Красная ненависть к русским офицерам

Фронтовые офицеры еще там сняли погоны сами, а с некоторых и насильно содрали. Конечно, многие не хотели допускать до этого, чтобы большевистская рука осквернила их, бросила бы на пол и топтала бы ногами. Тыловые офицеры еще могли некоторое время лавировать и скрываться, не снимая погон. Даже были и такие офицеры, которые открыто заявляли, что погоны даны самим государем, и кроме него никто их не снимет.
«Данную присягу — не нарушу!» Против этого возник вероломный и зверский лозунг:
«Беспощадно бей погоны!»
Действительно, кто попадался в погонах разнузданной толпе, был зверски убит. Когда не стало офицеров в погонах, эта же толпа жаждала крови и кричала:
«Бей очки!»
Кто их носил, стал бояться за свою жизнь. Для того, чтобы продолжать уничтожить офицеров и русскую интеллигенцию — был лозунг:
«Бей белые, немозолистые руки!»

Это уже дошло до последнего предела. Жизнь офицеров стала совсем несносной. После этого офицеры бежали из городов в деревни, где еще можно было найти временное убежище, где еще городская разнузданность не свирепствовала. Здесь наша интеллигенция, которая себя именовала «народниками», увидела подлинное лицо революционной стихии.

Волегов И.К «Воспоминания о Ледяном походе»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

 

ПЛОМБИРОВАННЫЙ ВАГОН — полный список

«Пломбированный вагон» — установившееся в историографии название трёх поездов, в которых, следуя из Швейцарии через Германию в Россию в апреле 1917 года, проехала большая группа еврейских революционеров-эмигрантов.

Итого 190 чел.

Список пассажиров:

ЛЕНИНСКИЙ ВАГОН

1.БЛАНК , Владимир Ильич, род. 22 [10] апреля 1870 г. Симбирск, (Ленин).
2.СУЛИШВИЛИ, Давид Сократович, род. 8 марта 1884 г. Сурам, Тифд. губ.
3.БЛАНК , Надежда Константиновна, род. 14 февр. 1869 г. в Петрограде.
4.АРМАНД, Инеса Федоровна, род. в 1874 г. в Париже.
5.САФАРОВ, Георгий Иванович, род. 3 ноября 1891 г. в Петрограде
6.МОРТОЧКИНА, Валентина Сергеевна, род. 28 февраля 1891 г.
7.ХАРИТОНОВ, Моисей Мотьков, род. 17 февраля 1887 г. в Николаеве.
8.КОНСТАНТИНОВИЧ, Анна Евгениевна, род. 19 авг. 66 г. в Москве.
9.УСИЕВИЧ, Григорий Александрович, род. 6 сентября 90 г. в Чернигове.
10.КОН, Елена Феликсовна, род. 19 февраля 93 г. в Якутске.
11.РАВВИЧ, Сарра Наумовна, род. 1 августа 79 г. в Витебске.
12.ЦХАКАЯ, Михаил Григорьевич [Миха], род. 2 января 1865 г.
13.СКОВНО, Абрам Анчилович, род. 15 сентября 1888 г.
14.РАДОМЫСЛЬСКИЙ, [Г. Зиновьев], Овсей Гершен Аронович, 20 сентября 1882 г. в Елисаветграде.
15.РАДОМЫСЛЬСКАЯ, Злата Эвновна, род. 15 января 82 г.
16.РАДОМЫСЛЬСКИЙ, Стефан Овсеевич, род. 17 сентября 08 г.
17.РИВКИН, Залман Бэрк Осерович, род. 15 сентября 83 г. в Велиже.
18.СЛЮСАРЕВА, Надежда Михайловна, род. 25 сент. 86 г.
19.ГОБЕРМАН, Михаил Вульфович, род. 6 сент. 92 г. в Москве.
20.АБРАМОВИЧ, Мая Зеликов, род. 27 марта 81 г.
21.ЛИНДЕ, Иоган Арнольд Иоганович, род б сентября 88 г. в Гольдингене.
22.БРИЛЛИАНТ, [Сокольников], Григорий Яковлевич, род. 2 августа 88 г. в Ромнах,
23.МИРИНГОФ, Илья Давидович, род. 25 окт. 77 г. в Витебске.
24.МИРИНГОФ, Мария Ефимовна, род. 1 марта 86 г. в Витебске.
25.РОЗЕНБЛЮМ, Давид Мордухович, род. 9 августа 77 г. в Борисове.
26.ПЕЙНЕСОН, Семен Гершович, род. 18 декабря 87 г. в Риге.
27.ГРЕБЕЛЬСКАЯ, Фаня, род. 19 апреля 91 г. в Бердичеве.
28.ПОГОВСКАЯ, Буня Хемовна, род. 19 июля 89 г. в Рикинах (при ней — сын Рувим, род. 22 мая 13 г.)
29.АЙЗЕНБУНД, Меер Кивов, род. 21 мая 81 г. в Слуцке.

Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП)
1.АКСЕЛЬРОД, Товия Лейзерович, с женой.
2.АПТЕКМАН, Иосиф Васильевич.
3.АСИАРИАНИ, Сосипатр Самсонович.
4.АВДЕЕВ, Иван Ананьевич, с женой и сыном.
5.БРОНШТЕЙН (Семковский), Семен Юльевич, с женой.
6.БЕЛЕНЬКИЙ, Захарий Давидович, с женой и ребёнком.
7.БОГРОВА, Валентина Леонидовна.
8.БРОНШТЕЙН, Роза Абрамовна.
9.БЕЛЕНЬКИЙ [А. Я.].
10.БАУГИДЗЕ, Самуил Григорьевич.
11.ВОЙКОВ, Петр Григорьевич [Лазаревич].
12.ВАНАДЗЕ, Александр Семенович.
13.ГИШВАЛИНЕР, Петр Иосифович.
14.ГОГИАШВИЛИ, Поликарп Давидович, с женой и ребёнком.
15.ГОХБЛИТ, Матвей Иосифович.
16.ГУДОВИЧ.
17.ГЕРОНИМУС, Иосиф Борисович.
18.ГЕРШТЕН.
19.ЖВИФ (Макар), Семен Моисееевич.
20.ДОБГОВИЦКИЙ, Захарие Лейбов.
21.ДОЛИДЗЕ, Соломон Яссеевич.
22.ИОФЕ, Давид Наумович, с женой.
23.КОГАН, Владимир Абрамович.
24.КОПЕЛЬМАН.
25.КОГАН, Израиль Иремиевич, с женой и ребёнком.
26.КРИСТИ, Михаил Петрович.
27.ЛЕВИНА.
28.ЛЕВИТМАН, Либа Берковна.
29.ЛЕВИН, Иохим Давидович.
30.ЛЮДВИНСКАЯ [Т. Ф.].
31.ЛЕБЕДЕВ (Полянский), Павел Иванович, с женой и ребёнком.
32.ЛУНАЧАРСКИЙ, Анатолий Васильевич.
33.МЕНДЕР (3. Орлов), Федор Иванович.
34.МГЕЛАДЗЕ, Власа Джарисманович.
35.МУНТЯН, Сергей Федорович, с женой.
36.МАНЕВИЧ, Абрам Эвель Израилевич, с женой.
37.МОВШОВИЧ, Моисей Соломонович, с женой и ребёнком.
38.МАНУИЛЬСКИЙ, Дмитрий Захарьевич с женой и 2 детьми.
39.НАЗАРЬЕВ, Михаил Федорович.
40.ОСТАШИНСКАЯ, Роза Гирш- Араповна.
41.ОРЖЕРОВСКИЙ, Марк с женой и ребёнком.
42.ПИКЕР (Мартынов), Семен Юльевич, с женой и ребёнком.
43.ПОВЕС (Астров), Исаак Сергеевич.
44.ПОЗИН, Владимир Иванович.
45.ПШИБОРОВСКИЙ, Стефан Владиславов.
46.ПЛАСТИНИН, Никанор Федорович, с женой и ребёнком.
47.РОХЛИН, Мордха Вульфович.
48.РАЙТМАН, с женой и ребёнком.
49.РАБИНОВИЧ, Скенрер Пиля Иосифовна.
50.РУЗЕР, Леонид Исаакович, с женой.
51.РЯЗАНОВ [Гольдендах], Давид Борисович, с женой.
52.РОЗЕНБЛЮМ, Герман Хаскелев.
53.СОКОЛИНСКАЯ, Гитля Лазаревна, с мужем.
54.СОКОЛЬНИКОВА, с ребёнком.
55.САГРЕДО, Николай Петрович, с женой.
56.СТРОЕВА.
57.САДОКАЯ, Иосиф Бежанович.
58.ТУРКИН, Михаил Павлович.
59.ПЕВЗАЯ, Виктор Васильевич.
60.ФИНКЕЛЬ, Моисей Адольфович.
61.ХАПЕРИЯ, Константин Ал.
62.ЦЕДЕРБАУМ (Мартов), Юлий Осипович.
63.ШЕЙКМАН, Аарон Лейбоаич.
64.ШИФРИН, Натан Калманович.
65.ЭРЕНБУРГ, Илья Лазаревич.

Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше, России (БУНД)
1.АЛЬТЕР, Эстера Израилевна, с ребёнком.
2.БАРАК.
3.БОЛТИН, Лейзер Хаимович.
4.ВЕЙНБЕРГ, Маркус Арапович.
5.ГАЛЬПЕРИН.
6.ДРАНКИН, Вульф Меерович, с женой и ребёнком.
7.ДИМЕНТ, Лейзер Нахумович.
8.ДРЕЙЗЕНШТОК, Анна Мееровна.
9.ЗАНИН, Майром Менашеевич.
10.ИОФФЕ, Пинкус Иоселев.
11.ИДЕЛЬСОН, Марк Липманов.
12.КЛАВИР, Лев Соломонович.
13.КОНТОРСКИЙ, Сам. Сруль Давыдович.
14.ЛЮБИНСКИЙ, Мечислав Абрам Осипович, с женой и реб.
15.ЛЕВИТ (Геллерт-Левит), Эйдель Мееровна, с ребёнком.
16.ЛЮКСЕМБУРГ, Моисей Соломонович.
17.ЛИПНИН, Иуда Лейбов.
18.МЕЕРОВИЧ, Мовша Гилелев.
19.ЛЕРНЕР, Давид.
20.МАХЛИН, Тайва-Зейлик Зельманович.
21.ТУСЕНЕВ, Исаак Маркович.
22.РАКОВ, Моисей Ильич.
23.НАХИМЗОН, Меер Ицкович.
24.РЕЙН (Абрамович), Рафаил Абрамович, с женой и 2 детьми.
25.РОЗЕН, Хаим Иуда, с женой.
26.СКЕПТОР, Яков Лейвинов.
27.СЛОБОДСКИЙ, Валентин Осипович.
28.СВЕТИЦКИЙ, А. А.
29.ХЕФЕЛЬ, Абрам Яковлевич.
30.ПИКЛИС, Меер Бенционович.
31.ЦУКЕРШТЕЙН, Соломон Срулев с 2-мя детьми.
32.ШЕЙНИС, Исер Хаимович.
33.ШЕЙНБЕРГ.

Социал-демократия Королевства Польского и Литвы (СДКПиЛ)
1.ГОЛЬДБЛЮМ, Роза Маврикиевна.

Латышская социал-демократическая рабочая партия
1.УРБАН, Эрнс Иванович, с женой и ребёнком.
2.ШУСТЕР, Иван Германович, с женой и ребёнком.

Литовская социал-демократическая партия
1.МАРТНА, Михаил Юрьевич.

Польская социалистическая партия (ППС)
1.КОН, Феликс Яковлевич, с дочерью и зятем.
2.ЛЕВИНЗОН (Лапинский), Меер Абрамович.
3.ШПАКОВСКИЙ, Ян Игнатий Александрович.

Партия социалистов-революционеров (эсеры)
1.ВЕСНШТЕЙН, Израиль Аронович.
2.ВИНОГРАДОВА, Елизавета Иевровна.
3.ГАВГОНСКИЙ, Димитрий Осипович.
4.КАЛЬЯН, Евгения Николаевна.
5.КЛЮШИН, Борис Израилевич, с женой.
6.ЛЕВИНЗОН, Меер Абрамович, с женой и ребёнком.
7.ЛУНКЕВИЧ, Зоя Павловна.
8.ДАХЛИН, Давид Григорьевич, с женой и ребёнком.
9.НАТАНСОН (Бобров), Марк Андреевич, с женой (В. И. Александрова).
10.БАЛЕЕВА (Урес), Мария Александровна, с ребёнком.
11.ПЕРЕЛЬ, Ревекка.
12.ПРОШЬЯН, Трон Першович.
13.РОЗЕНБЕРГ, Лев Иосифович с женой и 2-мя детьми.
14.УСТИНОВ (Безземельный), Алексей Михайлович.
15.УЛЬЯНОВ, Григорий Карлович.
16.ФРЕЙФЕЛЬД, Лев Владимирович, с женой и ребёнком.
17.ТЕНДЕЛЕВИЧ, Леонид Абрамович с женой и 2-мя детьми.

Анархисты-коммунисты
1.БУЦЕВИЧ, Александр Станиславович.
2.ВЬЮГИН, Яков с женой и 2 детьми.
3.ГИТЕРМАН, Абрам Моисеевич, с женой и ребёнком.
4.ГОЛЬДШТЕЙН, Абрам Борисович.
5.ЮСТИН, Давид.
6.ЛИПДИЦ, Ольга с ребёнком.
7.МАКСИМОВ (Ястржембский), Тимофей Феодорович.
8.МИЛЛЕР, Абрам Липович, с женой и 2-мя детьми.
9.РУБИНЧИК, Эфраим Абрам Аронов.
10.РИВКИН, Абрам Яковлев.
11.СЕГАЛОВ, Абрам Вульфович, с женой.
12.СКУТЕЛЬСКИЙ, Иосиф Исакович.
13.ТОЙБИСМАН, Ветя Израилевна.
14.ШМУЛЕВИЧ, Эстер Исааковна.

Еврейская социал-демократическая рабочая партия «Поалей цион» (ЕСДРП ПЦ)
1.ВОЛОВНИН, Аласса Овсеевна.
2.ДИНЕС, Ривка Хаимовна.
3.КАРА.

Сионистско-социалистическая рабочая партия (ССРП)
1.РОЗЕНБЕРГ, Лев Иосифович.

«Дикие»
(заявили себя как не принадлежащих к какой-либо партии)

1.АВЕРБУХ, Шмуль Лейб Иосифович.
2.БАЛАБАНОВА, Анжелика Исааковна.
3.БРАГИНСКИЙ, Монус Осипович.
4.ГОНИОНДСКИЙ, Иосиф Абрамович.
5.КИММЕЛЬ, Иоган Вольдемар.
6.КАРАДЖАЙ, Георгий Артемьевич, с женой.
7.ЗИФЕЛЬД, Артур Рудольфович.
8.МАРАРАМ, Эля Эвельич.
9.МАКАРОВА, Ольга Михайловна.
10.МЕЙСНЕР, Иван, с женой и 2 детьми.
11.ОДОЕВСКИЙ (Северов), Афанасий Семенович.
12.ОКУДЖАВА, Владимир Степанович.
13.РАШКОВСКИЙ, Хаим Пинкусович.
14.СЛОБОДСКИЙ, Соломон Мордкович.
15.СОКОЛОВ, Павел Яковлевич.
16.СТУЧЕВСКИЙ, Павел Владимирович.
17.ТРОЯНОВСКИЙ, Константин Михайлович.
18.ШАПИРО, Марк Леопольдович.

