16 марта 1917 г. Пятница.

Тяжкое бремя возложено на Меня волею Брата Моего, передавшего Мне Императорский Всероссийский Престол в годину беспримерной войны и волнений народных.

Одушевленный единою со всем народом мыслью, что выше всего благо Родины нашей, принял Я твердое решение в том лишь случае воспринять Верховную власть, если такова будет воля народа нашего, которому надлежит всенародным голосованием, чрез представителей своих в Учредительном собрании, установить образ правления и новые основные Законы Государства Российского.

Посему, призывая благословение Божие, прошу граждан Державы Российской подчинится Временному правительству, по почину Государственной Думы возникшему и облеченному всею полнотою власти, впредь до того, как, созванное в возможно кратчайший срок, на основании всеобщего, прямого, равного и тайного голосования, Учредительное собрание своим решением об образе правления выразит волю народа.

Михаил
3/III – 1917 Петроград

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Обращение Московского генерал-губернатора в связи с эпидемией холеры. 1892 год.

«Число свободных мест в больницах обеспечено; медперсонал находится налицо, средства для ухода за больными изобильны, стало быть никаких разумных причин к излишней тревоги не имеется; нелепые слухи могут распускаться только трусами и людьми совершенно необразованными, а потому приглашаю население Москвы и Московской губернии безусловно подчиниться всем требованиям начальства и относиться с особенным вниманием и уважением к врачам и лицам медперсонала, с христианским самопожертвованием посвятивших себя уходу за страждущими.

Уверен, что московское население своим благоразумием послужит добрым примером покорности воли Божией и безусловного повиновения власти, но если бы, к сожалению, где-либо проявились попытки к нарушению порядка, то таковые будут преследоваться Мною со всей строгостью, ради ограждения интересов самого населения».

Великий Князь Сергей Александрович

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Царевич Алексей Пасха 1917

1917 годъ. Пьяные матросы вышли въ царскій садъ и увидѣли передъ собой царскаго сына; злорадно оскалившись, они заорали:

— Ну что, Царь несостоявшійся?! Эхъ, заживемъ теперь безъ васъ! — и засмѣялись, такъ имъ хотѣлось унизить этого арестованнаго двѣнадцатилѣтняго ребенка.

Но тутъ смѣхъ ихъ сталъ рѣзко смолкать и заглохъ: они увидѣли передъ собой не униженнаго ребенка — на нихъ смотрѣли глаза юнаго несостоявшегося Царя. Царя!

— И какъ же вы теперь заживете?

Они растерялись и слегка потупились передъ Царевичемъ, а тотъ, вдругъ улыбнувшись сказалъ:

— Христосъ Воскресе, братцы!

— Воистину Воскресе! — вытянувшись во вѣсь ростъ, дружно грянули они.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Рассказ о царской молитве

Из воспоминаний генерала Д. Дубенского:

«Трогателен рассказ камердинера Государя о том, как ночью с 1 на 2 марта у себя в отделении молился царь. «Его Величество всегда подолгу молятся у своей кровати, подолгу стоят на коленях, целуют все образки, что висят у них над головой, а тут и совсем продолжительно молились. Портрет наследника взяли, целовали его и, надо полагать, много слез в эту ночь пролили. Я заметил все это». Сам рассказчик был совершенно расстроен, и слезы текли у него по щекам…»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна о семье

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Царь-мученик

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Великая княгиня Елизавета Федоровна о счастье

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Путешествие царских особ — скромность и смирение

Великая княгиня Ольга Александровна — письмо Великой Княжне Татьяне Николаевне (из поезда по дороге в военный госпиталь в Ровно):

«Была толпа – из знакомых сестёр и родственники их – и когда наконец мы тронулись все нас крестили в открытые окна. Спала я не особенно хорошо, так как нас всех клопы заели! Мерзость такая – ба! Татьяна Андреевна очень милая и весёлая. Затем рядом со мною монашенка очень симпатичная простая – мы с нею клопов ловили сегодня утром и она чистила диван мой своей головной щёткой. Такая трогательная, но меня этим смутила ужасно!
Едем в вагоне 2-го класса – коридор по середине – купе с одной стороны, а кресла с другой, в которые на ночь делают тоже постели. Мылись мы по очереди. Все со мной ужасно милы».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна о смирении

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Матушка Императрица

«Матушка Императрица» — традиционное обыденное титулование корононосительницы отражало исконные народные представления. Они возникли задолго до того, как Петр I в 1721 году провозгласил Россию Империей. Раньше этот православный народный титул звучал несколько иначе «Матушка Царица». Но и до Петра и после неизменно сохранялось иное обращение и обозначение: «Государыня».

