Михайловский замок

Михайловский замок всего 40 дней официально являлся императорским дворцом.

В 1796 году император Павел I взошел на трон и в первый же месяц своего правления издал указ о строительстве собственной резиденции. Однако идея возведения замка родилась гораздо раньше, еще в бытность его великим князем. Будущий император 12 лет скрупулезно собирал все наработки, и к моменту начала возведения замка у него накопилось 13 различных проектов.

Строить новый дворец Павел решил на месте деревянного Летнего Дворца Елизаветы Петровны, который по иронии судьбы был местом его рождения. Согласно преданию, при строительстве император неоднократно заявлял, что хочет умереть там, где он родился. По мистическому совпадению так и случилось… Впрочем, это не единственная легенда о Михайловском замке. Вся история этого уникального дворца пронизана тайнами, легендами и роковыми совпадениями, и иногда довольно сложно определить, где же правда, а где вымысел.

 

Казанский собор

Строительство собора началось еще в 19 веке и продолжалось долгих 10 лет, с 1801 по 1811 годы. Работы велись на месте обветшалой Рождество-Богородичной церкви. Архитектором был выбран известный в то время А. Н. Воронихин. Для работ использовались исключительно отечественные материалы: известняк, гранит, мрамор, пудостский камень. В 1811 году наконец-то состоялось освящение храма. Спустя полгода ему на хранение передали Казанскую икону Божьей матери, известную творением чудес.

В годы советской власти, негативно относившейся к религии, из храма было вывезено множество дорогих вещей (серебро, иконы, предметы интерьера). В 1932 года он вовсе был закрыт и не проводил службы до самого развала СССР. В 2000 г. ему был присвоен статус кафедрального собора, а спустя 8 лет состоялся повторный обряд его освящения.

 

Петропавловская крепость

27 мая 1703 года Пётр I на отвоёванной у шведов земле заложил Петропавловскую крепость. Именно этот день считается днём основания Санкт-Петербурга — северной столицы России.

Петровская эпоха запустила русскую европеизацию, символом которой и является Петербург. Архитектурный ансамбль Петропавловской крепости, вместе с историческим центром Санкт-Петербурга, входит в список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

Помимо самого Петра I, в строительстве бастионов крепости принимали участие видные политические деятели того времени: Меншиков, Нарышкин, Трубецкой.

Изначально задуманная для защиты земель, завоёванных в ходе Северной войны, крепость никогда не принимала непосредственного участия в сражениях, хотя гарнизон всегда находился в полной боевой готовности. Зато в стенах крепости находились в заключении известные исторические личности: от сына Петра царевича Алексея, декабристов Рылеева, Каховского, Трубецкого до Бакунина, Чернышевского и Достоевского.

Петропавловский собор — это императорская усыпальница Дома Романовых. Здесь похоронены почти все российские императоры и императрицы от Петра I до Николая II.

Исаакиевский собор.

Исаакиевский собор – неотъемлемая часть архитектурного облика Санкт-Петербурга. Наряду с Медным всадником, Петропавловской крепостью и шпилем Адмиралтейства он является одним из символов города на Неве. Строительство храма неразрывно связано с историей города и отражает архитектурно-художественные и градостроительные тенденции от начала XVIII до первой половины XIX века.

Собор освящен во имя святого преподобного Исаакия Далматского, в день поминовения которого родился основатель города царь Петр I. Существующий ныне собор является четвертым храмом, построенным в Петербурге в ознаменование дня рождения Петра.

Первая Исаакиевская церковь была освящена в 1707 году. Она имела временный характер и помещалась в перестроенном деревянном «чертежном амбаре», напротив Адмиралтейства. Церковь отличалась простотой архитектурных форм и скромностью отделки, характерными для первых зданий петровской эпохи. В этом храме 12 февраля 1712 года венчались Петр I и Екатерина Алексеевна.

6 августа 1717 года Пётр I заложил первый камень новой Исаакиевской церкви, уже каменной. Ее возводили в течение 10 лет по проекту Г. И. Маттарнови. В строительстве участвовали несколько ведущих архитекторов первой четверти XVIII века: Н. Гербель, Г. Киавери, М. Земцов. Удлиненное каменное здание с колокольней, увенчанной шпилем и украшенной курантами, напоминало по облику построенный примерно в то же время архитектором Д. Трезини Петропавловский собор. Церковь стояла на неукрепленном речном берегу, приблизительно там, где сейчас находится памятник Петру I (Медный всадник). Из-за осадок грунта в ее стенах и сводах появились трещины, и в 1763 году здание было разобрано.

Екатерина II чтила память императора Петра I и посчитала своим долгом отстроить Исаакиевский собор заново. Работы начались в 1768 году по проекту А. Ринальди. Церковь была задумана как изящное строение в стиле барокко с пятью главами и трехъярусной колокольней. Строительство продолжалось 34 года. Достраивал храм в царствование Павла I архитектор В. Бренна, вынужденный по приказу императора упростить и исказить замысел Ринальди.

Непропорциональное и приземистое сооружение не соответствовало парадному облику центра столицы. В 1809 и 1813 годах были объявлены конкурсы проектов перестройки третьей Исаакиевской церкви, непременным условием которых было желание Александра I сохранить большую часть ринальдиевской церкви. В конкурсах участвовали известные зодчие Дж. Кваренги, А. Воронихин, Ч. Камерон и многие другие, но Высочайшее одобрение получил проект молодого французского архитектора О. Монферрана.

Исаакиевский собор строился сорок лет с 1818 по 1858 годы. Его возведение стало важным этапом в истории русской строительной практики как по грандиозности размаха, так и по сложности инженерных задач. Одной из таких задач было устройство фундамента – сплошной каменной кладки высотой 7,5 м, скрепленной металлическими связями и заложенной на 24 000 свай.

Не менее сложной оказалась установка на портиках 48 гранитных колонн.

Способ ручной выломки гранитных монолитов изобрел выходец из Вологодской губернии каменотес и подрядчик Самсон Суханов. Гранитные монолиты вырубали в карьере Пютерлакса, близ Выборга. В Петербург их доставляли на баржах при помощи первых в России буксирных судов. Для установки колонн возвели строительные леса со сложной системой блоков и 16 поворотными кабестанами. Оригинальная система устройства лесов давала возможность 128 рабочим поднимать и устанавливать колонну высотой 17 м и весом 114 т за 40–45 минут. Первая из 48 колонн портиков была установлена 20 марта 1828 года, за ее подъемом наблюдали император Николай I с семьей и многочисленные иностранные гости. Это впечатляющее зрелище привлекало русских и заграничных ученых, не говоря уже о жителях Петербурга. О подъеме колонн говорилось и писалось как о крупнейшем достижении строительной техники.

В отличие от сложившейся строительной практики, колонны четырех портиков поставили до возведения стен храма. Стены строили из кирпича, скрепленного известковым раствором и коваными железными связями. Одновременно с кирпичной кладкой выполнялась мраморная облицовка.

Блестяще была решена задача сооружения купола диаметром 25,8 м. Купол собран из металлических конструкций и покрыт снаружи золочеными медными листами. В истории строительства это один из первых случаев применения металлических конструкций для перекрытия здания огромной площади.

На строительстве собора широко применялись различные технические новшества. Например, для перевозки мрамора между Невой и строительной площадкой в 1837 году была сооружена железная дорога – первый рельсовый путь в истории Петербурга.

Исаакиевский собор, возведенный по проекту О. Монферрана, стал одним из крупнейших купольных сооружений Европы. Грандиозность храма определяют его размеры: высота 101,5 м, длина 111,28 м, ширина 97,6 м.

Новости Белого Дела

Администрация Санкт-Петербурга проводит опрос

Наименование «Смоляная улица» известно с 1871 года.
Происхождение связано с местонахождением смоляных амбаров Стеклянного городка — исторического района Санкт-Петербурга, промышленный профиль которого получил отражение в названиях ряда улиц (Хрустальная, Стеклянная, Глазурная, Фаянсовая).

Наименование «улица Книпович» было присвоено улице 6 декабря 1976 года в честь Л.М.Книпович (1856-1920), участницы революционного движения в России.

https://www.gov.spb.ru/gov/admin/polls/11/

Кунтскамера

Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) Российской академии наук (МАЭ РАН) – один из крупнейших и старейших этнографических музеев мира, коллекционные фонды которого насчитывают свыше 1.2 млн. единиц хранения. Он является преемником первого российского государственного публичного музея, знаменитой Петровской Кунсткамеры, основанной Петром I в 1714 г.

Годом основания Кунсткамеры, как и Библиотеки Академии наук, большинством историков принято считать 1714 год. Указа об основании Кунсткамеры не обнаружено, его, по-видимому, и не существовало. Основание музея связывают с распоряжением царя перевезти из Москвы в новую столицу Российской империи личное собрание коллекций и библиотеку Петра I, а также книги и коллекции «натуралий» Аптекарской канцелярии, в том числе и купленные во время Великого посольства в Европу.

В Петербурге коллекции были помещены в только что построенный для царя Летний дворец, позже переведены в Кикины палаты, где в 1719 г. впервые были показаны посетителям. Создание публичного музея было поручено президенту Аптекарской канцелярии лейб-медику Роберту Арескину и назначенному специально «надсмотрителем редкостей и натуралиев» Иоганну Шумахеру.

Эта дата, 1714 г., названа и И.Д. Шумахером (секретарем Академии наук и директором Кунсткамеры и Библиотеки в 1724–1761 гг.) в книге «Палаты Санктпетербургской Императорской Академии наук…» (издание 1744 г.): «Библиотека и Кунсткамера учреждены в 1714 году, а в 1724 присоединены к Академии Наук».

Еще раньше, начиная с 1704 г. Петром I был издан ряд указов («О приносе родившихся уродов, так же найденных необыкновенных вещей…» и др.), положивших начала собиранию коллекций для будущего музея. Первоначально личные коллекции Петра I и коллекции по анатомии и зоологии хранились в Аптекарском приказе в Москве.

Одновременно с организацией музея было начато проектирование и строительство (1718–1727 гг.) специального здания для музея. Построенное на берегу Невы в стиле петровского барокко, здание это соседствовало с наиболее важными постройками столицы – зданием «Двенадцати коллегий», Биржи, дворцами ближайших сподвижников и членов царской семьи. Здание Кунсткамеры по праву считается одним из самых ранних музейных зданий в мире. Оно является символом и логотипом Российской академии наук.

Через десять лет Петр Великий осуществил вторую часть своего «академического» проекта. 28 января (8 февраля) 1724  г. по распоряжению императора указом правительствующего Сената была учреждена Академия наук. Кунсткамера и созданная одновременно с ней Библиотека стали первыми учреждениями, «колыбелью» Санкт-Петербургской (Российской) академии наук.

Передача первого русского музея в ведение Академии наук сыграла в его судьбе решающую роль. Сосредоточение в его стенах богатейших коллекций, введение научной обработки и систематизации, а также надзор за экспозицией лучших научных сил страны превратили Кунсткамеру в подлинно научное учреждение, равного которому по постановке работы не имелось во всей Европе.

Музей с самого начала был не только научной базой Академии наук, но и важнейшим культурным и просветительским учреждением. В стенах Кунсткамеры работали многие крупнейшие российские ученые, и среди них М.В. Ломоносов, составивший описание хранившихся в Музее минералов.

В указах Петра I 1718 г. предписывалось сдавать за плату в Петербургскую Кунсткамеру «каменья необыкновенные, кости человеческие и скотские, старые надписи на каменьях, железе или меди, старое ружье, посуду, все, что зело старо и необыкновенно».

