Фронда при Александре III

Александр III, Став Императором, вынужден был буквально с первых шагов объяснять своей многочисленной родне, что у нее есть не только права, но и обязанности по отношению и к государству, и к Царю. Ему было 36 лет, когда он взошел на трон, в течение 15 лет, согласно статусу наследника, он уже участвовал в государственной деятельности, хорошо разбирался в дворцовых интригах и знал подноготную великокняжеских семейств. Зная это и принимая во внимание харизму Царя, члены дома Романовых Его остерегались и недолюбливали: «Они боялись Его (боязнь иногда входит в семейные традиции), но, за немногими исключениями, не чувствовалось с их стороны привязанности. Государь – исполнитель долга неудобен семье, не признающей ничего, кроме прав». (Половцев А. А. Дневник 1877–1878 гг. // Александр Второй: Воспоминания. Дневники. С. 304.) Наибольшую неприязнь Император испытывал к семье В.К. Николая Михайловича, женатого на принцессе Цецилии Баденской, которая была биологической дочерью придворного Луи фон Габер — сына еврея Соломона Габера (1760-1840) — крупного банкира и фабриканта.
Вступать в конфронтацию с Царем не решались, но вот Мария Федоровна попала под удар с самого приезда в Россию. Так например, сразу же после свадьбы без всяких оснований был пущен слух, что она не может иметь детей. Когда родился первенец, а затем последовала новая беременность, эти слухи прошли, но отношение к Марии Федоровне еще долго оставалось холодным.
Когда В.К. Михаил Михайлович заключил морганатический брак и его сослали на окраину Империи, Михайловичи были в бешенстве и не стеснялись в выражениях: «Семейство полагает, что такое изменение произошло под влиянием Императрицы, которая опасается морганатических браков для своих сыновей. Что за ЧУДОВИЩНОЕ ВО ВСЕХ ОТНОШЕНИЯХ НИЧТОЖЕСТВО изображает из себя ЭТА ДАТЧАНКА».
Их ненависть и интриги против Александры Федоровны будут осуществляться по уже отработанному сценарию.
Средний сын В.К. Александр Михайлович (Сандро) реализовал честолюбивые чаяния матери, женившись на старшей дочери Александра III, правда, пришлось несколько лет настойчиво добиваться согласия на брак. Своего зятя Император Александр III переносил с трудом. С.Ю. Витте упоминал, что у В.К. Александра Михайловича «не только внешний тип еврейский, но что он обладает, кроме того, вообще отрицательными сторонами еврейского характера… Император очень не любил этого Великого Князя». Он долго противился браку своей дочери Ксении с ним и согласился, только видя ее непомерные страдания.
Александр Михайлович, как и его брат Николай Михайлович отличался лживостью, интриганством, цинизмом. Он обладал даром на ровном месте устраивать скандалы и вражду, очерняя тех, с кем был не согласен.
Для Александра Михайловича отношение к нему Императора Александра III не было тайной. Он упоминал о своем примечательном диалоге с Царем. Как-то во время одной из поездок Император в поезде обратил внимание на резиновую ванну Великого Князя. Сандро, демонстрируя свою ванную, вскользь заметил, что наконец-то хоть что-то у него понравилось Государю.

Фронда

Что происходило в Доме Романовых накануне Госпереворота? Почему никого из родственников не оказалось рядом с Царской Семьёй и никто из них даже не попытался вступиться за Царя, как того требовала Присяга?
Напомним, заканчивается война и Россия практически выигрывает её. Подписаны все предварительные договоры по итогам войны, Россия в них признаётся победителем, ей отходят Средиземноморские проливы, Западная Армения и часть Северного Курдистана, ряд других земель. Уже сшита форма по эскизам М. Васнецова для победного парада в Берлине. Несмотря на нелегкие издержки, связанные с войной, РИ находится на пике своего развития: занимает первое место в мире по темпам экономического роста, темпам роста ВВП, по расцвету образования, науки, культуры (Серебряный век).