Брак с Россией — больше чем просто должность или обязанность. Он у Александры Федоровны одухотворялся великим чувством любви, которая у Нее никогда не имела никаких изъятий. Мера его — беспредельная полнота. По-другому Она — Жена, Мать, Царица — любить не умела. Чувство это не изменялось даже в самые тяжелые периоды жизни. Когда была уже на краю мира сего, в заточении и унижении, но любовь к России оставалась чистой и высокой.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Царская семья — отношение народа

Приезд в Ставку Царской Семьи был, конечно, большим событием как для самой Ставки, так и для всего города. Днепровский проспект, по которому Императрица проезжала с вокзала в Ставку, ко времени проезда наполнялся горожанами.

Между двумя и тремя часами, пока Царская Семья находилась в Ставке, очень много горожан направлялось мимо здания, занимавшегося моим Управлением, в городской сад, который примыкал к саду губернаторского дома: Княжны и Наследник часто подходили к окнам и таким образом проходящие имели возможность видеть их на близком расстоянии. В субботу и воскресенье, когда вся Царская семья ездила в церковь, по пути тоже собиралось масса народу; в церковь допускались только получившие разрешение, но в эти дни она была переполнена. Думаю, и даже уверен, что не одно простое любопытство заставляло всех стремиться «хоть одним глазком» взглянуть на Царскую Семью, — это были любовь и обожание верноподданных своего Царя и его Семьи.

П. К. Кондзеровский. Приезды в Ставку Императрицы, Наследника и Великих Княжон

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна — правда и вымысел

Она прошла вместе со своим супругом всю дорогу до конца, не роптала, не кричала, ничем не позорила его, всегда была вместе с ним и детьми. Во время войны императрица не то что не посылала кайзеру Вильгельму выдуманные письмена, а работала в госпиталях и старалась делать все, что только можно, на благо фронта и благо победы.

Она претерпела мучения, потому что откровенно темной, инфернальной силе нужно было разрушить государственный строй Российской империи и уничтожить монархию, в частности физически истребить тех, кто был ее живым олицетворением. Она пала как человек, на которого было направлено острие этой дьявольской борьбы.

Именно поэтому мы поклоняемся Александре Федоровне как святой. Потому что она была верна своему пути и потому что пострадала как человек, который крепко стоял на этом пути и должен был быть уничтожен.

Дмитрий Володихин, доктор исторических наук, профессор.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Нехитрое меню Царского дома

По воспоминаниям современников, Николай II не был гурманом и культа еды в царской семье не было.

Один из офицеров царской яхты, описывая поездку царской семьи по Волге в 1913 г., упоминал: «Сама государыня съела в этот день всего два яйца всмятку, которые сварили здесь же на спиртовке». Императрица не ела мясо и рыбу, но ела яйца, сыр и масло. Фрейлина Александры Федоровны упоминала, что «еда значила для императрицы очень мало. Ела она всегда очень умеренно и в течение многих лет практически была вегетарианкой».

Николай II в молодые годы любил печь картофель на костре в саду Аничкова дворца. Когда у него подрос сын, цесаревич Алексей, они не раз пекли ее вместе в Александровском парке Царского Села.

Друзья юности Николая II носили золотые брелоки работы мастеров фирмы К. Фаберже в виде картофеля, в память о совместных посиделках у костра в парке Аничкова дворца, когда они все вместе ее пекли.

Дети также питались очень умеренно. В меню были перловая, гречневая каша, щи и другие самые обычные блюда русской кухни.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Чарльз Гиббс — англичанин, ставший русским

Судьба этого англичанина удивительна. Он был с Царской семьей в Тобольске. И мог бы принять мученическую смерть в Екатеринбурге, но Господь рассудил иначе…

Гиббс 10 лет преподавал английский царским детям. Как он потом написал в своих воспоминаниях, для первого визита во дворец он надел смокинг. Пройдя анфилады парадных помещений, Чарльз был поражён аскетизмом классной комнаты: стол, стулья, доска, стеллаж с книгами и на стенах множество икон. Над классом, этажом выше, располагались детские, где великие княжны спали на жёстких кроватях, умывались холодной водой. В семье была принята простая пища. Пирожные к чаю подавались редко.

Цесаревичу Алексею каждый день приносили щи и кашу с солдатской кухни Сводного полка. Он всё съедал, приговаривая: «Это еда моих солдат». Младшие девочки часто донашивали платья и обувь старших. Сам император спустя десятилетие после свадьбы носил гражданские костюмы времён жениховства. На англичанина произвело впечатление, что его величество обходился без личного секретаря: все бумаги, на которые предстояло поставить царскую печать, Николай II читал сам. Он обладал хорошей памятью, свободно говорил на английском, французском и немецком.

После Февральской революции семья оказалась в Александровском дворце под домашним арестом. Дети лежали с температурой, накрывшись тулупами, потому что семье «отключили» электричество, тепло и даже воду, её приходилось брать из проруби. Николай II валил в парке сухие деревья и пилил их на дрова. В конце марта на дворцовой лужайке члены семьи вскопали огород, посадили овощи. С первого же дня заточения комиссия, назначенная Временным правительством, не переставала допрашивать царя и царицу. Но фактов, указывающих на государственную измену, обнаружить не удалось.