Эти указы сыграли чрезвычайно важную роль в формировании коллекций Кунсткамеры, а позже Музея антропологии и этнографии – на протяжении более двух столетий сюда поступали коллекции, собранные знаменитыми российскими путешественниками, мореплавателями. В том числе, в различные регионы России были посланы специальные Академические экспедиции для сбора коллекций.

Формирование этнографических фондов музея в XVIII – начале XIX вв. связано с именами И.И. Георги, И.А. Гильденштедта, И.Г. и С.Г. Гмелиных, С.П. Крашенин​никова, Г.И. Лангсдорфа, И.И. Лепехина, Ю.Ф. Лисянского, Ф.П. Литке, Д.Г. Мессер​шмидта, Г.Ф. Миллера, Н.Я. Озерецковского, П.С. Палласа, И.П. Фалька и др. В XIX – XX вв. в МАЭ поступили коллекции от И.Ф. Крузенштерна, И.Г. Вознесенского, Н.Н. Миклухо-Маклая, В.В. Юнкера, А.Л. Ященко, А.М. Манизера, Л.А. и А.М. Мер​вартов, П.К. Козлова, В.К. Арсеньева, Н.С. Гумилева и многих других. Кроме того, в состав коллекций Кунсткамеры вошли и собрания ряда известных европейских путешественников Дж. Кука, И.Ф. ван Овермеера‑Фишера, Ф.Ф. фон Зибольда, Л.Фробениуса и др. В Кунсткамеру, а позже в Музей антропологии и этнографии также передавались многие дипломатические дары российским императорам, коллекции собранные российскими дипломатами в разных частях мира.

В 30-е годы XIX в. на основе коллекций Кунсткамеры было создано семь самостоятельных академических музеев: Этнографический, Азиатский, Египетский, Анатомический, Зоологический, Ботанический, Минералогический и Кабинет Петра I. Этнографический и Анатомический музеи продолжали находиться в здании Кунсткамеры. 5 декабря 1878 по предложению директора Этнографического музея академика А.А. Шифнера и директора Анатомического музея академика К.М. Бэра физико-математическое отделение Академии наук постановило учредить Музей антропологии и этнографии, что 10 ноября 1879 г. и было утверждено постановлением Государственного Совета. Таким образом, Музей антропологии и этнографии (МАЭ) в Петербурге стал не только одним из старейших этнографических музеев мира, большая часть которых создавалась в 1870-1910 гг., но и получил в наследство от Петербургской Кунсткамеры бесценные и старейшие этнографические коллекции, многим из которых нет аналогов в музеях Европы и Америки.

В дни празднования 200-летнего юбилея Санкт-Петербурга в 1903 г. музей получил имя основателя Кунсткамеры – Петра Великого.

Годы, предшествующие 200-летнему юбилею Кунсткамеры в 1914 г. были, несомненно, «золотым веком» в истории Музея антропологии и этнографии. В два раза увеличились экспозиционные площади, были созданы новые экспозиции музея, существенно вырос его бюджет. В 1909 г. при МАЭ был создан Попечительский совет из богатых и влиятельных лиц, на деньги которых был организован ряд экспедиций для пополнения коллекций (на Цейлон, в Индию; в Аргентину, Бразилию и Парагвай, в Абиссинию и пр.). За 20 лет, с 1894 по 1914 гг. этнографические коллекции МАЭ выросли почти на 100 тыс. единиц хранения. В ходе юбилейных торжеств Музей посетил император Николай II, члены Сената и Государственного совета.

Бесценные этнографические, антропологические и археологические коллекции, хранящиеся в Музее, являются одними из наиболее полных и интересных в мире. Они насчитывают более 1.2 миллионов экспонатов, отражают все многообразие культур народов Старого и Нового Света и являются частью культурного достояния всего человечества.

С Музеем связана научная деятельность таких выдающихся отечественных исследователей XIX в., как основоположник российской и европейской антропологии академик К.М. Бэр, путешественник, ученый, общественный деятель Н.Н. Миклухо-Маклай (традиционные культуры Австралии, Океании). В стенах МАЭ сформировались отечественные научные школы, связанные с именами и творческим наследием таких ученых, как И.И. Зарубин (среднеазиатские исследования), Н.В. Кюнер (традиционная культура народов Восточной Азии), Р.Ф. Бартон (Филиппины), Л.И. Лавров (кавказоведение) Д.А. Ольдерогге (африканистика), Ю.В. Кнорозов (дешифровка древних письменностей Южной Америки). Трудно переоценить роль таких выдающихся этнографов-сибиреведов, как Л.Я. Штернберг, В.Г. Богораз и В.И. Иохельсон, в становлении не только отечественного сибиреведения, но и мировой этнографической науки в целом. Особая роль в развитии отдела археологии МАЭ и формировании его коллекционного фонда принадлежит выдающимся ученым-археологам России – П.П. Ефименко и С.Н. Замятнину.

На всем протяжении своей истории Музей занимал в структуре Академии наук особое место. Среди людей, руководивших Музеем в различные годы, были выдающиеся ученые: естествоиспытатель, зоолог, путешественник академик Л.И. Шренк, ЕСтествоиспытатели академики П.С. Паллас, С.Г. Гмелин, Н.Я. Озерецковский, востоковеды и историки академики В.В. Бартольд, Б.А. Дорн, В.В. Радлов, В.В. Струве, А.А. Шифнер, африканист, член-корреспондент АН СССР Д.А. Ольдерогге, языковеды академики Е.Ф. Карский и И.И. Мещанинов.

В 1933 г. Президиум АН СССР принял решение о создании на базе Музея антропологии и этнографии научно-исследовательского Института этнографии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая (ИЭА АН СССР). В годы Второй мировой войны в связи с остро ощущавшейся потребностью оперативного получения аналитических материалов по народам, оказавшимся вовлеченными в зону стратегических интересов и боевых действий Советской армии, в Москве в 1943 г. было создано головное подразделение ИЭА АН СССР, а Музей стал Ленинградской частью этого института.

В 1992 г. Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) вновь становится самостоятельным учреждением в составе Отделения истории РАН (ныне Историко-филологическое отделение РАН).

Сегодня Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН – это не только академический музей, но и один из ведущих исследовательских центров Российской академии наук. Здесь продолжаются традиции великих русских этнографов и антропологов XVIII – XX вв. Указами Президента Российской Федерации (№ 294 от 18 декабря 1991 г. и № 1487 от 30 ноября 1992 г.) МАЭ РАН отнесен к особо ценным объектам культурного наследия народов РФ, включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов РФ.

В 2014 г. Кунсткамера праздновала 300-летие. 24-25 ноября 2014 г. прошла международная научная конференция «Кунсткамера — первый музей России: 300 лет традиций и развития». 26 ноября состоялось торжественное заседание, посвященное 300-летнему юбилею старейших научных учреждений России — Первому общедоступному музею России Кунсткамере и Библиотеке Академии наук. С юбилеем Кунсткамеру и Библиотеку Академии наук поздравил Президент России Владимир Путин. Подарки и грамоты от правительства Петербурга вручил Андрей Максимов, председатель городского Комитета по науке и высшей школе.

Сампсониевский собор

Красивейший и древнейший храм на территории города. Построен в честь победы над шведами под Полтавой в 1710 г. Архитектор неизвестен. Основной святыней церкви является подлинный иконостас работы XIII в. высотой 11 метров. Чудесным образом храм не пострадал в годы войны.

Наступление на Петроград

Перешедшие 10 октября 1919 г. в наступление на петроградском направлении основные силы армии Юденича (всего около 19 тыс. штыков и сабель, 57 орудий и около 500 пулемётов, 4 бронепоезда и 6 танков) при поддержке эстонских войск и британской эскадры быстро взломали оборону 7-й красной армии, не ожидавшей атаки противника, и в середине октября вышли на дальние подступы к Петрограду. 16 октября белогвардейцы захватили Красное Село, 17-го – Гатчину, 20-го – Павловск и Детское Село (ныне г. Пушкин), вышли к Стрельне, Лигово и Пулковским высотам – последнему оборонительному рубежу красных в 12 — 15км от города. Наступление 2-го корпуса Северо-Западной армии (СЗА), который 28 сентября начал наступление на лужском направлении и 10 октября развил атаку на Псков, к 20-му было остановлено на рубеже 30-40 км севернее Пскова.

Ситуация в районе Петрограда была критическая. 7-я армия была разгромлена и деморализована. Её части, утратившие связь с командованием, изолированные друг от друга, отступали, фактически бежали, не оказывая сопротивления. Попытки советского командования стабилизировать положение вводом в сражение резервов, успеха не имели. Тыловые части имели очень низкую боеспособность, разваливались при первом соприкосновении с противником либо вообще не доходили до передовой.

15 октября 1919 г. Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение удержать Петроград. Глава советского правительства Ленин призвал мобилизовать все силы и средства для обороны города. Непосредственное руководство обороной Петрограда возглавил Троцкий. Была объявлена мобилизация трудящихся в возрасте от 18 до 40 лет, одновременно формировались и отправлялись на передовую отряды из коммунистов, рабочих, балтийских моряков. В Петроград перебрасывались войска и резервы из центра страны, других фронтов. Всего с 15 октября по 4 ноября 1919 г. на оборону Петрограда было направлено 45 полков, 9 батальонов, 17 отдельных отрядов, 13 артиллерийских и 5 кавалерийских дивизионов, 7 бронепоездов и т. д. Штаб обороны Петрограда развернул активное строительство оборонительных сооружений в самом городе и на подступах к нему. За короткий срок были возведены 3 оборонительные линии. Их усилили корабельной артиллерией -в Неву ввели корабли Балтфлота. 7-я советская армия, которую с 17 октября возглавил Надёжный, была самыми жесткими методами приведена в порядок, её перегруппировали и пополнили.

Тем временем положение СЗА ухудшилось. Правому флангу белых не удалось вовремя перехватить Николаевскую железную дорогу. Это позволило красному командованию непрерывно перебрасывать подкрепления в Петроград. В районе Тосно красные стали формировать ударную группу Харламова. На левом фланге эстонцы провалили операцию по захвату форта «Красная Горка» и других укреплений на побережье Финского залива. Эстонские силы и британский флот были отвлечены на наступление Западной добровольческой армии Бермондта-Авалова на Ригу. Возможно, что это был лишь предлог, чтобы не рисковать дорогими кораблями в возможных столкновениях с силами красного Балтфлота и перестрелках с мощными береговыми батареями. Британцы предпочитали вести войну чужим «пушечным мясом».

Кроме того, Лондон, толкая СЗА на Петроград и не оказав ей действенной военной и материальной поддержки, в это же время подчинял себе прибалтийские новообразования. Эстонии было выгодно сотрудничество с Англией, политическое и военное покровительство, экономическая помощь. Поэтому со своей стороны эстонское правительство всячески пыталось закрепить связи с Англией. Британия, установив фактический протекторат над Эстонией, не остановилась на этом и в лице лойд-Джорджа вела настойчивые переговоры с Эстонией о долгосрочной аренде островов Эзеля и Даго. Переговоры были успешны и только вмешательство Франции, ревновавшей к успехам британцев, помешало Англии создать новую базу на Балтике.

Эстонцы также вели переговоры с советским правительством на основе признания независимости Эстонии и отказа большевиков от всяческих враждебных действий против неё. Наступление СЗА на Петроград усиливало переговорные позиции Эстонии. В начале эстонцы поддерживали белогвардейцев, а затем бросили на произвол судьбы. Армию Юденича просто выгодно продали.