Список взят из газет В. Бурцева «Общее дело» за 14.10.1917 и 16.10.1917.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

У революции нет оправдания

«Оправдание революции»? Нет, нет никакого оправдания революции — ни Февралю, ни Октябрю. Нет, никаких положительных сторон ни в Феврале, ни в Октябре нет… Нет, революции нет никакого оправдания. И в ней не было никакого «народа». Была грязь, предательство, бездарность, бесчестность — немецкие деньги, английские влияния, безмозглое своекорыстие, — кровь и грязь, грязь и кровь…

Иван Солоневич «Великая фальшивка февраля»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Большевистский переворот. Юнкера на защите Отечества.

В Белой борьбе за Россию против красных первыми выступили в октябре 1917 года Александровское военное училище и кадеты трех московских корпусов. Юнкера несколько дней подряд защищали Москву от захвата ее большевиками, причем третья рота Училища, даже и после поражения не пожелавшая сдать оружия, была красными уничтожена поголовно. Узнав о выступлении юнкеров-александровцев против красных, строевая рота Третьего московского Императора Александра II корпуса присоединилась к юнкерам и заняла позицию вдоль реки Яузы, в то время, как строевая рота Первого московского корпуса прикрывала юнкерский фронт с тыла. Под огнем превосходившего их числом противника юнкера и кадеты, расстреливаемые со всех сторон, стали отходить к реке Яузе, где и задержались… Кадеты трех московских корпусов и юнкера-александровцы покрыли себя в эти дни бессмертной славой в борьбе с красными. Они бились в течение двух недель, доказав на деле, что значат для русского кадета и юнкера товарищеская спайка и взаимная выручка.

В дни большевистского переворота в октябре 1917 года с оружием в руках сражались против большевиков в Петрограде почти все военные училища во главе с особенно пострадавшим в этой борьбе Николаевским инженерным.

Морской кадетский корпус в Петрограде в первые дни революции подвергся нападению бунтующей черни и солдат, во главе с вышедшими из повиновения нижними чинами Лейб-Гвардии Финляндского полка и запасных частей. Директор Морского корпуса адмирал Карцев приказал раздать оружие гардемаринам и старшим кадетам, и корпус оказал бунтовщикам вооруженное сопротивление.

В первые дни большевизма, осенью и зимой 1917 года, все кадетские корпуса на Волге были разгромлены, а именно: Ярославский, Симбирский и Нижегородский. Красногвардейцы ловили кадет в городах и на станциях железных дорог, в вагонах, на пароходах, избивали их, калечили, выбрасывали на ходу поездов из окон и бросали в воду.

Псковский кадетский корпус, переведенный в 1917 году из Пскова в Казань и разместившийся в здании Духовной семинарии на Арском поле, во время октябрьского выступления большевиков в этом городе, как и московские кадеты, присоединился к местным юнкерам, сражавшимся с красными. В 1918 году кадеты-псковичи выступили походным порядком на Иркутск, где снова с оружием в руках ,уже в 1920 году, сражались против красной власти. Часть из них погибла в боях, а уцелевшие, перебравшись в Оренбург, продолжали борьбу с красными. Одному кадету удалось в Сибири даже организовать свой собственный партизанский отряд. Знамя Псковского корпуса было спасено из рук красных корпусным священником, настоятелем о. Василием.

Командир второй роты Симбирского кадетского корпуса, — полковник Горизонтов, преодолевая тысячи затруднений и опасностей, вывел остатки корпуса в Иркутск, где в декабре 1917 года юнкера тамошнего военного училища не позволили местным большевикам захватить власть в городе, сражаясь с красной гвардией в течение восьми суток. В эти дни юнкера потеряли убитыми и ранеными больше 50 человек и несколько офицеров, но сами перебили свыше 400 красных.

Поэтесса Снасарева-Казакова посвятила свои, рвущие душу стихи кадетам-добровольцам, погибшим под Иркутском:

«Как звезды были их глаза.
Простые, русские кадеты;
Их здесь никто не описал
И не воспел в стихах поэта.
Те дети были наш оплот,
И Русь поклонится их гробу;
Они все там до одного
Погибли в снеговых сугробах…»

Марков Анатолий Львович
«Кадеты и юнкера»

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Непримиримая ненависть белого генерала

«Православная вера, родина, семья — вот те три устоя, на которых русский народ строил свою жизнь, свое государство. И им советская власть, олицетворенная коммунистами, объявила беспощадную войну. В моей душе сейчас живут три чувства — безграничная ненависть к большевикам, правящим Россией, надежда, что мне придется участвовать в свержении их власти и вера в грядущее возрождение России.

Я не могу примириться с большевиками ни как с людьми, коммунистами, ни как с государственной властью в России, потому что нет ни одного вопроса морального, политического или экономического характера, как во взаимоотношениях людей между собой, так и в отношениях правительственной власти к населению и обратно, по которым взгляды, проводимые советской властью в жизнь, не стояли бы в полном противоречии с тем, чем жила Россия в течение веков и что привело ее к величию, славе и благосостоянию.

Вот почему я непримирим к советской власти. По этой же причине я считаю, что всякий русский эмигрант должен быть непримирим к ней. Если же он ищет компромисса с ней, приспособляется к ней, то он не может называть себя русским эмигрантом: это звание в самом себе таит молчаливый обет бороться с советской властью. В противном случае эмигрант обращается в беженца, убежавшего из России лишь для спасения своей жизни.»

Генерал Миллер Е. К.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org

Армия Корнилова

Армия генерала Корнилова была национальной армией и в лозунгах не нуждалась. У нее было одно заветное слово, побеждавшее опасности и смерть, спаявшее армию железной дисциплиной. Это слово было: Россия. Все лозунги временны и преходящи, понятие Родина — вечно. Отчетливо и ясно это понятие было поставлено в основу объединения русских людей. И в этом смысле армия генерала Корнилова — предвестница будущей национальной России. Служению России, своему народу, должно подчиняться все остальное.

Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Красная сволочь

Страна должна знать не только своих героев. Имена подонков также должны быть навечно занесены в книгу позора. Об одном таком выродке из числа красных чекистов — наш короткий рассказ.

В июне 2019 года Добровольческая армия входит в Киев. Вот что писала гимназистка Ирина Кнорринг (впоследствии — героиня Французского Сопротивления), жившая возле концлагеря, в своём дневнике о последних днях перед приходом белогвардейцев:

«24 июня 1919 г. Вторник. Сижу на балконе и слушаю выстрелы. Добровольцы в Мерефе. Большевикам (залп) все пути отрезаны. За последнее время Саенко особенно жесток. Он расстрелял 197 человек. Их расстреливали у стены нашего дома, так что на стене осталась запекшаяся кровь и на ней волосы. На днях этот Саенко у себя в кабинете на глазах жен зарезал двух офицеров и окровавленные руки вытер о портьеры. Ему некуда бежать. Он говорит: меня все равно повесят, так я хоть сейчас буду наслаждаться убийствами. И наслаждается. Я не видела человека более злого».

Поэт Велимир Хлебников рассказывал: «Специальностью харьковского ЧК, где действовал Саенко, было, например, скальпирование и снимание перчатки с кистей рук».

Убитых и замученных сбрасывали в Кошачий яр (обрыв между Нагорным районом и Журавлёвкой). Там было обнаружено 286 тел. Причем среди них были люди, хорошо известные всему городу — военные, профессора и предприниматели.

Те, кого не успели пустить в расход, отправились вместе с Саенко в Сумы. Судя по некрологам в белогвардейской прессе, родственникам предпринимателя Сергея Николаевича Жевержеева было сообщено, что там он был «зверски замучен большевиками в ночь на 18 июня» (1 июля по новому стилю) 1919 года. «На шее у него имеются глубокие сабельные раны», — сообщали газеты.