Но Великокняжеская фронда ничего этого не желала видеть, словно обезумела… Руководимая тайными силами с помощью политических, оккультных и экономических рычагов, посредством масонских лож, которых насчитывалось уже десятки и в которые входили многие из Великих Князей (в.к. Николай Михайлович, в.к. Александр Михайлович, в.к. Кирилл Владимирович и др.) они плели заговоры, готовили переворот, раскачивали и без того сложную политическую ситуацию.
В 1916 г. 15 Великих Князей дома Романовых, образовали «Великокняжескую фронду». Основными требованиями фронды было свержение Царя, устранение Г. Распутина, Императрицы Александры Федоровны, а также введение «ответственного министерства» — т.е. правительства, подотчетного парламенту. Интересно, что идея ответственного министерства станет позже общей идеей заговорщиков.
Неформальным главой фронды считался в.к. Николай Михайлович Романов, масон, прозванный за радикальность своих взглядов Филиппом Эгалите. 1 ноября 1916 г. Николай Михайлович направил Императору письмо с этими требованиями. 7 ноября 1916 г. схожее письмо пишет в.к. Николай Николаевич. 11 ноября о том же Царю пишут в.к. Георгий Михайлович и брат Николая II в.к. МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ. В.к. Михаил в это время также публично заявляет, что «сочувствует английским порядкам», т.е. парламентаризму. 28 ноября к оппозиции присоединилась даже мать Царя, вдовствующая Императрица Мария Федоровна, потребовавшая от сына отставки с должности председателя правительства Штюрмера. На состоявшейся 3 декабря встрече в.к. Павла Александровича с Императором, которой князь бесцеремонно потребовал, он заявил от имени семейного совета о небходимости принятия Конституции и удалении Распутина и Штюрмера от двора. На что Царь ожидаемо ответил отказом. По сути это уже был переворот.
16(30) декабря 1916 г. происходит жестокое убийство Г. Распутина. После этого «великокняжеская фронда» ещё больше активизировалась.
Через несколько дней Государь принёс в комнату Императрицы перехваченное Министерством Внутренних Дел письмо княгини Юсуповой, адресованное Великой Княжне Ксении Александровне, родной сестре Царя. Вкратце содержание было следующим: «Она (Юсупова), как мать грустит о положении сына, но Сандро (в.к. Александр Михайлович) спас всё положение; она только сожалела, что в этот день они НЕ ДОВЕЛИ СВОЕГО ДЕЛА ДО КОНЦА И НЕ УБРАЛИ ВСЕХ, КОГО СЛЕДУЕТ… Теперь остаётся только «ЕЁ» запереть. …»
Государь сказал, что всё это так низко, что ему противно этим заниматься. Императрица же всё поняла. Она сидела бледная, смотря перед собой широко раскрытыми глазами…».
В эти же дни С.В.Марков пишет: «Ш. утром узнал, что … на Императрицу Александру Феодоровну в конце февраля или начале марта готовится покушение. Лицу, согласившемуся исполнить этот адский замысел, обещалась крупная награда».
Из письма Зинаиды Юсуповой также стало ясно, что в убийстве Г. Е Распутина были замешаны помимо в.к. Дмитрия Павловича и другие члены Императорского дома: в к. Николай Николаевич и его жена в.к. Анастасия Николаевна, в.к. Николай Михайлович. Иначе, за что же их было высылать «по окончании этого дела», т.е.после расследования убийства Г. Распутина? Несомненно, поддерживал их и в.к. Александр Михайлович, а также — в.к. Мария Павловна и в.к. Кирилл Владимирович.