Как бы там ни было, это привело к тому, что всё побережье осталось в руках у красных, левое крыло СЗА оказалось открыто для фланговых ударов со стороны оставшихся в прибрежных опорных пунктах частей противника и красного Балтфлота. Из районов Петергофа, Ораниенбаума и Стрельны красные стали угрожать левому флангу армии Юденича, с 19 октября начались атаки на Ропшу. Без всякого противодействия красный флот стал высаживать десанты.

На Пулковских высотах кипело яростное сражение. Красные стали оказывать отчаянное сопротивление, дрались, не считаясь с потерями. В бой была брошена Башкирская группа войск, рабочие отряды. Они несли огромные потери. Белые не могли выдержать такую борьбу на истощение. Они несли меньшие потери, но восполнить их не могли. Темпы наступления армии Юденича с 18 октября замедлились и к исходу 20-го наступление белых было остановлено. Кроме того, у белогвардейцев начались проблемы со снабжением. Боеприпасы в ближайшем тылу были использованы, а подвоз наладить не удалось – мост через р. Лугу у Ямбурга, взорванный ещё летом, восстановить не удалось.

Таким образом, СЗА была обречена на поражение в силу численного превосходства противника, опиравшегося на многолюдные, промышленно развитые и хорошими коммуникациями области. Армия Юденича не имел собственной военно-экономической базы, внутренних ресурсов и критически зависела от иностранной военной помощи. Её ресурсы были быстро истощены, их хватило только на короткий рывок до Петрограда. А чтобы мобилизовать людей на захваченной территории необходимо было время, которого у белых не было. Реальной же помощи со стороны Англии и Франции белогвардейцы не дождались. В частности, британцы ограничились корабельными рейдами и авианалетами на побережье, которые не имели особого военного значения. Французы помощь обещали (оружие, боеприпасы), но тянули время и СЗА так её и не получила.

Сангальский сад

Заводской сад Сан-Галли является частью некогда обширного комплекса чугунного и механического завода, который появился в здешних местах в далёком 1853 году по инициативе немецкого предпринимателя изобретателя и короля российского чугунного литья Франца Карловича Сан-Галли.

Памятник Петру I-плотнику

Петр I запечатлен обучающимся искусству плотника. Копия такого памятника была подарена правителю Голландии, ведь именно там император научился этому ремеслу. Согласно приказу Николая II скульптор Леопольд Берштрам сохранил для потомков этот образ одного из самых популярных правителей Российской империи.

Некрополи Музея Городской Скульптуры.

Музей городской скульптуры находится на Невском проспекте, 179. Основной особенностью музея является то, что скульптуры находятся под открытым небом. Также этот музей единственный в стране, где реставрируют городские памятники. Сюда приходят почтить память знаменитых музыкантов и художников. В музее есть два некрополя. Это некрополь 18 века и некрополь мастеров искусств.
В некрополе 18 века можно увидеть памятники и скульптуры знаменитых в то время людей. Это Князь Александр Белосельский-Белозерский, Магир Густав Адольф, Александра Глинка, Петр Завадовский и много других людей, чьё имя вошло в историю.

Витебский вокзал

Открыт он был впервые в 1837 году. Целью строения была железная дорога, связывающая Санкт-Петербург с Царским селом. Современное здание вокзала было построено уже в 1904 г. Особым отличием его был новый архитектурный стиль под названием «модерн». В составе материалов для строительства был металл, что для того времени было новшеством. Витебский вокзал стал первым железобетонным зданием в России. На входе в здание можно увидеть высокий потолок более 20 метров, мраморные ступеньки и закруглённые обрамления возле касс. Вокзал является одной из главных достопримечательностей Петербурга. Сооружение практически не подвергалось изменениям, что придаёт ему шарм и уникальность.

Башня с 24-часовым циферблатом

Во дворе старого здания БГТУ «Военмех» можно заметить башню-обсерваторию, которую украшают весьма оригинальные часы. Необычной деталью этих часов является 24-часовой циферблат. Далеко не всем известна история появления часов, которые украшают башню ратуши старой обсерватории. Но началась она больше ста лет назад. Тогда по проекту гражданского инженера С. С. Козлова под чутким контролем самого Дмитрия Ивановича Менделеева и был построен один из самых уникальных корпусов Всероссийского научно-исследовательского института метрологии. Стоит признать, что смотрится циферблат очень непривычно, зато время показывает правильно.

Фонтан «Колодец»

В скульптурной композиции вокруг фонтана изображены прекрасная девушка и четыре ангела, которые помогают ей набрать воды в колодце. Одна из самых красивых в парке, эта скульптура расположена вдалеке от множества других маленьких памятников, прославивших Александровский парк: от «Детей» с «Алёнушкой», стоящих тут ещё с советского времени, до «Мини-Петербурга», огромного комплекса скульптур, открытого там в 2011 году.

Памятник бравому солдату Швейку

Единственный на территории Петербурга памятник зарубежному литературному персонажу был открыт 11 апреля 2003 года на Балканской площади в день 120-летия создателя персонажа, чешского писателя Ярослава Гашека. Швейка сделал скульптор Альберт Чаркин, который за пару лет до этого создал Остапа Бендера на Итальянской улице. Это одна из самых комичных скульптур в Петербурге. Швейк у Чаркина получился карикатурным, как и в самой книге Гашека.

Дом Бака

По сведениям от 1844 года, земельный участок под будущим домом Бака ранее занимал дом Карла Фёдоровича Гаугера, доктора медицины и императорского тайного советника. Двухэтажное П-образное в плане здание было оформлено в стиле классицизма, первый этаж сложен из камня, а второй был деревянным. Всего в нём насчитывалось 17 квартир, две из которых были оснащены водопроводом. В доме также размещались прачечная и конюшня на 9 лошадей. Позднее здание сменило нескольких владельцев — сразу после Гаугера здание перешло к почётному гражданину Петру Ильичу Ларионову, затем к неким Афанасьеву и Мейеру. Последними собственниками до перестройки стали братья Эмилий-Иоганн и Эдуард Фёдорович Мейзе. По договору от 21 января 1903 года они продали дом инженеру Юлиану Баку за 212 500 рублей. Уже к маю старое здание разобрали и расчистили землю для нового строительства.

В качестве архитектора нового здания Бак пригласил Бориса Гиршовича, который к тому моменту уже создал несколько выразительных домов для еврейской общины Петербурга. Гиршович разработал два проекта; к реализации одобренного заказчиком варианта приступили сразу же после сноса предыдущей застройки. Масштабное здание было спроектировано на пять входов (два парадных и три дворовых), воротные проезды образовали три соединённых между собой двора, а четвёртый двор был сформирован благодаря воздушным галереям между главным корпусом и флигелем. Пятиэтажный корпус по красной линии улицы венчала мансарда, дворовые флигели получили 6-й этаж. К зданию были подведены коммуникации — электричество, водопроводная и канализационная сеть, в парадных установлены лифты и предусмотрено помещение для консьержа.

После смерти Юлиана Бака его вдова Анна Ильинична продала здание надворному советнику Афанасию Михайловичу Сомову. Известно, что последним собственником здания стал Константин Александрович Варгунин, купец 1-й гильдии и потомственный почётный гражданин.

Особняк Клейнмихель

Особняк Клейнмихель, замечательный памятник архитектуры, находится в северо-западной части Каменного острова, на берегу р. Крестовки, притока Малой Невки, разделяющей Каменный и Крестовский острова. Освоение этих территорий началось после проведения в 1810-х гг. больших землеустроительных работ, в результате которых подтопляемые участки Каменного острова были осушены.

Первым владельцем участка, на котором стоит дача М.Э. Клейнмихель, в 1834 году стал некто Э. Женьес, руководитель и актёр французской труппы, выступления которой пользовались успехом в Летнем театре, расположенном по соседству. Позднее дача Женьса принадлежала Н. А. Верховцевой, а 1893 году дачу Верховцевой и право аренды земельного участка (сроком на 90 лет) приобрела графиня Мария Эдуардовна Клейнмихель — хозяйка великосветского салона в Петербурге, член редакции журнала «Столица и усадьба», человек глубокого ума и независимых мыслей.

Мария Эдуардовна (урожденная фон Келлер, род. в 1846 г.) была женой полковника Преображенского полка Н. П. Клейнмихеля, скончавшегося через пять лет после свадьбы. Его отец — граф, генерал-адъютант П. А. Клейнмихель за героизм, проявленный им во время пожара императорской резиденции в 1837 г., получил по именному указу Николая Первого право изобразить на своём гербе объятый пламенем Зимний. Этот герб из камня можно и сегодня увидеть над входом в каменноостровский дом.

Облик усадьбы формировался постепенно. Окончательный вид особняк Клейнмихель приобрёл в 1904 г., когда арх. И. А. Претро перестроил дом в готическом стиле: (кровля с высоким шпицем над центральным двухэтажным объемом).

В 1907 г. часть участка арендовала жена известного владельца цирка Л. Чинизелли. Для нее в 1909 г. арх. Ф. Ф. фон Постельс выстроил двухэтажный деревянный особняк в стиле модерн с высокой мансардой, увеченной башенкой. Вход в особняк вел через парадный вестибюль дачи Клейнмихель.
Архитектурная разноголосица домов стала причиной еще одной перестройки дачи графини в неоготическом стиле в 1911-1912 гг. по проекту арх. К. К. Мейбома.

Отдельно хочется упомянуть о кованной решётке с воротами, исполненными по проекту К.Г. Прейса и выполненными на заводе «Сан-Галли». Они украшены «растительным» орнаментом и саламандрами, двухстворчатые ворота украшает кованная монограмма из букв «МК» (Мария Клейнмихель). Установлена в 1909 году.

Графиня состояла в родственных отношениях со многими аристократическими фамилиями: с Барятинскими, Мещерскими, Ржевусскими, Сапегами, Витгенштейнами, Бенкендорфами, Деказами, де-Бовуар. Говорили, что она была на дружеской ноге с кайзером Вильгельмом, что чуть не погубило ее в годы Первой мировой войны. Но все обошлось — и в те годы графиня на собственные деньги организовала в особняке госпиталь.

На масленицу, в конце января 1914 года, графиня Клейнмихель устроила в особняке грандиозный костюмированный бал — было приглашено триста гостей. Это стало событием в большом петербургском свете. В качестве главного дизайнера выступал сам Лев Бакст — он сделал эскизы некоторых костюмов. Гости выступали в роскошных восточных нарядах, было устроено шествие в духе «Тысячи и одной ночи». Фотографии бала сохранились до наших дней. Среди гостей были великие княгини Ольга Александровна, Мария Павловна, Виктория Федоровна, великие князья Кирилл Владимирович и Борис Владимирович, принц Александр Баттенбергский, петербургские красавицы княгиня Орлова и Олив и другие светские знаменитости.

В мемуарах М. Э. Клейнмихель рассказывается, что произошел случай, казавшийся тогда незначительным, но имевший для графини трагические последствия и едва не стоивший ей жизни. С началом войны стал распространяться слух о якобы переданном ею в Германию русском мобилизационном плане («в коробке с шоколадом»). Информация шла от брата председателя IV Государственной думы Павла Родзянко, мстившего ей за то, что он не получил приглашения на этот костюмированный бал!

В 1918 г., перед тем как навсегда покинуть Россию, графиня закрыла ставни, заперла все двери и вывесила над входом собственноручно написанное объявление: «Вход воспрещен. Здание принадлежит Петроградскому совдепу. Графиня Клейнмихель заключена в Петропавловскую крепость». Мистификация остроумной графини помогла ей упаковать ценные вещи и выехать из страны.