И Покко, и Саенко пережили и белых, и Ленина, и Сталина. Степан Саенко прожил долгую жизнь и умер в 1973 году. На 2-м кладбище до сих пор можно увидеть его могилу с эпитафией «Спи спокойно, дорогой Стёпочка». Там же неподалеку лежит и Сильвестр Покко.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия
#РоссийскаяИмперия

Поможем в установке первого памятника графу Ф.А. КЕЛЛЕРУ!

Новости проекта установки первого памятника графу Ф.А. КЕЛЛЕРУ

Дорогие единомышленники! Работа над проектом установки бюста графа Фёдора Артуровича Келлера успешно продолжается.

Бюст уже находится в литейной мастерской, где скульптор В.А. Тищенко подготовила восковую модель для отливки из бронзы. Отливка и последующие работы (шлифовка и т.д.) должны быть завершены к марту.

Попутно начата подготовка постамента будущего памятника.

Гранитный постамент стоит недешево. И в настоящий момент на его оплату не достаёт 40 000 р. Мы будем признательны всем за любую посильную лепту! Помочь установке памятника можно, переведя любую сумму на указанные ниже реквизиты:

РЕКВИЗИТЫ ОБЩЕСТВА

Карта Сбербанка: 5469 5500 4529 6537
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: elenasemyonova@yandex.ru
Веб-мани: WMZ Z394357048005; WMR R203398837668; WME E246509408441

На снимке восковая модель бюста Ф.А. Келлера, подготовленная для отливки. Фото В.А. Тищенко.

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных

ВЕРНОПОДДАННЫЙ. ГРАФ Ф.А. КЕЛЛЕР. «Настала пора, когда я вновь зову вас за собою»

Получив отставку, Ф. А. Келлер выехал в Харьков, где жила его семья. За годы войны он бывал там дважды, когда проходил лечение от полученных ранений. Теперь ему предстоял гораздо более длительный отдых, во время которого графу пришлось стать лишь наблюдателем происходивших в стране перемен. Можно только догадываться, с какой болью он следил за разворачивающимися событиями, за развалом некогда грозной Русской армии и позором немецкой оккупации. По свидетельству Н. Д. Тальберга, Федор Артурович открыто жил в Харькове и не скрывал своих монархических убеждений, фактически находясь под защитой своих бывших подчиненных. Тронуть заслуженного генерала попросту боялись. Этого не случилось даже в декабре 1917 года, когда Харьков впервые заняли красные войска1. Более года Ф. А. Келлер был далек от какой-либо активной политической деятельности. По некоторым свидетельствам граф в это время работал над своими воспоминаниями о Великой войне, которые, по всей видимости, погибли в годы смуты2.

Октябрьский переворот, а впоследствии и заключение Брестского мира, безусловно, произвели на Федора Артуровича гнетущее впечатление. В конце 1917 — начале 1918 года политическая ситуация на Украине была более чем сложной. Созданная еще в первой половине марта 1917 года в Киеве Центральная рада после начала октябрьских событий 7 (20) ноября провозгласила Украинскую народную республику в составе России. Власть ее не была твердой. В декабре 1917 года в Харькове состоялся I Всеукраинский съезд советов, который объявил Центральную раду вне закона, провозгласив 12 (25) декабря Украинскую социалистическую советскую республику. В декабре 1917 — январе 1918 года большевики сумели установить советскую власть в Екатеринославе, Одессе, Полтаве, Кременчуге, Елисаветграде, Николаеве, Херсоне и Харькове. 26 января (8 февраля) советские войска заняли Киев. В этих условиях Центральная рада 11 (24) января IV универсалом провозгласила независимость Украинской народной республики от России. Но к февралю 1918 года советская власть утвердилась уже почти на всей территории Украины, за исключением части Волыни, куда бежала Центральная рада.

Ситуация в корне изменилась с подписанием Брестского мира. По заключенному Центральной радой соглашению с Германией и Австро-Венгрией в феврале-апреле 1918 года их войска оккупировали почти всю территорию Украины, на которой вновь была восстановлена власть Украинской народной республики. 23 марта (5 апреля) немцы заняли Харьков, в котором находился Ф. А. Келлер. Присутствие на русской территории вчерашних противников было особенно неприятным для боевого генерала. Встретившемуся с Федором Артуровичем в июне 1918 года генерал-майору Б. И. Казановичу он сказал, что «почти не выходит на улицу, так как не переносит вида немецких касок»3. Германское влияние и германские деньги стали основными причинами, по которым Ф. А. Келлер с большим недоверием отнесся к формированию летом 1918 года в Киеве союзом «Наша Родина» Южной армии.
Между тем Германии необходимо было иметь на Украине твердую власть и крепкий административный аппарат. Только в этом случае она могла бы извлечь максимальные выгоды от ее оккупации: для продолжения войны на Западном фронте ей были необходимы сырье и продовольствие. В результате при участии германского командования был организован переворот. 16 (29) апреля Центральная рада (в день принятия ею конституции) была разогнана и заменена правительством гетмана П. П. Скоропадского, который упразднил Украинскую народную республику и ввел в созданной Украинской державе единоличное диктаторское правление.
Действовавшая в Киеве и стоявшая обособленно от других правых организаций группа В. В. Шульгина, создавшая конспиративный орган «Азбука», в донесении агента «Добро», отправленном в апреле 1918 года в штаб Добровольческой армии, так характеризовала сложившуюся на Украине ситуацию: «Скоропадский только этап. Немцы хотят восстановить русскую монархию, русскую империю и русское единство, но на этот раз под другой формой, выгодной для них. Они поняли, какую пользу извлечет Германия из тихой и показной России, управляемой одним из Романовых и признательным Берлину за восстановление трона. Этой комбинацией Германия выполнит мечту Фридриха, который говорил: «Мне нужен сильный сосед, но не сосед могущественный». Очевидно, Россия, омоложенная революцией, таковой и будет: сильной, но в пользу Берлина. Действительно, это печально, что немцы вовремя поняли все это и выполняют, в то время как союзники еще пытаются что-то построить с большевиками»4.

Поддержать проект установки памятника графу Ф.А. Келлеру можно, переведя любую посильную сумму на наши реквизиты:

Напоминаем наши реквизиты:
Карта Сбербанка: 5469 5500 4529 6537
Яндекс-деньги: 41001639043436
Пайпэл: elenasemyonova@yandex.ru
Веб-мани: WMZ Z394357048005; WMR R203398837668; WME E246509408441