Об этом же определённо свидетельствует и дворцовый комендант В.Н. Воейков: «Члены императорской фамилии утратили всякую меру самообладания; в.к. Мария Павловна Старшая, по доходившим до меня сведениям, не стеснялась при посторонних говорить, что надо убрать Императрицу; … Совершенно непонятно, почему члены Императорской фамилии, высокое положение и благосостояние которых исходило исключительно от императорского Престола, стали в ряды активных борцов против Царского строя, называя его режимом абсолютизма и произвола по отношению к народу, О КОТОРОМ ОНИ, ОДНАКО, ОТЗЫВАЛИСЬ КАК О НЕКУЛЬТУРНОМ И ДИКОМ, ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТРЕБУЮЩИМ ТВЁРДОЙ ВЛАСТИ. …»
В феврале 1917 г. когда Романовы были «кинуты» своими подельниками думцами, они бросились присягать на верность Временному правительству. В дальнейшем многим заговорщикам позволили покинуть страну, пригрозив разоблачением. В связи с этим всю свою оставшуюся безбедную жизнь они отрабатывали — строчили лживые «мемуары», порочащие свергнутого ими и умертвленного при их поддержке Последнего законного Правителя России…
В последний год существования великой Империи за Монархию здесь боролся только сам Монарх…

Николай Николаевич Младший

Великий князь Николай Николаевич (Младший), (6 (18) ноября 1856, Санкт-Петербург — 5 января 1929, Антиб, Франция) — первый сын великого князя Николая Николаевича (старшего) и великой княгини Александры Петровны (урожденной принцессы Ольденбургской), внук Николая I; генерал-адъютант (1896), генерал от кавалерии (6 декабря 1900).

Верховный Главнокомандующий всеми сухопутными и морскими силами Российской Империи в начале Первой мировой войны (1914—1915) и в мартовские дни 1917 года[1]; с 23 августа 1915 года до марта 1917 года — наместник Его Императорского Величества на Кавказе, главнокомандующий Кавказской армией и войсковой наказный атаман Кавказских казачьих войск.
Его супруга с 29 апреля (12 мая) 1907 года — Анастасия (Стана) Черногорская, в первом браке княгиня Романовская герцогиня Лейхтенбергская.
В 15-летнем возрасте Николай Николаевич был зачислен юнкером в Николаевское инженерное училище. После окончания в 1873 г. училища – прапорщик, направлен в столичный учебный пехотный батальон. Получив чин подпоручика, переведен в учебный кавалерийский эскадрон. В 1874 г. поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. В 1876 году окончил академию по первому разряду с малой серебряной медалью. Досрочно произведен в капитаны. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов, состоял для особых поручений при своём отце — главнокомандующем. В числе первых форсировал Дунай : под огнем противника повел одну из колонн за собой, воодушевляя солдат личным примером. 16 июня 1877 года был награжден орденом Святого Георгия 4-й степени. Участвовал в штурме Шипкинского перевала. За отвагу 10 июля 1877 года был награжден золотым Георгиевским оружием. Произведен в полковники.
После войны Николай Николаевич 12 лет прослужил в Лейб-гвардии Гусарском Его Величества полку, «последовательно занимая должности от командира эскадрона до командира полка». С 6 мая 1884 — командир полка. С 11 декабря 1890 — командир 2-й Гвардейской кавалерийской дивизии. С 6 мая 1895 года — генерал-инспектор кавалерии (по 8 июня 1905). Генерал-лейтенант. Усовершенствовал учебный процесс в Офицерской кавалерийской школе. Под его руководством «принят ряд мер по реорганизации кавалерии»  . В 1901 году присвоен чин – генерал от кавалерии.
С 8 июня 1905 года по 26 июля 1908 года — председатель Совета государственной обороны (СГО: создан по инициативе Николай Николаевича 5 мая 1905 года). Провел пересмотр Положения о полевом управлении войсками и разработку нового устава в 1908 году. В июне 1905 года добился выделения Генерального штаба из состава Военного министерства. По его рекомендации начальником генерального штаба был назначен генерал Ф.Ф. Палицын. Возглавляя Совет государственной обороны (в июле 1908 года Совет государственной обороны указом Царя был упразднен), часто превышал свои полномочия: постоянно вмешивался в работу военного и морского министров, что создавало разнобой в управлении войсками . С упразднением Совета «резко возросло влияние военного министра генерала от кавалерии В.А. Сухомлинова, у которого с Николай Николаевичем сложились неприязненные отношения».
С 26 октября 1905 года — одновременно с председательством в СГО, Главнокомандующий войсками Гвардии и Санкт-Петербургского военного округа. C 28 февраля 1909 года — попечитель Офицерского собрания Армии и Флота. Перед Великой войной генерал-адъютант, главнокомандующий войсками гвардии и Петербургского военного округа, генерал от кавалерии Его Императорское Высочество Великий Князь.