В 1918 г. дачу национализировали. Весной 1920 г. особняк, отремонтированный участниками коммунистических субботников, был приспособлен под объединенный клуб домов отдыха для рабочих на Каменном острове. Именно здесь на маленьком концерте вечером 19 июля 1920 г. побывал В. И. Ленин, знакомясь с первым опытом организации домов отдыха для рабочих в нашей стране. Благодаря этому событию в 1976 г. особняк Клейнмихель включили в список памятных ленинских мест и поставили под охрану государства как памятник истории.

Последняя реконструкция здания была проведена в 2006-2007 годах. Была полностью воссоздана утраченная за годы советской власти дача Чинизелли с её высокой башней. Сейчас особняк принадлежит Управлению делами президента РФ и называется Домом приёмов.

Музей прикладного искусства им. А. Л. Штиглица

Над Соляным переулком возвышается удивительный памятник архитектуры периода историзма. Но это здание интересно вовсе не архитектурой, в которой угадываются черты произведений итальянской архитектуры XVI века, а своим впечатляющим наполнением.

Барон Александр Людвигович Штиглиц сыскал известность благодаря своей необычной меценатской деятельности, свои честно сколоченные капиталы финансист и промышленник тратил вовсе не на постройку храмов и не на работу журналов или газет, а на развитие российского искусства. Сегодня подобная деятельность может показаться абсурдной, но стоит заметить, что художников и дизайнеров только сейчас начали готовить практически во всех учебных заведениях, а во времена дореволюционной России развитием творчества занимались далеко не многие.

Музей прикладного искусства является неотъемлемой частью Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академии имени А. Л. Штиглица, которую основали по инициативе барона в 1878 году.

Ледокол «Красин»

Несколько раз ставился вопрос о новом корабле, и уже во время Перовой мировой войны в 1916 году Россия заказала в Англии новый ледокол водоизмещением в 10 тысяч тонн и мощностью в 10 тысяч лошадиных сил. Заказ выполнили быстро, и уже 15 сентября 1917 года «Святогор» включили во флотилию Северного Ледовитого океана. Портом приписки стал город Архангельск. 1918 год стал во многом трагичным для новенького ледокола. Началась англо-французская интервенция. Интервенты рвались в Архангельск, и новые советские власти решили затопить корабль на подступах к городу, сделав из него непроходимую преграду. Затопили корабль не очень удачно, англичане все равно вошли в город, а ледокол они подняли, и он несколько лет ходил под английским флагом. Все это время Советское правительство вело переговоры о возвращении корабля, а решить проблему удалось дипломату Леониду Красину. В 1921 году ледокол вернулся на родину, правда, советская сторона выплатила англичанам приличную сумму – 75 тысяч фунтов стерлингов. В 1926 году Леонид Красин ушел из жизни, а в следующем году ледокол получил имя «Красин». Под советским флагом ледокол обеспечивал ледовую проводку транспортных судов на Балтике. Например, в 1925-1926 году он освободил из ледового плена 30 пароходов, застрявших в Финском заливе в районе Соммерс-Гогланд. Ледовая обстановка была тяжелой, но корабли были выведены в Ленинград и частично на Запад.

Особой страницей биографии ледокола стало спасение экипажа дирижабля «Италия». В те годы именно дирижабли могли занять особое место в истории воздухоплавания, и их, как и ледоколы, стали сооружать непосредственно для освоения арктических просторов. Дирижабль «Италия», созданный итальянским инженером Умберто Нобиле, предпринял попытку покорения Северного Полюса. Попытка оказалась удачной, дирижабль пролетел над Северным Полюсом и приземлился на Аляске, а вот на обратном пути случилась катастрофа. В 100 километрах от Шпицбергена произошла утечка газа, и воздушное судно ударилось о ледяную поверхность. Один человек погиб, шестеро пропали без вести, а еще 10 человек, включая Нобиле, оказались на льду. Через несколько дней совершенно случайно один из радиолюбителей поймал их сигнал о помощи. Весь мир узнал о трагедии, и на помощь экспедиции отправились 18 кораблей и 21 самолет. В морском караване был и ледокол «Красин», который в тот момент находился в Ленинграде и готовился к ремонту. За три дня ледокол подготовился к походу, уже 21 июня 1928 года прибыл в норвежский порт Берген, откуда отправился к месту крушения дирижабля. 12 июля «Красин» добрался до места, где стояла знаменитая «красная палатка» с аэронавтами. Люди были спасены, а «Красин» прославился на весь мир. В 1969 году известный советский режиссер Михаил Калатозов снял об этих событиях фильм «Красная палатка», в котором снялись знаменитые западные актеры Шон Коннери и Клаудия Кардинале.

Но спасением экипажа Нобиле приключения ледокола не закончились. На обратном пути «Красин» принял сигналы SOS от немецкого лайнера «Монте-Сервантес», на борту которого было 1500 туристов. Пассажиры лайнера уговорили капитана подойти поближе к месту катастрофы и хотя бы издали посмотреть на знаменитый ледокол. В пути лайнер получил пробоину и сам стал жертвой Антарктики, а туристы смогли посмотреть на легендарное судно не издали, а непосредственно в работе. «Красин», несмотря на свои повреждения, изменил курс и пошел на помощь. Благодаря героическим усилиям моряков лайнер был спасен. Сам ледокол после ремонта в Норвегии вернулся в Ленинград. На причале корабль встречали 200 тысяч восторженных горожан. Весь экипаж был награжден орденами Трудового Красного Знамени за особые заслуги перед страной.

Война вписала новые страницы в историю советского ледокола. Все имеющиеся ледоколы стали военными судами, которые обеспечивали проводку конвоев в ледовых условиях. Немцы понимали, сколь высоко значение ледоколов в условиях сурового климата Арктики, за выведение их из строя были объявлены высокие награды. Но этого не произошло, советские войска не дали нарушить конвойные операции. В 1941 году «Красин» выполнял очень интересную миссию. Он был откомандирован в США для помощи в организации высадки десанта в Гренландии. На следующий год он уже в составе военного конвоя PQ-15 вернулся на родину. По пути конвой был атакован немецкими самолетами. Пять было сбито кораблями конвоя, а два – непосредственно «Красиным». Ледокол и сам получил повреждения. Однако после ремонта продолжил водить полярные конвои.

В мирное время все продолжалось, как и до войны. Практически не поддается подсчету количество судов, которое провел «Красин» сквозь дрейфующие льды, и невозможно подсчитать, сколько миль преодолел он во всех морях Северного Ледовитого океана. С ледокола велись научные исследования, что позволило расширить знания об Арктике, которая не спешила делиться своими тайнами. Ледокол «Красин» продолжал работу до 1970 года, а после уступил свое место новым, отвечающим требованиям современности кораблям. До завершения карьеры «Красин» работал как энергоплавбаза арктических экспедиций, участвовал в разведке нефти на полярных архипелагах Шпицберген и Земля Франца-Иосифа. В конце 1980-х годов ледокол «Красин», немало сделавший для покорения Арктики, отправился в Ленинград, где продолжил службу в роли корабля-музея на набережной Лейтенанта Шмидта.

Ледокол «Красин» входит во всемирную ассоциацию исторических кораблей, состоящую из 175 кораблей и судов различного назначения. Среди них и такие корабли-легенды, как наш крейсер «Аврора», американский линкор «Миссури» и британский чайный клипер «Катти-Сарк».

Свято-Иоанновский ставропигиальный женский монастырь

Монастырь был задуман как подворье Иоанно-Богословской женской общины, созданной Иоанном Сергиевым (Кронштадтским) в своём родном селе Сура. 8 мая 1900 года было освящено место для подворья, а 16 сентября епископ Ямбургский Борис (Плотников) совершил его закладку.

В 1901 году община получила статус монастыря, а подворье стало самостоятельной обителью.

Нижний храм преподобного Иоанна Рыльского собора Двунадесяти апостолов был освящён 17 января 1901 года Иоанном Кронштадтским; главный храм, занимающий два верхних этажа, освящён 17 ноября 1902 года митрополитом Антонием при участии отца Иоанна.

В 1903—1908 годах был построен пятиэтажный дом для причта и желающих жить при монастыре, здание лазарета, иконописной и рукодельной мастерских и келий; в подвальном этаже храма возведена церковь-усыпальница, освящённая во имя пророка Илии и святой царицы Феодоры (небесных покровителей родителей протоиерея Иоанна) 21 декабря 1908 года — на следующий после кончины отца Иоанна день. В этот же день церковь была освящена, а на следующий день отца Иоанна похоронили в беломраморной гробнице в подвальном этаже. У гробницы отца Иоанна совершались исцеления, только в 1909 году их было двенадцать. Вскоре по смерти устроителя монастыря Святейший синод опубликовал рескрипт от 12 января 1909 года императора Николая II на имя митрополита Санкт-Петербургского Антония и вынесенное Синодом определение от 15 января, которым, в частности, «Иоанно-Богословский в С.-Петербурге женский монастырь, в коем покоится ныне тело почившего» возводился в степень первоклассного.

В 1919 обитель была обращена большевиками в трудовую коммуну, в 1923 году — ликвидирована (сёстры жили в ней ещё три года). После захвата в 1922 году епархиального управления в Петрограде сторонниками обновленчества, община обители примкнула к так называемой Петроградской автокефалии, во главе которой после ссылки архиепископа Алексия (Симанского) стал епископ Николай (Ярушевич). После ареста и ссылки последнего, 12 мая 1923 года, под давлением властей движимое и недвижимое имущество монастыря было передано обновленческой общине (двадцатке); 19 мая того же года губернский исполнительный комитет принял решение о ликвидации монастыря, что удалось осуществить только в ноябре (из-за протестов обновленческого руководства). Здания монастыря были переданы мелиоративному техникуму; в марте 1926 года был замурован вход в усыпальницу отца Иоанна. Почти все монахини были в начале 1930-х годов арестованы и приговорены к ссылке в Казахстан.

В 1989 году монастырь возвращён епархии и открыт как подворье Пюхтицкого монастыря. В октябре 1989 года первые конторы выехали из монастырских зданий. Были освобождены помещения первого этажа с храмом преподобного Иоанна Рыльского, а также подземная церковь-усыпальница. Было решено произвести срочный ремонт и освятить церковь преподобного Иоанна Рыльского в день празднования его памяти и день рождения Иоанна Кронштадтского — 1 ноября по новому стилю. Менее чем за две недели инокини Пюхтицкого монастыря под руководством игуменьи Варвары и жившие в Ленинграде почитатели праведного Иоанна Кронштадтского выполнили основные отделочные работы.

Накануне праздника, 31 октября 1989 года, в храме преподобного Иоанна Рыльского было совершено всенощное бдение — первое после 66-летнего перерыва. Весть о возрождении Иоанновской обители быстро распространилась по городу. 1 ноября, в день освящения, большинство верующих не смогло поместиться в сравнительно небольшую церковь, и ход богослужения транслировался для них через динамики. Присутствовали представители местного телевидения и прессы. Митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (Ридигер) возглавил чин освящения храма преподобного Иоанна Рыльского и престола, а затем возглавил торжественное богослужение.

12 июля 1991 года, в день престольного праздника, патриарх Алексий II освятил верхний храм во имя Двенадцати Апостолов.

С 25 декабря 1991 года монастырь является ставропигиальным.

Особняк Зигеля

Участок между Ямской и Николаевской улицами ( Достоевского и Марата сейчас ) когда-то принадлежал купчихе Марии Сидоровой. Улицы были тогда окраинными, купчиха держала при доме огород. Сейчас и не представить, гуляя по Марата, что здесь когда-то росла привольно репа с капустой. Огород раскинулся в целых восемь петербургских домов, поражал воображение своими размерами учитывая, что находился в городской черте. Однако город рос и развивалась промышленность, наступая на деревенские угодья. Кстати, по промышленным зданиям можно легко обрисовать тогдашние границы. Выборгская сторона, Обводный, Петроградская… .