Русское просветительское общество им. Императора Александра III

***

О пронемецких формированиях на Юге России стоит сказать отдельно. Германская оккупация Украины продолжалась менее года — с марта по ноябрь-декабрь 1918 года. Тем не менее она оказала серьезное влияние на расстановку внутриполитических сил в России. Принеся с собой порядок и относительную стабильность, на время избавив население созданной Украинской державы от ужасов большевизма, германская армия вместе с тем внесла и свой весомый вклад в углубление противоречий, и без того имевших место в антибольшевистском лагере. По сути со стороны Германии оккупация сводилась к двум основным задачам: не допустить воссоздания сильной и неподконтрольной ей российской власти (и, следовательно — восстановления в любых формах Восточного фронта) и обеспечение своей экономики сырьем и продовольствием. Союзниками в этом деле стали пришедшие к власти в результате Октябрьского переворота большевики.
Сотрудничество большевистской партии с Генеральным штабом Германской империи в 1916—1917 годах, в том числе и перевод на партийные счета денежных сумм от «Дойчебанка», уже давно не является для отечественной историографии новым фактом. Не вызывает сомнения и связь германской разведки с членами РСДРП (б) в период так называемого «двоевластия», когда после тяжелого поражения Русской армии в июне 1917 года большевики организовали демонстрации в Петрограде под лозунгами немедленной отставки Временного правительства и переговоров с Германией о заключении мира.
Унизительный для национального самосознания Брестский мир, заключенный в марте 1918 года, сделал бесполезными жертвы всех четырех лет страшной, кровопролитной борьбы, которую вела Россия. Сепаратный мир с Германией, заключенный Советом народных комиссаров, нарушение всех обязательств перед союзниками лишил Россию международного авторитета. Но взаимодействие большевиков с политическими и военными кругами Германии на этом не закончилось. Факты показывают, что вплоть до осени 1918 года — времени окончательного поражения немецкой армии в Мировой войне, Германия не только поддерживала Советскую Россию, но и старалась ослабить антибольшевистский лагерь. Здесь цели германского командования и большевиков совпадали. Остановимся лишь на освещении политики Германии в отношении русской контрреволюции на Украине и Юге России, напрямую связанной с судьбой Ф. А. Келлера.
Наибольшее беспокойство германских оккупационных властей вызывала набиравшая летом 1918 года силу Добровольческая армия. Ведь одной из главных своих задач лидеры Белого движения провозгласили «продолжение войны с Германией» и «верность союзническим обязательствам». «Немецкие войска не имели боевых столкновений с Добровольческой армией (за исключением так называемого «таманского инцидента», во время которого немецкие передовые посты на Таманском полуострове были обстреляны казачьими разъездами), но опасения, что в случае свержения большевистского правительства у власти в России могут оказаться силы «антантовской ориентации», были вполне обоснованы»6.
Отметим, что в советской историографии, а также у многих современных исследователей одним из главных пунктов в «обличении» Белого движения до сих пор остается «интервенция Антанты», которую допустили лидеры антибольшевистского сопротивления. Большевики при этом изображаются едва ли не «спасителями Отечества». Их патриотизм в 1918 году не вызывает сомнений, ведь и Брестский мир был заключен ими «из-за крайней нужды». «А разве может быть патриотом тот, кто использует иностранную помощь, помощь «интервентов»? Ведь это же «иноземное вмешательство»!!! На все подобные обвинения уместно дать хотя бы такой ответ. Любая форма помощи стран Антанты (от дипломатической до прямой военной, кстати, крайне ограниченной) расценивалась лидерами Белого движения только как«Помощь со стороны союзников в борьбе против общего врага». «Союзников» по Первой мировой войне, «боевых соратников», которым верили, с которыми были заключены договоры еще Императором Николаем II и с которыми, как надеялись, будет полное взаимопонимание и взаимное уважение. Иное дело, что результаты подобной помощи могли бы стать гораздо более эффективными и искренними, ведь в 1914 и 1916 годах Русская армия бескорыстно спасала Европу от ударов германской, австрийской, болгарской, турецкой армий. Но… это проблема уже другого порядка»7.
Оккупировав территорию нынешней Украины, Германия первоначально не вела деятельности, направленной против Добровольческой армии: в июне и первой половине июля немецкие войска не только не чинили препятствий к отправке добровольцев на Дон, но даже оказывали содействие в отправке эшелонов. Однако позднее, после подписания 14 (27) августа 1918 года Советской Россией и Германией в дополнение к Брестскому миру соглашения8. по которому стороны обязались прилагать усилия по борьбе внутри России с Добровольческой армией и Антантой, их политика переменилась*. В конце лета на Украине и в Крыму были случаи ареста германским командованием добровольческих вербовщиков, их работа была сильно затруднена немцами, а отправка добровольцев стала возможна только небольшими партиями9. Тогда же, при немецком участии, было начато формирование трех армий — Южной, Астраханской** и Народной***. основная задача которых по сути заключалась в том, чтобы ослабить приток кадров в Добровольческую армию.
Командированный от Добровольческой армии для связи с войсковым атаманом и правительством Всевеликого Войска Донского генерал-лейтенант Е. Ф. Эльснер 12 (25) сентября писал начальнику штаба армии генерал-лейтенанту И. П. Романовскому: «В газете «Россия» N 17… помещено сведение о начавшейся в городе Екатеринодаре вербовке генерал-майором [Л. И.] Федулаевым охотников в Астраханский отряд. В той же газете N 18… напечатана телеграмма из Харькова, сообщающая, что в этом городе состоялось собрание, созванное генерал-майором [П. И.] Залесским (будущий начальник штаба Южной армии. — Авт.), русских офицеров для организации самообороны. […] По-видимому, идея организации самообороны встретила полную поддержку со стороны командира 1-го германского корпуса. Приведенные выше сведения, безусловно, вредно отзовутся на притоке офицеров, солдат и добровольцев в Добровольческую армию, что уже видно из сократившегося числа записавшихся за последние дни в армию».
В следующем рапорте начальнику штаба армии от 14 (27) сентября генерал Е. Ф. Эльснер писал: «12 (25) сентября мне вновь было доложено начальником бюро записи полковником Муфелем о продолжающемся сокращении притока поступающих в Добровольческую армию, с приведением еще новых причин этого уменьшения… Причины следующие: в Харькове формируется «Новая» Добровольческая армия… В местных газетах… помещены объявления и обращения к населению и офицерам полковника [В. К.] Манакина, формирующего «Русские добровольческие отряды в Саратовском направлении» (речь идет о Русской народной армии. — Авт.).
Из Минска сообщают, что спешно формируются белорусские дружины на местах, которые немецкое командование собирается покинуть. Цель организации дружин — не допустить водворения власти большевиков… От прибывшего из Минска через Киев в Новочеркасск военного инженера… я узнал, что в Минске почти никто не знает о Добровольческой армии, а кто и слышал о ней, то имеет самые смутные представления. Тем не менее в этом городе после большевистского переворота осело около 1000 офицеров, которые устроились на различных местах. Кроме этого числа есть много отставных, терпящих настоящий голод; в последнее же время в Минск прибывает много офицеров из немецкого плена, плохо одетых, босиком и без копейки денег, которые благодаря отсутствию денежных средств остаются в городе, но с удовольствием поступили бы в Добровольческую армию.
В настоящее время в Минске появились вербовщики от Южной и Астраханской армий для вербовки к ним добровольцев. От нашей же армии… там никого нет. Приехавшие на днях офицеры из Кременчуга и Полтавы за справками об условиях поступления в Добровольческую армию также заявили о смутном там представлении об армии. Сокращение притока записывающихся в бюро идет прогрессивно: так, в июле ежедневная запись в среднем имела около 100 человек, в середине августа число записывающихся снизилось до 60 человек в день, в конце августа — начале сентября записывалось до 50 человек ежедневно, а в период с 7 (21) по 12 (25) сентября включительно ежедневно запись упала до 30 человек в день».
Е. Ф. Эльснер отмечал, что возникновение большого числа организаций должно отразиться «на притоке добровольцев в нашу армию, а Южная и Астраханская армии, имеющие бюро и вербовщиков во всех крупных центрах и районах, имеют возможность привлекать добровольцев в свои ряды крайне высокими окладами содержания. Саратовская организация Манакина может оттянуть к себе известный процент офицеров, так как многие прибывающие для записи в нашу армию просятся на Северный фронт и бывают разочарованы, узнав, что вся наш армия действует на Северном Кавказе. Много офицеров поступает в Донские части постоянной армии». Для исправления ситуации генерал Е. Ф. Эльснер считал необходимым усилить агитацию на вступление добровольцев в ряды армии, а также увеличить число агентов. Он обращал внимание на недопустимо скрытную работу некоторых из начальников центров вербовки в Добровольческую армию (в частности, генерала П. Н. Ломновского в Киеве), о деятельности которых офицеры, живущие в городах, ничего не могли узнать10.
Очевидно, что германское командование, видя в Добровольческой армии враждебную силу и руководствуясь августовским соглашением с Советской Россией, препятствовало вступлению в нее добровольцев и, наоборот, поощряло комплектование создаваемых при его поддержке Южной, Астраханской и Русской народной армий летом-осенью 1918 года. Добровольческая армия, в свою очередь, крайне отрицательно относилась к прогерманским формированиям, всячески препятствуя их комплектованию. В октябрьском циркуляре штаба армии подчеркивалось: «Отношение Добровольческой армии к «Южной», «Астраханской», «Народной» и прочим армиям, формируемым под германской опекой и на германские деньги — безусловно отрицательно (выделено в документе. — Авт.); вести пропаганду против поступления офицеров в ряды этих армий не только можно, но и должно»11.
Наиболее значительным формированием, которое велось при германском участии, стала Южная армия. Ее создание началось летом 1918 года в Киеве союзом «Наша Родина», во главе которого стояли герцог Г. А. Лейхтенбергский и М. Е. Акацатов. «Территория для формирования была предоставлена генералом [П. Н.] Красновым… «русская» (не донская) — южная часть Воронежской губернии, — на которой Акацатов стал водворять администрацию и «исконные начала»»12. В июле при союзе было образовано бюро (штаб) армии, во главе которого стали полковники Чеснаков и Вилямовский, в задачу которых входила вербовка добровольцев и отправка их в Богучарский и Новохоперский уезды Воронежской губернии, где шло формирование 1-й пехотной дивизии генерал-майора В. В. Семенова.
По воспоминаниям генерал-майора П. И. Залесского (осенью 1918 года — начальник штаба Особой Южной армии. — Авт.) полковник В. В. Семенов выдавал себя за представителя Верховного руководителя Добровольческой армии генерала М. В. Алексеева, уполномоченного для вербовки личного состава. «Впоследствии оказалось, что никто его не уполномочивал вербовать добровольцев, с генералом [М. В.] Алексеевым у него вышло какое-то недоразумение, но что письмом от начальника штаба Добровольческой армии генерала [И. П.] Романовского он действительно заручился и благодаря этому довольно удачно собирал в Харькове материальные средства, применяя их главным образом для ведения широкой жизни». В. В. Семенов сразу получил от М. Е. Акацатова 10 тысяч рублей «на создание армии». Его отряд, на основе которого велось формирование 1-й дивизии Южной армии, находился на границе с Волчанским уездом Воронежской губернии, насчитывал не более 20 человек и жил «подачками и реквизициями», в то время как его командир жил в Харькове13. А. И. Деникин в своих воспоминаниях так характеризовал В. В. Семенова: «…до того [он был] удален из отряда [М. Г.] Дроздовского ввиду полной неспособности в боевом отношении, потом — из Добровольческой армии за то, что будучи начальником нашего вербовочного бюро в Харькове вступил в связь с немцами и… отговаривал офицеров ехать в Добровольческую армию».
«Ни один из крупных генералов, к которым обращался союз «Наша Родина», не пожелал встать во главе армии, — писал А. И. Деникин. — Так до конца своего «самостоятельного» существования армия оставалась без командующего; его занял временно начальник штаба генерал [К. К.] Шильбах, а наличным составом формируемых частей командовал фактически генерал [В. В.] Семенов», назначенный донским атаманом также воронежским генерал-губернатором14.
Предостерегая Великого князя Николая Николаевича от возможного участие в формированиях финансируемых германским командованием, генерал М. В. Алексеев писал в сентябре 1918 года: «Немцы с увлечением ухватились за создание так называемой Южной Добровольческой армии, руководимой нашими аристократическими головами, и так называемой Народной армии в Воронежской губернии… На эти формирования не будут жалеть ни денег, ни материальных средств. Во главе Южной армии, а быть может, и всех формирований предположено поставить графа Келлера. При всех высоких качествах этого генерала у него не хватает выдержки, спокойствия и правильной оценки общей обстановки. В конце августа он был в Екатеринодаре. Двухдневная беседа со мной и генералом Деникиным привела, по-видимому, графа Келлера к некоторым выводам и заключениям, что вопрос не так прост и не допускает скоропалительных решений»15.