Когда было принято решение отправить царскую семью в Тобольск, Гиббс добился разрешения ехать следом. Из-за этого он разругался со своей невестой мисс Кейд, она состояла в гильдии учителей английского, как и сам Гиббс. Преодолев несколько тысяч километров, Гиббс поцеловал руку исхудавшей и поседевшей императрице. В Сибири пленники могли дышать воздухом лишь выходя на балкон. Александра Фёдоровна вязала носки, штопала одежду… и писала: «Надо перенести, очиститься, переродиться!»

Большевики, придя к власти, перевезли царскую семью в Екатеринбург. Гиббс сопровождал своих учеников, однако там ему запретили следовать за Романовыми. Сид провожал взглядом утопающую по щиколотки в грязи 20-летнюю княжну Татьяну — в одной руке она держала тяжёлый чемодан, а в другой любимую собаку Алексея. Сам мальчик из-за болезни с трудом передвигался. Узников поселили в доме, принадлежавшем коммерсанту Ипатьеву. В те дни Татьяна подчеркнула в одной из своих книг: «Верующие во Господа Иисуса Христа перед смертью сохраняли дивное спокойствие духа. Они надеялись вступить в иную, духовную жизнь, открывающуюся для человека за гробом».
Молитва за врагов
Они вступили в иную жизнь всей семьёй. Их расстреляли среди ночи в подвале.

Раненых княжон и царевича добивали штыками. Затем отвезли за 20 км от города, на Ганину Яму, где с помощью огня и серной кислоты избавились от трупов. Войска белых, а вместе с ними и Гиббс вошли в город вскоре после злодеяния. Чарльз помогал следствию восстановить обстоятельства преступления, слушал показания свидетелей. На Ганиной Яме вместе с обронённой серёжкой, отрубленным пальцем и лоскутами одежды Сид увидел обрывок разноцветной фольги из детского набора, которую цесаревич любил носить в кармане. На секунду Чарльз зажмурился… Затем достал из кармана потрёпанный листок со стихотворением, которое княжны часто перечитывали в последнее время, а на одном из уроков перевели на английский. В конце было: «И у преддверия могилы Вдохни в уста Твоих рабов Нечеловеческие силы Молиться кротко за врагов».

Бог дал им эти нечеловеческие силы. Старшая княжна Ольга в письме из заточения на волю писала: «Отец просит передать всем, чтобы за него не мстили — он всех простил и за всех молится… не зло победит зло, а только любовь». Тогда-то Гиббс и ощутил, что вплотную приблизился к великой духовной тайне. Оставался один шаг, который он сделал в русской церкви в Харбине (в этом китайском городе скопилась масса русских эмигрантов): здесь Чарльз перешёл в православие. Таинство миропомазания совершал архиепископ Нестор (Анисимов). На нём было протёртое до дыр облачение, подаренное много лет назад всероссийским пастырем Иоанном Кронштадтским. Чарльз получил имя Алексей — в честь цесаревича. После он писал сестре Винни, что у него такое чувство, словно он вернулся домой после длительного путешествия.

Через год после принятия православия владыка Нестор постриг Гиббса в монахи с именем Николай — в честь убиенного царя. Ещё через некоторое время он принимает священнический сан и становится отцом Николаем. Возвращаясь в Англию, он вёз с собой фотографии императорской семьи, тетради княжон и другие вещи, которые ему удалось спасти в Тобольске и Екатеринбурге. Но главное сокровище, которое он вёз в своём сердце, была вера. В Лондоне он был возведён в сан архимандрита и возглавил православный приход. Потом переехал в Оксфорд, где на сбережения купил небольшой дом. Здесь он устроил домовую церковь в честь святителя Николая Чудотворца. В одной из комнат он также организует миниатюрный музей, посвящённый царской семье. Службы в домовой церкви постоянно посещали 60 человек.

Из России доходили сведения, что в Екатеринбурге верующие, несмотря на опасность, ежегодно в день убийства царской семьи приходят ночью на молебен к Ипатьевскому дому. В такие моменты сквозь белые стены вдруг начинала проступать кровь. Власти перекрашивали здание, но явление повторялось.

Знак с неба царская семья дала и отцу Николаю. Икона, принадлежавшая царственным мученикам и висевшая дома у архимандрита, обновилась и засверкала яркими красками. В тот момент 87-летний монах был уже смертельно болен. Отец Николай (Гиббс) преставился 24 марта 1963 года. Его могила на кладбище в Оксфорде отличается от других выбитым на ней православным крестом.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

Боль царской матери…

Из письма имп. Марии Федоровны греческой королеве Ольге Константиновне, 18 (31) марта 1917 г.:

«…Сердце переполнено горем и отчаянием. Представь, какие ужасные времена нам еще предстоит пережить. Не понимаю, как я осталась жива после того, как обошлись с моим бедным, любимым сыном. Благодарю Бога, что была у него в течение этих ужасных пяти дней в Могилеве, когда он был так одинок и покинут всеми.
Это были самые страшные дни в моей жизни. Испытания, которые посылает нам Господь, мы должны нести с достоинством, без ропота. Но как нелегко терпеть, когда вокруг такая злоба и ярость. Не могу тебе передать, какие унижения и какое равнодушие пережил мой несчастный Ники. Если бы я не видела это своими глазами, я бы никогда этому не поверила.
Он был как настоящий мученик, склонившийся перед неотвратимым с огромным достоинством и невиданным спокойствием. Только однажды, когда мы были одни, он не выдержал, и я одна только знаю, как он страдал и какое отчаяние было в его душе! Он ведь принес жертву во имя спасения своей страны после того, как командующие <фронтами> генералы телеграфировали и просили его об этом. Bce они были одного мнения. Это единственное, что он мог сделать, и он сделал это!
Бедный старый Фредерикс вел себя как настоящий рыцарь, был так трогателен к Ники, воистину верный и сердечно преданный друг.
Нилов в последний момент не получил разрешения ехать с ним, что было очень жаль и гнусно с их стороны. Можешь себе представить, что я чувствовала, когда прощалась с моим любимым несчастным сыном, не зная, надолго ли мы расстаемся и увидимся ли снова.
Моя душа разрывалась, и я никогда не смогу этого забыть. С тех пор, как я вернулась сюда, я ничего не знаю, как чувствуют себя дети, и когда, наконец, они уедут…»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна о семье

В устройстве дома должен принимать участие каждый член семьи, и самое полное семейное счастье может быть достигнуто, когда все честно выполняют свои обязанности.

Когда увядает красота лица, потухает блеск глаз, а со старостью приходят морщинки или оставляют свои следы и рубцы болезни, горе, заботы, любовь верного мужа должна оставаться такой же глубокой и искренней, как и раньше. Нет на земле мерок, способных измерить глубину любви Христа к Его Церкви, и ни один смертный не может любить с такой же глубиной, но все же каждый муж обязан это сделать в той степени, в какой эту любовь можно повторить на земле. Ни одна жертва не покажется ему слишком большой ради его любимой.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Чтение в царской семье

Царь читал мастерски и на многих языках: по-русски, по-английски (на нем разговаривали и переписывались Их Величества), по-французски, по-датски и даже по-немецки (последний язык был Государю менее известен). Заведующий собственной Его Величества библиотекой Щеглов представлял царю каждый месяц по крайней мере 20 интересных книг, вышедших за этот период. В Царском Селе книги эти были разложены в комнате, близ покоев Императрицы. Меня как-то заинтересовал стол, где лежали выбранные Николаем книги для чтения, однако камердинер меня к ним не допустил.
— Его Величество складывает их в известном порядке и не любит, ежели не находит их точно в том виде, как он их сам разложил. И детей приказано не допускать в эту комнату бех императрицы или кого-нибудь из фрейлин.

Среди этих книг Государь избирал себе ту, которую читал супруге, обыкновенно историческое сочинение или русский бытовой роман.
Однажды царь сознался мне:
— прямо боишься в Царском Селе войти в комнату, где эти книги разложены. Не знаешь какую выбрать, чтобы взять с собой в кабинет. Смотришь и час времени потерян. Только в Ливадии успеваю почитать, но и то половину взятых с собой книг.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Воспитание детей в династии Романовых

Поскольку императорские семьи на протяжении всего XIX в. были многодетными, то для родителей и воспитателей всегда актуальной становилась проблема организации здорового досуга детей. Как правило, ежегодно с мая по ноябрь императорская семья жила вне Санкт-Петербурга, в пригородных резиденциях, или выезжала на курорты.

Дети остаются детьми вне зависимости от социального и материального положения их родителей. Им всем надо дружить со сверстниками, играть, развлекаться и учиться, драться и дурачиться. Другое дело, что у состоятельных родителей возможностей для того, чтобы обеспечить все необходимое своим детям, значительно больше. Так было и в царской семье. Детей буквально с момента рождения окружал внушительный штат слуг и воспитателей, одной из задач которых было обеспечение царственным детям досуга. Конечно, этот досуг жесточайшим образом контролировался, и детей ни на минуту не оставляли вне поля зрения. В досуг царских детей все время стремились внести различные воспитательно-развивающие элементы, что, наверное, стало бы для «обычного» ребенка весьма утомительным.

Для того чтобы дети отдыхали, учились и развивались, в каждой из императорских резиденций сознательно формировались «детские зоны отдыха». Проще говоря, родители и воспитатели создавали детские уголки, по возможности внешне изолированные от взрослого влияния. Это были своеобразные «детские территории», где они чувствовали себя полноправными хозяевами, куда они могли «пригласить в гости» своих родителей. Во всех пригородных резиденциях отводилась специальная территория, на которой для детей строились различные сооружения для детских игр.

Как правило, это были достаточно капитальные сооружения, игры на них должны были не только развлекать, но и образовывать детей. В основу всех игр закладывался принцип «Обучать играя». Следует отметить весьма высокий уровень преемственности в детских играх царских детей. Фактически каждое новое поколение, с теми или иными изменениями, воспроизводило игры своих, ставших взрослыми предшественников. И подчас дети играли теми же игрушками, которыми играли их родители.