Зигель приобретает участок между улицами Марата и Достоевского, он решает застроить территорию жилыми и производственными зданиями, которые в тот период становились самыми востребованными в Петербурге — промышленность развивалась семимильными шагами, а городу требовались заводы, фабрики и мануфактуры.

Курт Зигель был купцом второй гильдии и предпринимателем новой формации, из тех, кто готов к новациям, риску и делает бизнес с размахом. Благодаря кооперации с лучшими производителями Европы и Америки, Зигель мог предложить комплексные решения для технических задач любой сложности. Пример работы Зигеля — оборудование ванной комнаты в новейшем для того времени решении. Зигель выполнял самые разнообразные заказы, например осуществил в 1904 году отопление бельэтажа Екатерининского дворца. Он был связан работой с Екатеринодаром и не побоялся сделать инвестиции в телефонную связь города Ростов на Дону.
И так на участке бывших огородов купчихи Сидоровой в 1877 году, архитектор Иероним Китнер, проектирует здания механического завода с сопутствующими постройками и личный особняк Зигеля. Жить рядом с заводом было удобно, два здания, обращенные друг к другу задними фасадами, были построены в разных стилях.

Со стороны улицы Марата — это двухэтажный особняк в формах французского ренессанса, а с другой (с улицы Достоевского) — производственные трехэтажные корпуса в «кирпичном стиле».

Красно-белый особняк имеет живописную асимметричную композицию с богатой пластической проработкой фасада. В ряду фасадов доходных домов по улице Марата, особняк Зигеля выделяется ярким терракотовым взрывом.

Контрастные фактуры стен; разнообразие рисунка окон и металлического декора; башенка, увенчанная шатром; крутой абрис кровли, трехгранный эркер и множество изысканных деталей и форм украшают это относительно небольшое, но выразительное сооружение. Экстерьер особняка насыщен деталями, которые призваны привлечь к нему внимание: тут тебе и решётки, и лепные карнизы, и… масонский символ — треугольник, измеритель, и чуть ниже — буква S — вензель Курта Зигеля.

После известных событий 1917-го года, Курт Зигель оставил прекрасный особняк, завод с колоритными медведями на входе и люки (как странно бы это не звучало). Гуляя по Петербургу, почаще обращайте внимание под ноги. Вы наверняка наткнётесь на крышки люков на коих можно обнаружить знакомое «акц. общ. К. Зигеля» или просто «К. Зигель».

Дом кольцо

На самом деле причина, по которой владельцы решили выстроить в глубине улицы дом идеально круглой формы, прозаична и непосредственно связана с еще одним зданием. Все началось с того, что в конце XVIII века неизвестный архитектор выстроил на Фонтанке полукруглый дом для местного купца.

Необычная форма должна была подчеркивать угол набережной реки Фонтанки, Гороховой улицы и прилегающей к ним Семеновской площади, идеально вписываясь в пейзаж. Красивое четырехэтажное здание получилось солидным и было богато украшено – например, очень необычно смотрятся над окнами женские маски, сохранившиеся до сих пор.

В начале позапрошлого столетия здание на Фонтанке купили братья Устиновы, служащие Семеновского полка. Сначала они несколько перестроили здание, а затем решили увеличить его площадь, чтобы можно было сдавать больше квартир. Тем более что двор у доходного дома Устиновых представлял собой большую и довольно пустынную территорию, и им было очень жаль, что столько свободного пространства пропадает зря. Однако расширить само здание оказалось нереально.

Так и появился внутри полуциркульного дома еще один корпус – идеально круглой формы с «дыркой» в центре. Перед опытным архитектором Иосифом Шарлеманем встала непростая задача – спроектировать новое здание, уместившееся на небольшом клочке земли плотной застройки, таким образом, чтобы оно как можно меньше загораживало солнце соседним домам – в частности, основному корпусу. И он нашел единственное решение – сделать проект небольшим и кольцеобразным.

Практически сразу после сдачи квартир внаем в новом доме поселились родители и сестра Александра Сергеевича Пушкина. Почему они выбрали себе жилье в столь странном месте? Дело в том, что семья поэта жила очень скромно, испытывала финансовые затруднения. До этого Пушкины жили неподалеку в еще более стесненных условиях, так что, поселившись в круглом доходном доме, они даже, можно сказать, улучшили свои жилищные условия. В доме-кольце Пушкины прожили семь лет.

Надо сказать, жилье на Фонтанке в те времена вообще считалось непрестижным: здесь селились в основном представители среднего и низшего классов. Эту набережную красноречиво описал Достоевский в своем произведении «Бедные люди» как место темное и неприветливое, в котором тебя могут запросто ограбить, и упоминая толпы снующих по Фонтанке извозчиков, артельщиков, пьяных мужиков и грязных баб.

Увы, сделать свой бизнес по сдаче жилья внаем более доходным Устиновым так и не удалось: квартиры в «кольце» были очень дешевыми.

Австрийская площадь

Первые здания на пересечении Каменноостровского проспекта и Большой Оружейной улицы появились в 1711 году: по приказу Оружейной канцелярии были построены 19 мазанок для ткачей-мастеровых. Позднее был возведён Хамовный двор на набережной Фонтанки, освободившиеся дома передали Посольской канцелярии. Вплоть до начала XX века значительную часть земли занимали огороды.

Современная Австрийская площадь была намечена на генеральном плане Петербурга в 1831 году, финальная восьмиугольная форма была откорректирована и утверждена в 1880-м. Застройка доходными домами началась в начале XX века. Кроме построенного в 1900—1901 годах дома Г. Ф. Лепенберга (Каменноостровский пр., 18/11), ансамбль площади разработал архитектор Василий Шауб. По его проектам были построены выразительные здания в стиле немецкого модерна, критики высоко отмечали оригинальность и изысканность их оформления. В отличие от характерного для остальной Петербургской застройки в классицизме, ансамбль Шауба создан на пересечении югендстиля и барокко. Вся площадь характеризовалась как «пересаженная целиком из немецкого города», при этом она оставалась безымянной, а дома нумеровались отдельно по улицам. По одной из версий, площадь была задумана как уменьшенная копия копенгагенской Амалиенборг.

Современное название было присвоено 29 октября 1992 года в знак дружественных отношений между Россией и Австрией. Участок на пересечении перекрёсток Каменноостровского проспекта и Большой Оружейной улицы был назван так за схожесть архитектурного стиля зданий (модерн) с архитектурой австрийской столицы. Рассматривался также вариант названия площадь «Венская»

храм кулич и пасха

В 80-х годах ХVIII в. на Шлиссельбургском тракте расположилась усадьба генерал-прокурора Александра Александровича Вяземского, который после назначения его на должность директора Императорского фарфорового завода избрал свое имение «Александровское» постоянной резиденцией. В 1783 г. князь получил от императрицы Екатерины II двести тысяч рублей за заслуги перед Отечеством. Строительство началось в 1785 г. по проекту знаменитого зодчего русского классицизма Николая Александровича Львова, который был соседом князя по имению, и состоял с ним в деловых и приятельских отношениях.

Он предложил оригинальное архитектурное решение: круглое здание церкви в виде ротонды, окруженной ионическими колоннами, и колокольни в форме четырехгранной пирамиды. Строительство завершилось в 1787 г. Освятили церковь на праздник Святой Троицы в 1790 г., по желанию императрицы Екатерины II. В народе за храмом укрепилось название «Кулич и Пасха» по причине необычной формы, похожей на традиционное угощение пасхального стола.

С 1936 — 1946 гг. храм был закрыт. В здании был клуб, но он пустовал, в нем не танцевали. Затем в здании создали библиотеку. Но в ней было очень холодно и душно, так как воздуховоды, которые были задуманы Львовым как конвекционные, большевики все залили бетоном.

В храме с 1947 года и до сего дня находится чудотворная икона Божией Матери «Всех Скорбящих Радосте» (с грошиками), а в 2000 году вышел указ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, в котором отмечается: «считаю справедливым именовать икону Санкт-Петербургская».

Дом с башнями

Во второй половине 19 столетия, участком, на котором сегодня находится Дом с башнями, владела сначала чиновничья семья, затем семья прусских подданных Фелькелей, имевших склад какао. В конце 1890-х годов территорию этого участка использовали под спортивные мероприятия:

  • велодром
  • зимой заливали каток
  • впервые проходили соревнования по хоккею с мячом — в 1898 году
  • первый поединок боксеров — в 1898 году

Вскоре на этом месте появилось здание в эклектическом стиле, украшенное в романском духе, в пять этажей с флигелем, к нему построили округлую башню. Здесь работало городское училище для женщин.

К первому десятилетию 20 века началась значительная перепланировка Большого проспекта на Петроградке. К этой важной работе подключился архитектор, имевший также диплом гражданского инженера — Константин Розенштейн. Именно он стал владельцем бывшего земельного участка Фелькелей вместе с пятиэтажным строением. Архитектор решил возвести здесь доходный дом.

Вскоре к разработке нового облика будущего дома присоединился Андрей Белогруд, тоже архитектор, в то время он слыл большим знатоком средневековой архитектуры.  Именно Белогруду принадлежит идея преобразить дом таким образом, чтобы он стал напоминать собой средневековый английский замок.

Благодаря Белогруду на доме появились выступающие эркеры и два башни, выполненные в форме шестигранников. Углы башни были украшены рустовкой, оконные проёмы также были очень интересно задекорированы сердобольским гранитом, и, конечно же, дом приобрёл циферблат, который был украшен знаками Зодиака.

В конце одна тысяча девятьсот пятнадцатого года дом был введён в эксплуатацию. Увы, но больших доходов от дома хозяин не успел получить, в семнадцатом грянула революция и здание было национализировано.

Глядя на дом сегодня, не перестаешь впечатляться его фундаментальностью и мощностью. Возникает ощущение, что дом неподвластен времени. Столь мощного эффекта архитекторам удалось достичь благодаря двухтаврам (элементы конструктива), имеющим конфигурацию, напоминающую букву «Н».

Дача Громова и Лопухинский сад

За Лопухинской улицей (сейчас улица Академика Павлова), на месте нынешних домов сталинского времени и улицы Графтио, располагались пруды, флигеля и оранжереи, а еще дальше к югу тянулись огороды. В парке паслись овечки и олени, играла по воскресеньям роговая музыка. По мере государственной надобности Лопухин предоставлял дачу иностранным дипломатам. Перед войной 1812 года здесь останавливался посол Франции генерал Арман Коленкур, использовавший дачу как наблюдательный пункт; он следил за составом посетителей Каменноостровского дворца, где жил Александр I, и делал на этом основании выводы.
В 1827-м Петр Васильевич умер (ему было уже 79 лет), его сын унаследовал дачу на Аптекарском острове. В 1848 году Павел Петрович Лопухин продает свой участок на Аптекарском острове знаменитому петербургскому богачу, купцу первой гильдии Василию Федуловичу Громову.

Отец будущего владельца Лопухинской дачи Федул Григорьевич Громов (1763 — 1848) происходил из крестьян-старообрядцев села Гуслицы Московской губернии, крепостной Орловых, стал заниматься торговлей, разбогател и откупился, продолжая вести дело со своим старым хозяином, притом всегда честно. Федул Григорьевич был крупным меценатом, коллекционером; владел лучшей в городе оранжереей на Аптекарском острове. Владел 600 тыс. десятин леса в Выборгской губернии, чугунолитйным заводом и несколькими лесопилками, осуществлял поставки лесоматериалов в Петербург и в Англию. Вместе с младшим братом Сергеем, основал Громовское кладбище – главный центр старообрядцев «белокриницкого согласия». Эпитафия на его могиле гласила: «Не блеск образования и знаний, а здоровый ум и дальновидность руководствовали его в обширных делах, при уповании на Бога! Он начал с ничего и, неусыпно трудясь, приобрел знания и состояние…».