Напомним, что Ф. А. Келлер, вполне вероятно и под влиянием состоявшихся в августе разговоров с М. В. Алексеевым и А. И. Деникиным, крайне отрицательно отнесся к самой возможности возглавить Южную армию. «Нужно было найти для армии подходящего вождя, — вспоминал генерал П. И. Залесский. — Сначала в Киеве подумывали о генерале графе Келлере, который в то время жил в Харькове, находясь совершенно не у дел. Он ненавидел и открыто бранил немцев, украинцев, республиканцев и даже прогрессистов всех оттенков. Это был честный и мужественный воин, самоотверженный патриот, но с узкосамодержавными взглядами… […] Даже монархическая организация «Наша Родина» убоялась нетерпимости и крайних правых убеждений графа Келлера. Мысль о таком главнокомандующем была оставлена»16.
Средства на содержание Южной армии поступали из казначейства германских оккупационных войск на Украине и от донского атамана, также выделяемых для ее нужд немцами. В течение трех месяцев по всей Украине было открыто 25 вербовочных бюро, через которые в Южную армию было отправлено около 16 000 добровольцев, 30% которых составляли офицеры, и около 4000 в Добровольческую армию при поддержке Донского атамана П. Н. Краснова. Вербовочные бюро действовали и за пределами Украины — в Новочеркасске, Пскове, Минске и других городах. Предполагалось, что Южная армия будет действовать на фронте вместе с Донской. В августе началось формирование 2-й дивизии генерал-лейтенанта Г. Г. Джонсона в Миллерово и штаба корпуса. К концу августа были сформированы эскадрон 1-го конного полка в Чертково и пехотный батальон в Богучаре. Немалую помощь армии оказал гетман П. П. Скоропадский. По его распоряжению в армию были переданы кадры 4-й пехотной дивизии (13-й пехотный Белозерский и 14-й пехотный Олонецкий полки), из которых еще весной предполагалось создать Отдельную Крымскую бригаду армии Украинской державы, а также кадры 19-й и 20-й пехотных дивизий, почти не использованные в гетманской армии17.
Менее чем через три месяца руководство армии стало испытывать серьезные трудности со снабжением. «…Немцы, достигнув основной своей цели — посеяв рознь, не думали вовсе о создании из Южной армии прочной силы: уже в сентябре финансирование ими герцога Лейхтербергского почти прекратилось, снабжение ограничилось до ничтожных размеров, — вспоминал А. И. Деникин. — К октябрю в «армии» было до 3 ½ тысяч штыков и сабель, без обоза, почти без артиллерии, и много небоевого элемента. В войсках создавалось тяжелое настроение. Искусственно вызванное взаимное отчуждение и озлобление между «южанами» и добровольцами сменялось понемногу явным тяготением к Добровольческой армии отдельных лиц и целых частей Южной армии». После того, как руководители армии обратились за помощью к донскому атаману генералу П. Н. Краснову, она полностью перешла в его подчинение. 30 сентября (13 октября) вышел приказ атамана «о создании «Особой Южной армии», в составе которой должны были формироваться три корпуса: Воронежский (бывшая «Южная армия»), Астраханский (бывшая «Астраханская армия») и Саратовский (бывшая «Русская Народная армия»). На новую армию возлагалась «защита границ Всевеликого войска Донского от натиска красногвардейских банд и освобождение Российского государства»». Средства на содержание армии (76 млн) обещал выделить гетман П. П. Скоропадский, однако до своего падения он успел отпустить лишь 4 ½ млн18.
П. Н. Краснов видел в Особой Южной армии своеобразный противовес Добровольческой, который может сыграть важную роль в противостоянии с генералом А. И. Деникиным. Представители Добровольческой армии писали: «…Генерал [С. В.] Денисов (командующий Донской армией. — Авт.) смотрел на Южную армию, как на сценическое представление, нужное ему для иных [не военных] целей»19.
Приняв армию под свое начало, П. Н. Краснов постарался поставить во главе нее хорошо известного в России генерала, что могло сыграть немалую роль в деле привлечения в ряды армии офицерства. Первоначально должность командующего решено было предложить бывшему помощнику главнокомандующего армиями Румынского фронта генералу от инфантерии Д. Г. Щербачеву. Но войти в связь с генералом, жившим в Яссах, не удалось. Генерал от кавалерии А. М. Драгомиров, проезжая в августе из Киева через Новочеркасск, «умышленно уклонился от встречи с Красновым», так как, по его словам, «мы стояли на столь различных точках зрения в вопросе о дружбе с немцами, что наш разговор мог иметь результатом только крупную ссору»20.
Предложение встать во главе Особой Южной армии принял бывший главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от артиллерии Н. И. Иванов. К этому времени Николаю Иудовичу было уже 67 лет, а его здоровье оставляло желать лучшего. Заслуженный генерал по сути был втянут в авантюру.
А. И. Деникин напишет позднее об этом назначении: «Остановился Краснов на Н. И. Иванове. К этому времени дряхлый старик, Николай Иудович, пережив уже свою былую известность, связанную с вторжением в 1914 году армий Юго-Западного фронта в Галицию, проживал тихо и незаметно в Новочеркасске. Получив предложение Краснова, он приехал ко мне в Екатеринодар, не желая принимать пост без моего ведома. Я не противился, но не советовал ему на склоне дней давать свое имя столь сомнительному предприятию.
Однако, вернувшись в Новочеркасск, Иванов согласился.
25 октября мы прочли в газетах атаманский приказ о назначении Николая Иудовича, заканчивавшийся словами: «Донская армия восторженно приветствует вождя их новой армии — армии Российской…»
Бедный старик не понимал, что нужен не он, а бледная уже тень его имени. Не знал, что пройдет немного времени и угасшую жизнь его незаинтересованный более Краснов передаст истории с такой эпитафией: «Пережитые им (генералом Ивановым) в Петербурге и Киеве страшные потрясения и оскорбления от солдат, которых он так любил, а вместе с тем и немолодые уже годы его отозвались на нем и несколько расстроили его умственные способности…»
Генерал Иванов умер 27 января (9 февраля), увидев еще раз крушение своей армии, особенно трагическое в войсках Воронежского корпуса (бывшей Южной армии)»21.
Выбор Донским атаманом П. Н. Красновым в качестве руководителя Особой Южной армии именно генерала Н. И. Иванова, по мнению П. И. Залесского, был вполне объясним: «Хоть и дутая была у Иванова репутация, зато большая, и на этом можно было разыграть словесную рапсодию какой угодно формы и величины, что атаман и сделал. С другой стороны, Николай Иудович был человек безликий, с которым можно было делать все, что угодно. Вот и избрали покорного статиста на безмолвную и никому не нужную роль командующего Южной армией»22.
«Не признание «монархии» или «учредилки» играло главную роль при выборе офицером той или иной армии, а другие, более близкие и реальные вопросы, — писал генерал П. И. Залесский. — Среди них: где находится армия и что она делает, на какие должности там принимают, сколько дают денег. Вот это всех интересовало и ценилось. Даже вопрос, откуда берутся деньги на содержание Южной армии, мало кого интересовал. Одни говорили, что деньги — немецкие, другие — что деньги собраны богатейшими русскими людьми, кои гарантируют содержание армии всем своим состоянием в России и за границей. […] Большинство рассуждало: «Не все ли равно, в конце концов, чьи деньги, важно, для чего они даются и можно ли выполнить с ними начатое дело»»23. «Монархический лозунг был поставлен ясно и определенно. Политическая же ориентация была известна в точности только верхам, — характеризовал армию А. И. Деникин. — Рядовому офицерству сообщалось, что Южная армия не имеет никаких обязательств в отношении немцев и «создается на деньги, занятые у русских капиталистов и у монархических организаций»»24. Доброволец Бинецкий вспоминал, что первоначально его полку ежедневно после вечерней поверки чины пели «Боже, Царя храни!», что «вызывало всевозможные толки как среди населения, так и среди добровольцев». В сентябре 1918 года исчезло и это внешнее проявление монархизма: «После приезда генерала Семенова гимн «Боже, Царя храни!» петь прекратили»25.
Для характеристики ситуации с формированием Южной армии и ее взаимоотношений с добровольцами показателен рапорт, отправленный из Воронежской губернии 27 августа (9 сентября) на имя начальника Военно-политического отдела Добровольческой армии полковника Я. М. Лисового. Под угрозой расформирования уже существовавшего к тому времени в Богучаре отряда поручика Филиппова, подчинявшегося Добровольческой армии, в Екатеринодар сообщалось: «Доношу, что в город Богучар Воронежской губернии прибыл генерал [В. В.] Семенов. Все городские учреждения объявлены губернскими. Потребовал от поручика Филиппова полного себе подчинения. С 1 (14) сентября Семенов вступает в управление губернией. Предварительно объявил: жалование офицерам рядовым — 400 рублей, ротным командирам — 700 рублей, солдатам-добровольцам — 90, мобилизованным солдатам — 18 рублей****. На днях будет объявлена мобилизация 18-го и 19-го годов. Обучение и формирование дивизии произойдет в Чертково. На днях будет объявлена мобилизация лошадей с целью создания кавалерийской бригады в 2000 коней. Сам Семенов будет жить в Кантемировке, откуда будет управлять губернией. Поручик Филиппов просит скорейшего командирования двух штаб-офицеров, ибо возможно, что генерал Семенов разобьет отряд по формируемым его частям. Вместе с ним об этом просит начальника штаба армии генерал [Е. Ф.] Эльснер.
На станции Чертково стоят два эшелона офицеров и солдат. Первых — 180 человек, вторых — 200, набранных генералом Семеновым. Офицеры в недоумении, зачем их сюда привезли. 21 августа (3 сентября) офицеры послали от себя одного офицера к генералу [М. В.] Алексееву узнать, что это за организация генерала Семенова и что им надо делать. Многие уже теперь дезертируют в Добровольческую армию, но отдано распоряжение Семеновым ловить их на станциях и в Новочеркасске. Можно организовать переход офицеров Семенова в Добровольческий отряд Филиппова. Офицеры Семенова на это сразу пойдут, если негласно объявить, что этот отряд часть Добровольческой армии»26.
Развитие событий осенью 1918 — зимой 1919 года показало, что, отказавшись от возглавления создаваемой на германские деньги Южной армии, Ф. А. Келлер не дал себя втянуть в комбинацию, изначально обреченную на неудачу и не запятнал своего имени сотрудничеством с врагом по Великой войне. Не случайно, что в письме генералу М. В. Алексееву Федор Артурович писал о немцах: «чистым намерениям их я не верю».
Но, несмотря на фактическую неудачу формирования Южная армия, тем не менее, оказала заметное влияние на ситуацию на фронте антибольшевистских сил во второй половине 1918 — начале 1919 года. Наряду с Астраханской и Русской народной, Южная армия привлекла в свои ряды немало добровольцев, которые в другой ситуации могли бы оказаться в рядах Добровольческой армии. Германия, финансируя монархические армии создаваемые непосредственно под ее покровительством, очевидно, стремилась создать на Юге России альтернативные Добровольческой армии, центры притяжения для офицерства и усилить раскол в антибольшевистском лагере. Основная цель заключалась в недопущении усиления Добровольческой армии. В конце августа — сентябре 1918 года, когда поставленные цели были отчасти достигнуты и выяснилось, что формирований армий несмотря на затраченные средства идет невысокими темпами, финансирование со стороны германского командования было свернуто.
Созданная в конце сентября приказом донского атамана Особая Южная армия, в состав которой вошли преобразованные в корпуса Южная, Астраханская и Русская народная армии, лишь в теории претендовала на роль альтернативной Добровольческой армии общероссийской силы. В событиях осени 1918 — зимы 1919 года она играла больше политическую роль, нежели военную.
Приток добровольцев и офицеров в прогерманские монархические армии летом-осенью 1918 года не оправдал надежд организаторов и не был большим (несмотря на более высокие оклады личного состава). Но их создание проходило в период тяжелых боев Добровольческой армии на Кубани и Донской армии на Царицынском направлении, когда вопрос о пополнении стоял особенно остро. Летом-осенью 1918 года были навсегда обескровлены лучшие полки Добровольческой армии: никогда более доля офицерского состава в них уже не была столь велика, как в начале 2-го Кубанского похода. Не случайно, что именно тогда А. И. Деникиным были проведены первые массовые мобилизации, а на фронте была начата постановка в строй пленных красноармейцев.
Именно поэтому даже относительно незначительный отток офицеров в прогерманские монархические армии имел для антибольшевистского фронта большое значение. Кроме того, наличие самого противостояния между контрреволюционными центрами негативно отразилось на настроениях офицерства — многие предпочли вовсе устраниться от участия в борьбе. И в этом смысле цели создателей армии достигли успеха.
В феврале-марте 1919 года большая часть сил Особой Южной армии, в которую помимо Воронежского входили Астраханский и Саратовский корпуса, была переформирована и вошла в состав 6-й пехотной дивизии и других частей Вооруженных сил Юга России27.