Не менее важным для родителей и воспитателей становился подбор для их детей компании ровесников, способных разделить с ними эти игры. При этом родители царственных детей хорошо понимали, что детская дружба легко перерастает в дружбу на всю взрослую жизнь, со всеми вытекающими карьерными последствиями. Поэтому товарищи детских игр тщательно подбирались. Когда осенью 1865 г. великого князя Сергея Александровича, «здоровья ради», оставили на три месяца в Москве, то его мать, императрица Мария Александровна, лично назначила, кого из детей московского общества, сверстников Сергея Александровича, можно к нему приглашать для игр.

Из книги «Детский мир императорских резиденций.
Быт монархов и их окружение»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Пьер Жильяр о Цесаревиче

Алексей Николаевич был центром этой тесно сплоченной семьи, на нем сосредотачивались все привязанности, все надежды. Сестры его обожали, и он был радостью своих родителей. Когда он был здоров, весь дворец казался как бы преображенным; это был луч солнца, освещавший и вещи, и окружающих

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Николай II и цесаревич Алексей

Наследник обожал отца, а он его. Бывало, когда Алексей проводил много часов в постели, особенно ждал отцовских посещений. «Сажая отца к себе на кровать, он просил его рассказать о государственных делах, о полках, шефом которых он был и по которым скучал. Он внимательно слушал рассказы Государя из русской истории и обо всем, что лежало за пределами его скучной больничной постели. Император с большой радостью делился с ним всем. И самая большая мечта Государя в «счастливые дни» заключалась в том, чтобы самому заняться воспитанием сына. По ряду причин тогда это было невозможно, и первыми наставниками Алексея Николаевича стали мистер Гиббс и месье Жильяр.

Впоследствии обстоятельства изменились, и Государю удалось осуществить свое желание. Он давал уроки Цесаревичу в мрачном доме в Тобольске. Уроки продолжались и в нищете и убожестве Екатеринбургского заточения. Но, пожалуй, самым важным уроком, который извлекли Наследник и остальные члены Царской Семьи, был урок Веры; именно вера в Бога поддерживала их и давала им силы в ту пору, когда они лишились своего достояния, когда друзья покинули их, а сами они оказались преданными той самой страной, важнее которой для них не существовало на свете ничего.

Царь воспитывал сына патриотом своей Родины, требовал от него честности и послушания ,не баловал его, а, случалось, мог сделать и резкое замечание.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна о терпении в семейной жизни

Первый урок, который нужно выучить и исполнить, это терпение. В начале семейной жизни обнаруживаются как достоинства характера и нрава, так и недостатки и особенности привычек, вкуса, темперамента, о которых вторая половина и не подозревала. Иногда кажется, что невозможно притереться друг к другу, что будут вечные и безнадежные конфликты, но терпение и любовь преодолевают все, и две жизни сливаются в одну, более благородную, сильную, полную, богатую, и эта жизнь будет продолжаться в мире и покое.

Еще один секрет счастья в семейной жизни – это внимание друг к другу. Муж и жена должны постоянно оказывать друг другу знаки самого нежного внимания и любви. Счастье жизни составляется из отдельных минут, из маленьких, быстро забывающихся удовольствий от поцелуя, улыбки, доброго взгляда, сердечного комплимента и бесчисленных маленьких, но добрых мыслей и искренних чувств. Любви тоже нужен ее ежедневный хлеб.

Бойтесь малейшего начала непонимания или отчуждения. Вместо того, чтобы сдержаться, произносится неумное, неосторожное слово – и вот между двумя сердцами, которые до этого были одним целым, появилась маленькая трещинка, она ширится и ширится до тех пор, пока они не оказываются навеки оторванными друг от друга. Вы сказали что-то в спешке? Немедленно попросите прощения. У вас возникло какое-то непонимание? Неважно, чья это вина, не позволяйте ему ни на час оставаться между вами.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Император Николай II и его дочь Ольга

«Начиная с 8 лет Ольга все чаще появляется вне дворца с императором-отцом. В тревожные месяцы русско-японской войны Государь любил с Ольгой гулять по парку. В наивных беседах с дочерью, царь отдыхал от тягот, возложенных на него неудачной военной компанией.

Ольга была личностью — обладала ярким и самобытным характером. Неудивительно, что и в последующие годы Император любил беседовать со старшей дочерью. «Отец стал постепенно выделять ее среди дочерей, — замечает П. Савченко, — сначала, как старшую ,а потом он невольно полюбил ее больше. Умница, прямая с волевым характером, а в то же время скромница, как бы дичившаяся, ярка русская душой, она при душевном строе Государя была ему близка, необходима тем более, чем старше и самобытнее становилась она».
Ольга отвечала отцу горячей любовью. Государь любил свою дочь не меньше. По воспоминаниям близких, в последние годы он часто приходил на «детскую» половину по ночам, будил старшую дочь и беседовал с ней. Иногда, ожидая важных вестей, царь подолгу ходил один по коридору. Когда телеграммы вносили, он входил в соседнюю комнату и вызывал Ольгу. Дочь приходила прямо из постели, в белом спальном халате, царь прочитывал ей телеграммы, а потом они вместе прохаживались по коридору беседуя вполголоса, как старые друзья, у которых нет никаких тайн друг от друга.»