Страстью Василия Федуловича было садоводство. Громов поручил перепланировку своего сада знаменитому петербургскому садовнику Евгению Одинцову, автору проекта сквера на Исаакиевской площади. Оранжереи (они не сохранились) возводили строитель Валаамского монастыря Александр Горностаев и Евгений Винтергальтер (он перестроил для Громова и старую Лопухинскую дачу в 1850-х).

Знаменитый маринист Боголюбов, приятель Василия Федуловича, вспоминал: «Сад содержался роскошно. Дом стоял, что дворец загородный. Били фонтаны, была пароходная пристань и легкий паровой катер для прогулок, а по другую часть въезда стояла превосходная громадная оранжерея, где иногда зимой давались феерические праздники под громадными пальмами и другими редкими растениями. Он любил цветы, и дом его круглый год имел роскошное украшение. Любил он и лошадей, конюшня его была первоклассная. Музыка была ему тоже сродни по душе. Он иногда пел для себя, как умел, а для гостей давал концерты, приглашая всех знаменитостей петербургского музыкального мира. Стол держал открытый постоянно, как на даче, так и в городе, угощая всегда хорошим вином и тонкой кухней. А также любил он и картины, художество и художников».

Когда Василий Федулович умер в 1874 году, его «гроб несли на плечах с дачи до Воскресенского девичьего монастыря. Процессия была самая разнообразная по одеждам, званию и возрасту, толпа в несколько тысяч людей провожала его до могилы». После смерти Василия Федуловича дела его вдовы пошли наперекосяк. Вот чем объясняет крах Громовых Боголюбов: «Крушение столь солидной фирмы произошло уже после его смерти, когда богатство досталось беспутному и слабоумному брату его, Илье Федуловичу. Он взял к себе в управляющие великую бестию, правоведа Рожнова-Ротькова, семью которого и братцев я знал по флоту. Это были нищие, разоренные дворянекостромичи, но не глупые, почему грели себе лапы, кто в министерстве путей сообщения, а кто в адвокатуре. Когда Громовы умерли, то все уже принадлежало Рожнову-Ротькову, который так славно обработал дело юридически, что, право, сделал этим честь Школе правоведения, где воспитывался, и потом благодушно занимал весьма честно и даже с блеском место деятеля в Городской думе. Конечно, ежели бы Василий Федулович подумал о духовной, как он мне говаривал, то все достояние досталось бы Человеколюбивому обществу и Рожнов-Ротьков ходил бы нагишом, но, к сожалению, так не вышло».

В 1930-х в даче Громова был дом отдыха шоферов-стахановцев.

Дом Устиновых

Первым известным владельцем участка дома №3 по Моховой улице является штаб-квартирмейстер М. И. Марков. При нём здесь находились деревянные строения с садом. Марков владел этим участком с 1730-х по 1759 год, после чего участок был продан служащим в Семёновском полку братьям Илье и Петру Вихляевым. Новые владельцы сдавали здесь жильё внаём, но, по всей видимости, дохода это им не приносило. Дом братьями был заложен, из залога его выкупил М. Б. Манучаров — один из четырёх братьев, занимавшихся в Петербурге торговлей драгоценностями.

При Манучарове в 1780-х годах здесь был выстроен двухэтажный каменный дом. Нижний этаж занимали комнаты прислуги и винный погреб, верхний этаж — жилые покои хозяина. Во дворе располагались служебные постройки и сад, простиравшийся до Гагаринской улицы.

Следующим владельцем дома №3 по Моховой улице был сенатор И. Г. Резанов. Его сын Дмитрий, поручик лейб-гвардии Преображенского полка, в 1788 году продал участок вдове генерала С. М. Черноевича Елизавете Аристарховне, чья дочь Анна Семёновна вышла замуж за писателя и дипломата И. М. Муравьёва-Апостола. Трое их сыновей впоследствии стали декабристами. Анна Семёновна бывала здесь в гостях у своей матери, владевшей участком до конца 1790-х годов.

В первой трети XIX столетия хозяинами участка были жена надворного советника П. П. Кандалинцева и её сын Николай, которые с 1800 года владели и соседним домом №5. К 1830-м годам дом был надстроен третьим этажом, справа существовала высокая пристройка с воротами. При владении домом тайным советником М. М. Устиновым, во дворе в 1851 году архитектором А. Х. Пелем была сооружена беседка для отдыха.

С 1857 года жителем дома Устиновых являлся известный писатель Иван Александрович Гончаров. Здесь им был написан роман «Обрыв» и многие другие произведения. Квартира Гончарова находилась на первом этаже с окнами, выходящими во двор. Гончаров писал в одном из писем о том, как у него «зеленеет двор, как сирень буквально лезет в окна, как дикий виноград гирляндами заслоняет солнце от окон» [Цит. по: 1, с. 18]. В гостях у писателя не раз бывали Д. В. Григорович, А. К. Толстой, А. Ф. Писемский и другие.

На видном месте в кабинете Ивана Александровича висела посмертная маска Белинского. Часы с бюстом «Марфиньки» из романа «Обрыв» и две вазы появились здесь после чествования писателя в связи с 50-летием его литературной деятельности в 1882 году.

В 1875-1876 годах по инициативе М. М. Устинова дом перестраивался. По проекту архитектора В. А. Шретера был изменён фасад здания, он стал богато оформлен в стиле второго барокко. Оформление фасада стало заметно похожим на находящийся неподалёку особняк Бутурлиной. Ходили слухи, что зодчий преднамеренно выполнил такое подражание, исполнив этим требование заказчика. В 1880-х годах во дворе дома №3 и на соседнем участке со стороны Гагаринской улицы по проекту архитектора В. Д. Никольского построили дворовые флигели. Они загородили Гончарову солнце, из-за чего писатель стал называть свою квартиру «сумеречной».

15 сентября 1891 года в своей квартире умер И. А. Гончаров. Четыре дня здесь собирались люди, почитавшие творчество писателя. Спустя два года на фасаде здания была укреплена памятная доска, выполненная по проекту Н. Л. Бенуа.

В 1920-х годах здесь размещался Производсоюз, в 1930-х — Дом культуры промкооперации. Впоследствии учреждение переехало в новое здание на Каменноостровском проспекте (тогда проспекте Кирова) и стало называться Дворцом культуры им. Ленсовета. Здесь же работал НИИ Академии коммунального хозяйства РСФСР, позже — другие организации. В настоящее время здесь размещается Управление Северо-Западного округа Госгортехнадзора России.

Храм Спаса на Крови

1 марта 1881 года на набережной Екатерининского канала в результате нападения террориста Гриневицкого был смертельно ранен император Александр II.

Уже 2 марта на чрезвычайном заседании Городская дума просила вступившего на трон императора Александра III «разрешить городскому общественному управлению возвести… на средства города часовню или памятник». Тот ответил: «Желательно было бы иметь церковь… а не часовню». Однако всё же было решено поставить временную часовню.

Разработать проект поручили архитектору Леонтию Бенуа. Работы велись быстро, так что 17 апреля 1881 года часовня была освящена, в ней стали проводить памятные панихиды. Думе это практически ничего не стоило: поставил часовню купец первой гильдии Громов, строительные работы оплатил купец Милитин, он же стал старостой. Эта часовня оставалась на набережной вплоть до начала строительства храма — до весны 1883 года, после чего была перенесена на Конюшенную площадь, где простояла ещё девять лет и была окончательно разобрана.

Торжественная закладка храма состоялась в октябре 1883 года. В комиссию по строительству храма, возглавляемую Великим князем Владимиром Александровичем, вошли архитекторы Д. И. Гримм, Р. А. Гёдике, Э. И. Жибер, Р. Б. Бернгард, которые во время возведения здания давали консультации и вносили коррективы в проект; большое участие в переработке проекта принял И. В. Штром, предложения которого существенно повлияли на композицию осуществлённого храма.

Мозаичные работы на десять лет задержали освящение, которое митрополит Антоний  свершил 6 августа 1907 года (в день Преображения Господня, известный также как Второй Спас) в присутствии императора Николая II и иных членов императорского Дома. Всё строительство обошлось в 4,6 млн рублей.

27 апреля 1908 года митрополит Антоний освятил стоявшую рядом с храмом Иверскую часовню-ризницу, где были собраны иконы, поднесённые в память о кончине Александра II.

При строительстве храма были применены новые технологии строительства, здание храма было полностью электрифицировано. Храм освещали 1689 электроламп. В начале XX века территория вокруг Спаса-на-Крови была реконструирована.

Собор Воскресения Христова был одним из двух, наряду с Исаакиевским собором, храмов Санкт-Петербурга, находившимся на государственном содержании. Собор не был приходским; он находился в ведении Министерства внутренних дел и не был рассчитан на массовые посещения; вход осуществлялся по пропускам. В соборе совершали отдельные службы, посвящённые памяти Александра II и ежедневно произносили проповеди.

6 сентября 1907 года резолюцией митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (№ 8039) настоятелем собора был назначен профессор Пётр Лепорский, который был вскоре рукоположён во пресвитера (протоиерей с 14 октября 1907 года).

С 1909 года клириком, а затем (с 9 августа 1923 года) настоятелем храма был протоиерей профессор Василий Верюжский, ставший в конце 1927 года одним из активистов иосифлянского движения в Ленинграде.

В 1917 году прекратилось поступление казённых денежных средств на содержание храма, в связи с чем Пётр Лепорский обратился к жителям Петрограда со следующими словами: «Храм Воскресения на крови лишился средств, необходимых для обеспечения в нём богослужений. Причт храма, сооружённого на общие народные средства, решил обратиться к хозяину храма — народу с приглашением объединиться вокруг храма и по мере сил своих и усердия разделить заботу о поддержании в нём благолепного богослужения. Желающие записаться в число прихожан храма благоволят обращаться к отцу настоятелю протоиерею П. Лепорскому (Невский, 163) или в храме на свечную выручку, и там получат необходимые бланки для заявлений».

В конце 1919 года от отдела юстиции Петросовета поступило распоряжение о формировании при храме Воскресения Христова «двадцатки», то есть прихода. В ответ 2 декабря 1919 года протоиерей Петр Лепорский написал заявление, в котором возражал против такого решения городских властей, «так как храм никогда не был приходским», и, кроме того, «состоит в ведении Наркомата имуществ». Однако 13 декабря 1919 года коллегия по регистрации и охране памятников искусства и старины и отдела имуществ дала разрешение передачи храма «двадцатке», что и было совершено 11 января 1920 года.

С июля 1922 года до 5 июля 1923 года храм принадлежал «Петроградской автокефалии» под управлением епископа Петергофского Николая (Ярушевича), после чего до 9 августа того же года был обновленческим.

С августа 1923 года, после перехода Казанского и Исаакиевского соборов в ведение обновленцев, храм стал кафедральным собором «староцерковной» («тихоновской») Петроградской епархии.

С конца 1927 года и до закрытия храм был центром иосифлянства в Ленинграде — правого течения в Русской церкви, возникшего как оппозиция заместителю Патриаршего Местоблюстителя митрополиту Сергию после издания им «Декларации» о безоговорочной лояльности «нашему Правительству» (коммунистическому режиму).

30 октября 1930 года президиум ВЦИК постановил закрыть храм.