Примечания
1 Тальберг Н. Д.Рыцари монархии // Двуглавый Орел. Вып. 2. Париж, 1926. 24 декабря. С. 20.
2 Топорков С. Граф Ф. А. Келлер // Военно-исторический вестник. Париж, 1962. N 19. С. 19.
3 Казанович Б. Поездка из Добровольческой армии в «Красную Москву». Май-июль 1918 года // Архив русской революции. Т. VII. Берлин, 1922. С. 201.
4 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 40 238. Оп. 2. Д. 34. Лл. 7−7 об.
5 См. например: Александров К. Октябрь для Кайзера. Заговор против России в 1917 г. // Посев. 2004. N 1. С. 37−39; N 2. С. 36−38.
6 Цветков В. Ж. «Интернациональный долг» в Гражданской войне // Посев. 1999. N 3. С. 36.
7 Там же. С. 38.
8 История дипломатии. Т. 3. М., 1965. Изд. 2-е. С. 110.
9 РГВА. Ф. 40 238. Оп. 1. Д. 1. Л. 16.
10 Там же. Д. 15. Лл. 1−3.
11 Там же. Л. 41 об.
12 Деникин А. И. Указ. соч. Т. 2. С. 510.
13 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 7030. Оп. 2. Д. 172. Л. 6.
14 Деникин А. И. Указ. соч. Т. 2. С. 511−512.
15 Там же. С. 696.
16 ГА РФ. Ф. 7030. Оп. 2. Д. 172. Лл. 10−13.
17 Авалов П. М.В борьбе с большевизмом. Воспоминания генерал-майора князя П. Авалова, бывшего командующего русско-немецкой Западной армией в Прибалтике. Глюкштадт; Гамбург, 1925. С. 46−47; Волков С. В. Белое движение. Энциклопедия гражданской войны. Спб.; М., 2003. С. 652.
18 Деникин А. И.Указ. соч. Т. 2. С. 512, 516.
19 ГА РФ. Ф. 7030. Оп. 2. Д. 172. Л. 16.
20 Деникин А. И.Указ. соч. Т. 2. С. 516.
21 Там же. С. 517.
22 ГА РФ. Ф. 7030. Оп. 2. Д. 172. Лл. 14−16.
23 Там же. Л. 10.
24 Деникин А. И.Указ. соч. Т. 2. С. 510.
25 ГА РФ. Ф. 6562. Оп. 1. Д. 3. Л. 39.
26 РГВА. Ф. 40 238. Оп. 2. Д. 8. Лл. 12−12 об.
27 Волков С. В.Указ. соч. С. 652−653.