По натуре Николай Николаевич «был страшно горяч и нетерпелив, но с годами успокоился и уравновесился». Пользовался популярностью в армии. Войска верили в него и боялись его. Все знали, что отданные им приказания должны быть исполнены, что отмене не подлежат, и никаких колебаний не будет.
20 июля 1914 года, в преддверии Первой мировой войны, был назначен Николаем Верховным Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами. При Николае Николаевиче были созданы Ставка Верховного Главнокомандующего и штаб. Местом Главной квартиры выбраны Барановичи, начальником штаба Ставки назначен генерал Н. Н. Янушкевич, а генерал-квартирмейстером генерал Ю. Н. Данилов.
Был известен тем, что на посту Верховного главнокомандующего назвал «далеко не своевременными» слова епископа Таврического и Симферопольского Димитрия в защиту несправедливо избиваемых лиц, носящих немецкие фамилии.
10 октября 1914 года награждён орденом Святого Георгия 3-й степени «в воздаяние мужества, решительности и непреклонной настойчивости в проведении планов военных действий, покрывших неувядаемой славой русское оружие».
9 марта 1915 года награждён орденом Святого Георгия 2-й степени за взятие крепости Перемышль.
12 апреля 1915 года награждён Георгиевской саблей, украшенной бриллиантами, с надписью «За освобождение Червоной Руси».
Переоценка великим князем своих способностей повлекла в итоге ряд крупных военных ошибок, а попытки отвести от себя соответствующие обвинения, повлекли раздувание германофобии и шпиономании. Одним из подобных наиболее значимых эпизодов стало завершившееся казнью невиновного дело полковника Мясоедова, где Николай Николаевич играл первую скрипку наряду с А. И. Гучковым. Командующий фронтом, ввиду разногласия судей, не утвердил приговор, однако судьбу Мясоедова решила резолюция Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича: «Все равно повесить!».
Это дело, в котором великий князь играл первую роль, повлекло усиление четко ориентированной подозрительности общества и сыграло свою роль в том числе в майском 1915 года немецком погроме в Москве.
Получивший в армии прозвище «Лукавый» за чрезмерное честолюбие, жажду власти, по свидетельству близко с ним сотрудничавшего В. А. Сухомлинова, обладавший «ограниченными духовными качествами, злым и высокомерным характером», за то, что «предпочитал работу за кулисами и становился, таким образом, безответственным перед общественным мнением». Данные качества отмечались посетителями Ставки, Императрицей Александрой Феодоровной, «царским другом» Г. Е. Распутиным.
Все же не эти нарушения великого князя как Верховного главнокомандующего заставили Императора принять решение об устранении великого князя с этого поста: как пишет военный историк А. А. Керсновский, к лету 1915 года «на Россию надвинулась военная катастрофа».
Приехавший 5 мая 1915 года в Ставку Николай II отложил свой отъезд домой:
Мог ли Я уехать отсюда при таких тяжелых обстоятельствах. Это было бы понято так, что Я избегаю оставаться с Армией в серьёзные моменты. Бедный Н[иколаша], рассказывая Мне все это, плакал в Моем кабинете и даже спросил Меня, не думаю ли Я заменить его более способным человеком. Я нисколько не был возбужден, Я чувствовал, что он говорит именно то, думает. Он все принимался Меня благодарить за то, что Я остался здесь, потому что Мое присутствие успокаивало его лично
Приезжавший в сентябре 1915 года в Ставку генерал М. В. Алексеев также был «поражен царящей там неурядицей, растерянностью и унынием. Оба, и Николай Николаевич и Янушкевич, растерялись от неудач Северо-Западного фронта и не знают, что предпринять»
Неудачи на фронте продолжались: 22 июля была сдана Варшава, Ковно, были взорваны укрепления Бреста, немцы приближались к Западной Двине, была начата эвакуация Риги. В таких условиях Николай II решил отстранить не справлявшегося великого князя и сам встать во главе Русской армии. По оценке военного историка А. А. Керсновского такое решение Императора было единственным выходом:
Это было единственным выходом из создавшейся критической обстановки. Каждый час промедления грозил гибелью. Верховный главнокомандующий и его сотрудники не справлялись больше с положением — их надлежало срочно заменить. А за отсутствием в России полководца заменить Верховного мог только Государь.