В ноябре 1931 года Областная комиссия по вопросам культов вынесла решение о целесообразности разборки Спаса на Крови, но решение данного вопроса было перенесено на неопределенный срок. В 1938 году вопрос был поставлен снова и был положительно решён, но с началом Великой Отечественной войны перед руководством города встали совсем другие задачи. В годы блокады в соборе размещали морг, сюда свозили погибших ленинградцев. После войны храм арендовал Малый оперный театр и устроил в нём склад декораций.

В 1961 году в центральном куполе храма был обнаружен немецкий фугасный снаряд. Вероятно, он на излёте пробил свод купола и застрял в перекрытии свода. Никем не замеченный, фугас пролежал в стропилах 18 лет и был случайно обнаружен верхолазами научно-производственных реставрационных мастерских. При осмотре оказалось, что это 240-миллиметровый фугасный снаряд массой около 150 кг. Работы по его обезвреживанию начались под руководством бывшего пиротехника В. И. Демидова утром 28 октября 1961 года, их проводили шесть человек: верхолазы Евгений Касьянов, Вячеслав Коробков, Владимир Майоров, Александр Мацкевич, Владимир Смирнов и бывший сапёр Валентин Николаев. Это была уникальная операция, потребовавшая от её участников не только мастерства, но и незаурядного самообладания и мужества. При помощи лебёдки снаряд был извлечён, вывезен из города и уничтожен в районе Пулковских высот.

В 1968 году собор был взят под охрану Государственной инспекцией по охране памятников при Главном архитектурно-планировочном управлении, а 20 июля 1970 года было принято решение об организации филиала музея «Исаакиевский собор» в здании бывшего храма Спаса на Крови. Передача храма-памятника на баланс музея состоялась 12 апреля 1971 года. Большую роль в этом событии сыграл директор музея «Исаакиевский собор» Георгий Бутиков. К этому времени собор находился в аварийном состоянии и требовал срочной реставрации.

В 1970-х были выполнены инженерные и общестроительные работы, проведена большая работа по подготовке к реставрации внутреннего убранства. Непосредственно реставрация самого храма началась в начале 80-х годов, первый этап которой закончился в 1997 году.

19 августа 1997 года, ровно через 90 лет после освящения, музей-памятник «Спас на Крови» открылся для посетителей.

23 мая 2004 года митрополитом Санкт-Петербургским Владимиром в соборе была отслужена первая после более чем 70-летнего перерыва литургия.

21 января 2014 года зарегистрирован приход храма Воскресения Христова (Спас на крови).

Дом Брюллова

Этот старинный трехэтажный особняк имеет богатую и интересную историю. Здание построено в конце 1780–х годов в стиле зрелого классицизма.

Первым хозяином дома и усадьбы был купец Василий Грехов. Участок Грехова был застроен по периметру каменным домом, обращенным на Кадетскую линию, и дворовыми флигелями, выходящими на Тучков переулок. В конце XVIII столетия усадьба с домом перешла к новому хозяину — купцу Ивану Билибину, затем — коллежскому советнику Попову.

В 1845 году её приобрел профессор архитектуры, представитель позднего классицизма Александр Павлович Брюллов (1798 — 1877). По его проектам были возведены Михайловский театр, ансамбль зданий лютеранской церкви Святых апостолов Петра и Павла на Невском проспекте (дома 22 — 24), Штаб гвардейского корпуса на Дворцовой площади, Пулковская обсерватория и ряд других сооружений.

Приобретя дом на Кадетской линии, архитектор при перестройке сохранил без изменений прежний классический фасад. Его украшают четыре коринфских пилястра и фронтон, характерные для архитектуры конца XVIII века. Замечательна скульптурная обработка: барельефные панно и маски в замках окон, оригинален и балкон над порталом здания. Внутреннюю же планировку зодчий существенно изменил, встав на путь своеобразной переработки в использовании модели античного жилого дома – атриума. Свой дом архитектор завещал дочерям Софье и Олии.

В семидесятых годах XIX века в нем поселился новый хозяин – муж Софьи Александровны П.Ю. Сюзор (1844 – 1919) – общественный деятель и видный зодчий периода эклектики и модерна.

История дома Брюллова связана с замечательным музеем «Старый Петербург», который размещался здесь с 1907 по 1918 год. Музей собрал многие уникальные экспонаты, запечатлевшие шаги истории великого города. В отличие от других музеев дореволюционного периода «Старый Петербург» занимался охраной и пропагандой памятников истории и культуры.

В 1918 году дом реквизируется, в нем образуются коммунальные квартиры, в нижнем этаже открываются два продовольственных магазина. Музейные экспонаты передаются Музею города, размещавшегося в Аничковом дворце до 1935 года, а затем в музейный фонд Государственного музея Ленинграда, размещенного в бывшем Румянцевском музее (ул. Галерная, дом 45, Английская набережная, дом 44).

 

Первый дом Санкт-Петербурга

Домик Петра был построен всего за три дня — с 24 по 26 мая 1703 года. Неудивительно, ведь это самый маленький из известных дворцов: его размер составляет 12,7 × 5,7 метров. Ещё при жизни Петра, в 1723 году вокруг домика была возведена защитная галерея. Причём идея сохранения здания принадлежала самому императору. Архитектором галереи являлся знаменитый Доменико Трезини, автор проектов здания Двенадцати коллегий и Петропавловского собора. С течением времени галерея обновлялась и расширялась, так при Александре III у неё появилось две пристройки. В XIX веке вокруг домика разбит небольшой сад, в котором был установлен бюст Петра. А в 30-х годах XX века домик стал музеем. Сегодня он входит в состав Русского Музея Санкт-Петербурга.

Путешествие по Петербургу ч.1

Санкт-Петербург один из красивейших городов нашей страны. Почти каждый архитектурный объект в северной столице это бессмертный памятник Русской Имперской истории. Особенно если ещё вспоминать какой ценой был построен Петербург — это особая реликвия и жемчужина нашей страны.

Официальная дата рождения Петербурга 27 мая 1703 год.

С течением времени северная столица трижды меняла своё название. При Петре I это был Санкт-Петербург в честь апостола Петра.

Во время правления Николая II город был переименован в Петроград. (18) 31 августа 1914 года Санкт-Петербург – приказом императора сменил название на Петроград.

Смена названия в угоду желаниям части общества в разгар кампании против «засилия немцев» привела к тому, что Санкт-Петербург одним росчерком пера превратился в Петроград. Для многих город на Неве в советский период был городом трёх революций. Тогда же частым было и упоминание о трёх именах, которые город носил в разное время: Санкт-Петербург (Петербург) – Петроград – Ленинград. Первая смена наименования, произведённая в 1914 году.

Так город Святого Петра названный на немецкий манер (изначально – на голландский), ещё в 19 веке в ряде поэтических произведений именуется «градом Петра» и «Петроградом» на  славянский манер. Однако, вряд ли кто-то из русских поэтов, употребляя этот литературный оборот, предполагал, что столица Российской империи будет переименована.

И третья смена названия произошла после революции Петроград превратился в Ленинград.

Разумеется, чтоб осмотреть столицу Русской Империи не хватит и недели. Но и за три дня пребываний впечатлений будет предостаточно.

Основной символ Петербурга — это лев.  Помню из фильма, что в этом городе львов больше, чем людей. Но мне попался только мост со львами.Путешествие по Петербургу ч.1 История

 

 

Православные Святыни.

Храм Спаса на Крови или Воскресения Христова построенный на месте гибели Александра II.

Путешествие по Петербургу ч.1 История

 

Церковь на Конюшенной или Церковь Спаса Нерукотворного образа. В ней отпевали А.С. Пушкина, а 20 лет спустя композитора Михаила Глинку.

Путешествие по Петербургу ч.1 История

Казанский собор построенный архитектором Воронихиным, который был из крепостных крестьян.

Путешествие по Петербургу ч.1 История

Александро Невская лавра построенная в 1710 году по приказу Петра I. Здесь покоятся мощи великого князя Александра Невского. Считается, что именно на этом месте Александр Ярославович Невский одержал победу в Невской битве. Путешествие по Петербургу ч.1 История  Путешествие по Петербургу ч.1 История

На территории находится Храм, Семинария для детей священно служителей, а так же кладбище.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Ещё не много о зодчестве Строительство Петербурга.

Конец XVII века – это связующее звено между древнерусским зодчеством и архитектурой XVII века, время, подготовившее почву для нового художественного мировоззрения, способствующего творческому восприятию ордерной тектонической системы и формированию мастеров архитектуры для перехода к регулярному гражданскому строительству.

В начале XVII века Петр I  начинает строительство Санкт- Петербурга, который становится основным строительным центром в стране.Параллельно в 1700 году Россия начала Северную войну против Швеции, чтобы освободить русские земли и возвратить Невские берега России. 1 мая 1703 года русские войска вошли в крепость Ниеншанц ( у слияния рек Охта и Нева ). Главная задача северной войны была решена взятием крепости и открытие выхода в Балтийское море. Теперь встала задача о безопасности захваченной территории. У разветвления Невы на три рукава, на небольшом Заячьем острове длиной и шириной примерно 750 на 350 метров, 27 мая 1703 года, по чертежу Петра I и военных инженеров была заложена Петропавловская крепость.

Ещё не много о зодчестве Строительство Петербурга. История

Для прикрытия устья Невы с моря в 1703 году на острове Котлин было начато строительство военно-морской базы Кроншлот ( Кронштадт ).

Ещё не много о зодчестве Строительство Петербурга. История

На южном берегу Невы, почти напротив Петропавловской крепости, в 1704 году по чертежу Петра I заложили судостроительную верфь-крепость – Адмиралтейство.

Ещё не много о зодчестве Строительство Петербурга. История

Под защитой трех взаимодействующих крепостей началось строительство Петербурга, который в последствии с 1712 года стал новой столицей России.

Застройка Петербурга осуществлялась преимущественно по берегам Невы, ее рукавов и протоков, в силу сильной заболоченности почв и выхода к водным путям.

Размещение градоформирующих сооружений велось по указаниям самого Петра I. Первоначально поселения группировались по традиции слободами. Строились в виде крестьянских изб или городских хором с фасадами, иногда расписанными под кирпичную кладку. Единственным примером раннего периода является воссозданный позднее рубленый домик Петра I на берегу Невы на Петроградской стороне, снаружи расписанный “ под кирпич “.

С 1710 года стали строить только кирпичные дома. Несмотря на принудительные меры переселения в Петербург, строительство велось медленно. Идейно-политическая важность быстрого возведения столицы, выдвинула перед архитектурой ответственные задачи. Город надо было создать исходя из передовых градостроительных принципов, обеспечивающих его престижно-представительный характер не только во внешнем архитектурно-художественном облике, но и по планировочной структуре. Не хватало квалифицированных архитекторов. И в 1709 году учреждается Канцелярия, ведавшая всеми строительными делами. При ней создается школа для начального изучения зодчества. Рассчитывалось, что более глубокие познания ученики этой школы должны были получить в архитектурных командах в процессе практического сотрудничества опытных архитекторов. Однако школа и команды не могли обеспечить расширяющееся столичное строительство. Петр I известный своей склонностью к западным наукам и культуре приглашает опытных архитекторов из западных стран, что позволило почти сразу же вовлекать их в строительство города. А также отбирать талантливых молодых людей для обучения в западноевропейских странах инженерным и архитектурным искусствам.