из книги Д. Орехова «Подвиг Царской семьи»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Настасья (Швыбзик) — письмо к папе

письмо царевны Анастасии Романовой к своему отцу, императору Николаю II

28 октября 1914г.. Вторник

Мой золотой и хороший Папá Душка!

Мы только что кончили обедать. Вот я Тебе посылаю мою хорошую карточку. Я уверена, что Ты очень будешь рад. Я сидела сегодня с нашим солдатом и я ему помогала читать, это было мне очень приятно. Он у нас начал учиться читать и писать. Еще двое бедных умерло вчера, еще мы сидели с ними. Мамá сегодня вечером уезжает с Ольгой, Татьяной, Олей(Бюцева О.Е — фрейлина Ал.Федоровны) и Аней в Псков. Сегодня было пять градусов тепла, и шел снег с дождем и был довольно сильный ветер, но не гулыга. Сейчас Ортипо бегает с Татьяной по комнате. У Мамá в девять часов будет Маклаков и Малама придет тоже, это очень приятно. Я с этой карточкой снялась в зеркало и это было трудно, потому что у меня руки тряслись. Как Николай Павлович? Вот и запачкала, потому что Ольга мне помешала. У меня было сегодня семь уроков, а завтра четыре или пять. Только что пришла, окончив маленького губернатора (сходила в туалет). Это было очень приятно. Да-с! Я давно не писала тете Ольге. <Приписка Ольги> Целую тебя, золотой мой Папа душка, я еду в Псков. Твой Елисаветградец О. Р. <Конец приписки> Ольга бьет Мари, а Мари орет, как дура Драгун, большая дура. Вот Малама и пришел, сидит на стуле с сестрами. Ольга просила еще раз поцеловать Тебя очень крепко. Я уже мылась, и надо теперь мне идти спать. Завтра кончу писать Тебе. Мамá просила сказать, что она переговорила с Маклаковым, что он все устроил и что все хорошо. Очень крепко она Тебя целует и очень жалеет, что не может написать, потому что времени ей нет. Татьяна крепко целует.

Здравствуй, Ваше Императорское Величество. С добрым утром. Иду пить чай. Спала хорошо без Мамá и сестер. У меня сейчас русский урок и Петр Васильевич читает нам «Записки охотника» Тургенева. Очень интересно. Мария и я работаем, я на спицах, а Мария крючком. Сегодня 5 градусов тепла, весь снег ушел и ветер есть. Сейчас у меня будет apифметика. Мы с Марией хотим пойти к нашим солдатам. Один не умеет грамоте, вот я ему и понесу тетрадку и карандаш. Потом, наверно, пойдем в склад. Вот дождь пошел, пакостно. Алексей получил от Тебя письмо, он ужасно был рад. Мы уже завтракали. Теперь мы с Мари пойдем к нам в госпиталь, к нам туда привезли Николаева, бывшего офицера сводного полка. Всего Тебе хорошего желаю. Кланяюсь Николаю Павловичу. Крепко 1 000 000 раз Тебя целую, Твоя преданная и верная, любящая Тебя Твоя дочь 13-летняя раба Божья

Настасья (Швыбзик)
Да хранит Тебя Бог! Приезжай!!! Скорее

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Госпиталь во дворце

Когда выяснилось, что в результате потери некоторых западных областей на 30 тыс. сократилось число госпитальных мест, то распорядился немедленно переоборудовать под эти цели Императорские дворцы и монастырские помещения.

В золоченых залах Екатерининского дворца в Царском Селе и в других резиденциях размещались раненые. В центре столицы в помпезном Зимнем дворце на средства министерства Императорского Двора больницу — крупнейший госпиталь России, рассчитанный на тысячу мест.

Лазарету были отданы аванзал, Восточная галерея, Николаевский, Фельдмаршальский, Петровский, Александровский, Гербовый залы, Военная галерея 1812 года. В беломраморном Колонном зале была оборудована огромная современная операционная, а в Помпейском зале уставлены ванны для водных процедур. Все художественные ценности — картины, скульптуры, жирандоли оставались на своих местах. Лишь наиболее ценные из картин и скульптур были закрыты полотном или деревянными щитами. Со стен были сняты только золотые и серебряные блюда — подарки Русским Царям… Так началась госпитальная деятельность Императрицы и княжон.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Музыка в царской семье

Важной частью досуга царского семейства была музыка.

В библиотеке Николая II сохранились две книги, посвященные музыке, обе на немецком языке. Одна из них, автором которой был П.И.Чайковский, содержит воспоминания и статьи, посвященные отдельным композиторам и их произведениям. Вторая книга посвящена жизни и творчеству Р.Вагнера.