* Заключенное 14 (27) августа 1918 года в Берлине дополнительное русско-германское финансовое соглашение обязывало Советскую Россию также уплатить Германии контрибуцию в размере 6 млрд марок (1,5 млрд погашались золотом и кредитными билетами, 1 млрд — поставками товаров и 2,5 млрд — специальными займами).
** Создание Астраханской армии началось в июле 1918 года, по инициативе ряда крайне правых организаций, тесно связанных с германским командованием. Формирование велось на Дону, в районе станицы Великокняжеской. Во главе армии находился астраханский атаман полковник Д. Д. Тундутов, политическое руководство осуществлял И. А. Добрынский. Название армии было дано из «теоретического предположения Тундутова комплектовать армию астраханскими казаками и калмыками по мере освобождения Астраханской губернии». Организаторам не удалось привлечь к руководству армией известных генералов (отказались принять командование генералы Н. И. Иванов и Ф. А. Келлер). Непосредственное участие в ее создании принял гетман П. П. Скоропадский, передавший на ее нужны значительные денежные средства из украинской казны. Как и другие прогерманские формирования на Юге России, сыграла свою роль в сокращении притока добровольцев в Добровольческую армию. Так, летом 1918 года, по призыву штабс-капитана В. Д. Парфенова в состав Астраханской армии перешло до 40 только что произведенных офицеров 1-го офицерского полка Добровольческой армии (через полтора месяца в рядах Астраханской армии из них осталось лишь восемь человек) ( Павлов В. Е.Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1917−1920 гг. Кн. 1. Париж, 1962. С. 242−243). К августу в составе армии был сформирован батальон численностью в 400 штыков. Тогда же прекратилось финансирование со стороны немцев. 30 сентября (13 октября) приказом донского атамана П. Н. Краснова она была преобразована в Астраханский корпус Особой Южной армии. Во главе с полковником В. В. Тундутовым в конце 1918 — начале 1919 года он оборонял степи за Манычем. В начале 1919 года его численность составляла 3000 человек, из которых в феврале на фронте могло быть только 1753. Фактически в корпусе был сформирован лишь 1-й пехотный Астраханский полк. 12 (25) апреля корпус был расформирован, а его части вошли в состав Астраханской отдельной конной бригады и 6-й пехотной дивизии Вооруженных сил Юга России ( Антропов О. О.Астраханская армия: война и политика // Новый исторический вестник. 2001. N 1; Волков С. В.Белое движение. Энциклопедия гражданской войны. Спб.; М., 2003. С. 26; Деникин А. И.Очерки русской смуты. Т. 2. М., 2005. С. 507−510).
*** Русская народная армия формировалась летом 1918 года на севере Донской области при поддержке гетмана П. П. Скоропадского, передавшего на ее создание значительные суммы, и донского атамана П. Н. Краснова. Комплектовалась в основном за счет крестьян Саратовской губернии. Стоявший во главе армии полковник В. К. Манакин приказом донского атамана был назначен губернатором Саратовской губернии. 30 сентября (13 октября) приказом П. Н. Краснова она была преобразована в Саратовский корпус Особой Южной армии, который действовал в составе Донской армии на Царицынском направлении. Фактически в корпусе было лишь несколько полков небольшой численности, представлявших кадры ряда полков Русской Императорской армии (42-го пехотного Якутского, 187-го пехотного Аварского и других полков), несколько отдельных сотен, рот, эскадронов, а также технический батальон. Части корпуса понесли большие потери в боях. 15 (28) марта они были переформированы в Саратовскую отдельную бригаду, а позднее вошли в состав 6-й пехотной дивизии Вооруженных сил Юга России ( Волков С. В.Белое движение. Энциклопедия гражданской войны… С. 472−473; Деникин А. И.Указ. соч. Т. 2. С. 512, 696).
**** Для сравнения приведем некоторые данные о жаловании офицеров в Добровольческой армии. В первые месяцы ее существования (вплоть до лета 1918 года) в ней существовала своеобразная «контрактная система». «Четыре месяца службы; казарменное общее помещение; общее питание и жалование — 200 рублей офицерам, рядовым — соответственно меньше» ( Павлов В. Е.Указ. соч. Кн. 1. С. 57). Вербовочные центры Добровольческой армии, летом-осенью 1918 года при отправке офицера в армию выдавали ему пособие на проезд: не более 100 рублей холостому и не более 200 рублей семейному (РГВА. Ф. 40 238. Оп. 1. Д. 5. Л. 6).

Руслан Гагкуев, Сергей Балмасов

100 лет большевистского переворота.
ПРОТИВ КРАСНЫХ
https://противкрасных.рф
#против #красных