Супруга Николая II Александра Федоровна получила прекрасное музыкальное образование. Она почти профессионально играла на фортепиано, очень любила произведения Шумана.

Сохранились сведения,что супруги – Николай Александрович и Александра Федоровна – иногда музицировали в четыре руки. Играли в четыре руки и Анастасия с Марией.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Николай II — борьба с пьянством

В 1914 году, несмотря на военное время, Государь решительно приступил к осуществлению своей давнишней мечты — искоренению пьянства. Уже давно Николай Александрович проникся убеждением, что пьянство — порок, разъедающий русский народ, и что долг Царской власти вступить в борьбу с этим пороком. Однако все его попытки в этом направлении встречали упорное сопротивление в Совете Министров, так как доход от продажи спиртных напитков составлял главную статью бюджета — одну пятую гос. доходов. Главным противником этого мероприятия стал министр финансов В.Н.Коковцев, ставший преемником П.А.Столыпина на посту премьер-министра после его трагической кончины в 1911 г. Он считал, что введение сухого закона нанесет серьезный удар по российскому бюджету. Государь глубоко ценил Коковцева, но, видя непонимание им этой важной проблемы, решил с ним расстаться. Усилия Монарха соответствовали в то время общему народному мнению, принявшему запрет спиртных напитков как избавление от греха. Только условия военного времени, опрокинувшие всякие нормальные бюджетные соображения, позволили провести меру, которая означала отказ государства от самого крупного из своих доходов.

Ни в одной стране до 1914 года еще не принималась такая радикальная мера борьбы с алкоголизмом. Это был грандиозный, неслыханный опыт. «Прими, Великий государь, земной поклон народа своего! Народ твой твердо верит, что отныне былому горю положен конец!» — заявил председатель Думы Родзянко. Так твердой волею Государя был положен конец государственным спекуляциям на народном несчастье и заложены гос. основы для дальнейшей борьбы с пьянством. «Прочный конец» пьянству продержался до октябрьского переворота. Начало повального спивания народа было положено в октябре при взятии Зимнего дворца, когда большая часть «штурмовавших» дворец направилась в винные погреба, причем там перепились до такой степени, что пришлось «героев штурма» выносить за ноги наверх. 6 человек умерли — это и были все потери в этот день. В дальнейшем революционные вожди напивали красноармейцев до беспамятства, а потом посылали грабить церкви, расстреливать, громить и совершать такие нечеловеческие кощунства, которые бы в трезвом виде люди сделать бы не посмели. Пьянство по сегодняшний день остается самой страшной российской трагедией.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна о семье и браке

Смысл брака в том, чтобы приносить радость. Подразумевается, что супружеская жизнь – жизнь самая счастливая, полная, чистая, богатая. Это установление Господа о совершенстве.

День свадьбы нужно помнить всегда и выделять его особо среди других важных дат жизни. Это день, свет которого до конца жизни будет освещать все другие дни. Радость от заключения брака не бурная, а глубокая и спокойная. Над брачным алтарем, когда соединяются руки и произносятся святые обеты, склоняются ангелы и тихо поют свои песни, а потом они осеняют счастливую пару своими крыльями, когда начинается их совместный жизненный путь.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Архипелаг Земля Императора Николая II

Северная Земля (до 1926 года — Земля Императора Николая II) — российский архипелаг в Северном Ледовитом океане. Административно входит в состав Таймырского (Долгано-Ненецкого) муниципального района Красноярского края.
Площадь архипелага около 37 тыс. км². Необитаем.
На Северной Земле находится самая северная островная точка Азии — мыс Арктический на острове Комсомолец.
Архипелаг открыт 4 сентября 1913 года гидрографической экспедицией 1910—1915 годов Бориса Вилькицкого. Сначала назван участниками экспедиции словом «Тайвай» (по первым слогам экспедиционных ледоколов «Таймыр» и «Вайгач»). Официальное название «Земля Императора Николая II» в честь царствовавшего тогда российского императора архипелаг получил 10 (23) января 1914 года, когда оно было объявлено приказом № 14 морского министра. Продолжаются споры о том, кто был инициатором данного наименования. Известно, что Борис Вилькицкий был его сторонником как до появления приказа № 14, так и спустя два десятилетия. Первоначально предполагалось, что архипелаг представляет собой один остров.
11 января 1926 года Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета своим постановлением переименовал Землю Императора Николая II в Северную Землю. Остров Цесаревича Алексея был переименован в остров Малый Таймыр. Впоследствии, в 1931—1933, были открыты образующие архипелаг острова, которые получили от советских первооткрывателей (Николая Урванцева и Георгия Ушакова) названия Пионер, Комсомолец, Большевик, Октябрьской Революции, Шмидта.
1 декабря 2006 года Думой Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа было принято постановление, которым предлагалось возвратить архипелагу Северная Земля прежнее название Земля Императора Николая II, а также переименовать остров Малый Таймыр в остров Цесаревича Алексея, остров Октябрьской революции — в остров Святой Александры, остров Большевик — в остров Святой Ольги, остров Комсомолец — в остров Святой Марии, остров Пионер — в остров Святой Татьяны и остров Домашний — в остров Святой Анастасии.
Однако после объединения Красноярского края и Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа Законодательное собрание Красноярского края не поддержало эту инициативу.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Анастасия — «Светлый луч»

Царевна Анастасия любила рисовать, причём делала это весьма неплохо, с удовольствием играла с братом на гитаре или балалайке, вязала, шила, смотрела кинофильмы, увлекалась модным в то время фотографированием, причём имела собственный фотоальбом, обожала висеть на телефоне, читать или просто валяться в постели. Зачитывалась пьесами Шиллера и Гёте, любила Мало и Мольера, Диккенса и Шарлотту Бронте. Хорошо играла на рояле, и охотно исполняла с матерью в четыре руки пьесы Шопена, Грига, Рахманинова и Чайковского.
Преподаватель французского языка Жильяр так вспоминал о ней:

«Она была баловница — недостаток, от которого она исправилась с годами. Очень ленивая, как это бывает иногда с очень способными детьми, она обладала прекрасным произношением французского языка и разыгрывала маленькие театральные сцены с настоящим талантом. Она была так весела и так умела разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что некоторые из окружающих стали, вспоминая прозвище, данное её матери при английском дворе, звать её «Солнечный луч».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Александра Федоровна о смирении

Смирение — это одна из самых благородных добродетелей, но быть смиренным не означает испуганно сжиматься при любом призыве Божием.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Как царица девять лет лично ухаживала за умирающей фрейлиной

Имелись просто поразительные случаи заботы царицы о людях, которых при Дворе никогда ранее не наблюдалось. Когда ее молодая фрейлина княжна С.И. Орбелиани (Джамбакуриан-Орбелиани) тяжело заболела в 1906 году, то Александра Федоровна восприняла это так свое личное дело. Молодая девушка (ей только исполнилось 23 года) была сиротой и Императрица окружила ее материнской лаской и заботой. Соня была помещена во Дворце, в комнате рядом с комнатами Великих Княжон.
Александра Федоровна ежедневно навещала неизлечимую больную (у нее был прогрессирующий паралич позвоночника), нередко оставалась рядом с ней на ночь. Когда, по прошествии девяти лет, Соня умерла в 1915 году, то Царица писала Супругу: «Вот и еще одно верное сердце ушло в страну неведомую. Я рада, что здесь для нее все кончилось, потому что в дальнейшем ей суждены были тяжелые страдания. Да упокоит Господь ее душу с миром и да благословит ее за великую любовь ко Мне во все эти годы».

Царица умела распознавать душевные качества человека. И не удивительно, что большинство из тех, кого лично Императрица принимала на службу, сохранили верность Семье до самого конца. Некоторые заплатили за преданность собственной жизнью: доктор Евгений Сергеевич Боткин, «комнатная девушка» Анна Степановна Демидова, фрейлина графиня Анастасия Васильевна Гендрикова, лакей Иван Дмитриевич Седнев , камердинер Государя Алексей (Алозий) Егорович Трупп, повар Иван Михайлович Харитонов, «дядька» Цесаревича Климентий Григорьевич Нагорный. Их расстреляли в том, страшно памятном июле 1918 года…

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Две Родины Александры Федоровны

Примечательный случай произошел в октябре 1914 г. Уже шла война, старшие Дочери работали сестрами милосердия в госпитале, куда почти ежедневно поступали раненые с фронта. Вид этих несчастных, разговоры о зверствах врага зажигали душу огнем праведной ненависти. И Татьяна Николаевна не сдержалась и позволила Себе гневный монолог о «зверях-немцах». А рядом стояла Мать, родом из немецкого Дармштадта! Когда Татьяна поняла, что могла задеть чувства любимого человека, то Ей сделалось невыносимо горько на душе. Немедленно написала письмо — покаяние «ангелу Маме».

«Пожалуйста, прости Меня, дорогая Мама если когда-нибудь невольно Я обидела Тебя, сказав что-нибудь о Твоей прежней родине, но, в самом деле, если я действительно что-то говорю, не подумав, что могу Тебя задеть, потому что, когда Я думаю о Тебе, Я представляю, что Ты наш ангел, дорогая Мама, и всегда забываю, что это не всегда было так, что у Тебя была другая родина, прежде чем Ты приехала сюда, к Папе».

Конечно, Александра Федоровна не держала никакой обиды. Она сама ненавидела и презирала кайзера Вильгельма и его бесчеловечное воинство. Но от «первой родины» не отрекалась. В ответном письме заметила:

«Я абсолютно понимаю чувства всех русских и не могу одобрять действия наших врагов. Они слишком ужасны, и потому их жестокое поведение так Меня ранит, а также то, что Я должна выслушивать. Как ты говоришь, Я вполне русская, но не могу забыть Мою старую родину».

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org