В новую столицу в 1710 году были приглашены: итальянцы Н.Микетти, Г.Киавери, К.Б.Растрелли, француз Ж.Б.Леблон, немцы Г.Маторнови, И.Шендель, А.Шлютер, голландец Г.Ван Болес. Они должны были не только строить, но и подготавливать русских архитекторов из учеников, работавших с ними. Из Москвы приехали итальянцы – М.Фонтана и инженер-фортификатор и архитектор Доменико Трезини. В Москве успешно работали одаренные русские архитекторы И.П.Зарудный, Д.В.Аксамитов, П.Потапов, М.И.Чочлаков, Я.Г.Бухвостов, Г.Устинов и другие. В то же время искусство архитектуры постигали посланные за границу, впоследствии ставшие крупными зодчими: Иван Коробов, Мордвинов и Иван Мичурин, Петр Еропкин, Тимофей Усов и другие. Таким образом, в новой столице работали зодчие разных национальных школ, но творили они иначе, чем у себя на родине, подчиняясь вкусам и требованиям заказчиков, а так же приспосабливаясь к специфическим условиям строящегося города. В результате их деятельности архитектура Петербурга той поры стала своеобразным сплавом исконно русских художественных традиций и формальных элементов, привнесенных из западноевропейских стран.

Русские, итальянские, голландские, немецкие и французские архитекторы возводили в русской столице хоромы, дворцы, храмы и государственные здания, архитектура которых имела общие художественные черты, определяющие архитектурный стиль, обычно называемый русским барокко XVIII века или Петровским барокко.

Все многообразие индивидуальных творческих взглядов различных архитекторов на практике смягчалось под влиянием двух основных факторов: во-первых, воздействием русских многовековых традиций, носителями и проводниками которых были исполнители архитектурных замыслов – многочисленные плотники, каменщики, штукатуры, лепщики и прочие строительные мастера. Во-вторых ролью заказчиков, и прежде всего самого Петра I, который чрезвычайно внимательно и требовательно рассматривал все проектные предложения архитекторов, отвергая те, которые не соответствовали с его точки зрения, облику столицы, или внося существенные а иногда и решающие изменения. Зачастую он сам указывал где,что и как строить, делаясь зодчим. По его инициативе разрабатывались генеральные планы Петербурга. Художественная общность петербургских строений петровского времени объясняется также особенностями строительных материалов. Дома в столице строили мазанкового типа и кирпичные, оштукатуреваемые в два цвета ( стены – красные, светло-коричневые или зеленые, а лопатки, пилястры, наличники, русты на углах – белые ). Для привлечения в Петербург каменщиков Петр I в 1714 году издал указ, запрещающий по всей России, кроме столицы, строительство из камня и кирпича. Особенности архитектурного стиля можно четко проследить при рассмотрении сохранившихся архитектурных произведений того времени, таких как “Монплезир” и “Эрмитаж” в Петегофе, здания Кунсткамеры и Двенадцати коллегий в Петербурге и.т.п.

По указанию Петра I Доменико Трезини ( 1670-1734 ) впервые в русской архитектуре разработал в 1714 году образцовые проекты жилых домов, предназначенных для застройщиков разного достатка: одноэтажные небольшие для беднейшего населения, побольше для знатных. Французский архитектор Ж.Б.Леблон ( 1679-1719 ) разрабатывал проект двухэтажного дома “ для именитых “.” Образцовый проект “ напоминает хорошо сохранившийся летний дворец Петра I, который был построен Д.Трезини в 1710-1714 годах в летнем саду.

При всей простоте “ образцовых “ проектов жилых домов все они отличаются характером фасадов с ритмично размещенными проемами, обрамленными наличниками сдержанных очертаний и фигурными воротами сбоку. В отличие от средневековой застройки русских городов, где жилые строения стояли за заборами в глубине участков, все дома в столице должны были выходить фасадами на красные линии (условная граница в градостроительстве, отделяющая проезжую часть улицы от территории застройки) улиц и набережных, формируя фронт их застройки и тем самым придавая городу организованный вид. Это градостроительное новшество нашло отражение и в застройке Москвы. Наряду с жилыми домами в Петербурге и его пригородах строились дворцы с представительными фасадами и обширными, богато украшенными парадными помещениями.

В сочетание с архитектурой начинает применяться декоративная скульптура, а в интерьерах – живописное убранство. Создаются загородные и пригородные резиденции с садами. Крупнейшими сохранившимися до наших дней общественными зданиями, созданными Д.Трезини, является Петропавловский собор и здание Двенадцати коллегий. Из-под свода Петровских ворот четко вырисовывается Петропавловский собор (1712-1733). Динамичный силуэт колокольни собора, увенчанный высоким золоченым шпилем и флюгером в виде ангела, поднимается из-за стен крепости на 122 метра, став одной из наиболее выразительных доминант в панораме города на Неве. Собор ознаменовал полное отступление от композиционной традиционности русского храмостроения. Собор для России был явлением новаторским. По своему плану и виду он не похож на православные, крестово-купольные пятиглавые или шатровые церкви. Собор представляет прямоугольное, удлиненное с запада на восток здание. Внутреннее пространство собора расчленяют мощные пилоны на три почти равных и одинаковых по высоте (16 метров) пролета. Такой тип называется зальным, в отличие от храмов, у которых при том же плане средний пролет выше и часто шире боковых. Плановая и силуэтная композиция собора исходили из структуры прибалтийских лютеранских храмов зального типа с башней-колокольней, завершенной шпилем. Именно он должен был стать символом утверждения России в устье Невы и символом созидательной силы русского народа. Шпиле видное завершение церковных колоколен для петровского Петербурга было типичным явлением, определяющим силуэтный характер застройки города в первой трети XVIII века. Следует отметить и внутреннее убранство – деревянный резной позолоченный иконостас в стиле барокко. Иконостас выполнен под руководством зодчего и художника И.П.Зарудного (1722-1727 гг.) артелью московских мастеров.

На Васильевском острове формировался политический центр столицы и по проекту Д.Трезини возводится здание двенадцати коллегий (10 коллегий – органы государственного управления; сената и синода). Ещё не много о зодчестве Строительство Петербурга. История

Трехэтажное здание протяженностью 400 метров, состоит из двенадцати одинаковых корпусов с раздельными крышами и портиками, соединенные торцами. Все корпуса объединяет открытая аркада** с длинным коридором на втором этаже. По традиции петровского времени здание было окрашено в два цвета: кирпично-красный и белый. Первоначальная отделка интерьеров в виде лепного убранства сохранилось только в Петровском зале. Архитектурной ценностью того времени следует отметить дворец А.Д.Меньшикова (1710-1720 гг.). Трехъярусная ордерная система фасада с поярусными ритмичными рядами пилястр исходила из художественных принципов архитектуры итальянского Возрождения. Самым замечательным архитектурным наследием являются парадные комнаты, облицованные голландскими изразцами и парадная лестница с колоннами и пилястрами барочного ордера.

Применение ордеров в архитектуре Петербурга было продолжением традиций, воплощенных во многих сооружениях Москвы более раннего времени. Особенное место в панораме берегов Невы занимает оригинальный силуэт здания Кунсткамеры. Два крыла трехэтажного здания на цокольном этаже объединяет четырехъярусная башня. Углы ризалитов* и переломов стен башни в сочетании с двуцветной окраской фасада придают зданию нарядный вид. В силуэте башни отчетливо проявляется преемственность традиционных ступенчатых многоярусных строений Москвы начала XVIII века. После пожара при восстановлении фасад был упрощен.

Ещё не много о зодчестве Строительство Петербурга. История

В 1710 году Петр I издал указ, обязывающий вести застройку южного берега Финского залива. Возводятся дворцово-парковые ансамбли в Петергофе. К 1725 году возвели двухэтажный Нагорный дворец. В дальнейшем дворец подвергся перестройке и был расширен в середине XVIII века. Архитектором Растрелли. В этот же период у самого залива был выстроен небольшой дворец, состоящий из нескольких помещений для Петра I и парадного зала – дворец Монплезир. Были построены павильон для уединения “Эрмитаж” и небольшой двухэтажный дворец “Марли”.

В XVIII веке ордерная система стала обычным декоративным приемом для придания разнообразным сооружениям нарядного облика.

Об этом свидетельствует художественное решение главного въезда во двор Арсенала (1702-1736 гг.) в Кремле, которое представляет собой искусную трансформацию ордеров в сочетании с обилием декоративных рельефных деталей. Замечательным по архитектуре и художественному значению в московском зодчестве является церковь Архангела Гавриила (1701- 1707 гг.), созданная архитектором И.П.Зарудным (1670-1727 гг.). Архитектор проявил великолепное мастерство в использовании систем ордеров. Несущая часть объемов церкви разработана с применением большого ордера, с которым сочетаются элегантные композиции портиков у входа из двух легких колонн коринфоргского ордера поддерживающих декоративно разработанный антаблемент с балюстрадой. Ордер в здании выражает тектонику экспозиции.

Новое направление в церковном зодчестве Москвы, ярко выраженное в архитектуре церкви Архангела Гавриила (Меньшикова башня), заключающееся в гармоничном сочетании традиционной русской объемно–пространственной композиции с формальными элементами нового стиля, оставило в Москве интересный образец — церковь Иоанна Воина (1709-1713) на Якиманке.

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Китайские туристы

Думаю сейчас не найдется русского, который бы не видел толпу туристов из Китая. Они посещаю практически все наши исторически значимые места. И, казалось бы, что тут такого — Китайцы поднимают наш туризм и платят за это деньги. Но вот, вскрылись подробности, оказывается китайцы ездюют к нам от туристических агентств, которые открыты самими китайцами. Таким образом вся прибыль от их поездок попадает в китайский бюджет страны, минуя даже наши налоги.

На 1rr.ru появилась жалоба властей Санкт-Петербурга по данному вопросу.

Но, ведь Китайцы ездюют не только в Петербург, сейчас наверно трудно назвать место, где бы китайцы не встретились. Получается, что КНР стимулирует туристические компании. Вопрос зачем? Хотя, в принципе, наши по такому же принципу едут в Турцию, потому что там дешевле. Может просто параноя начинается.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Митинг в Санкт-Петербурге

В Санкт-Петербурге 3 августа прошел согласованный митинг в поддержку независимых депутатов.  Митинг прошел на площади Ленина. По заявке должно было прийти около 200 человек, а участие приняли около 1000 человек. Т.к митинг был согласован, люди пришли по кричали, по возмущались и разошлись по домам. Ответные действия мэрии и реакция правительства пока неизвестны.

Во время митинга было задержан 1-2 человека и тех отпустили без протокола. Только и хочется Навальному, вот учись, мирно, тихо люди пришли сказали свое слово и ушли.

Чего вы еще хотите? Ну не пустят вас на выборы.

источник: из.ру

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+

https://RusImperia.org

#РусскаяИмперия

Патриотизм крепчает: В Исаакиевском соборе хор спел песню про бомбардировку Вашингтона

Шедевр путинского патриотического воспитания. В Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга прошел концерт ко Дню защитника Отечества, во время которого хор спел шуточную песню по бомбардировку Вашингтона. Запись выступления опубликована на странице Концертного хора Санкт-Петербурга в соцсети «ВКонтакте». Последней песней программы, исполненной на бис, была песня «На подводной лодочке».

Заключительная песня Концерта ко Дню защитника Отечества, прошедшего в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга 23.02.2019 г.:

На подводной лодочке с атомным моторчиком
Да с десятком бомбочек под сотню мегатонн
Пересек Атлантику и зову наводчика:
«Наводи, говорю,- Петров, на город Вашингтон!»

Тру-ля-ля, тру-ля-ля,
Все могу за три рубля!
Здравствуй, новая земля
Неприятеля!

И на самолетике сверху друг мой Вовочка
Не с пустыми люками в гости прилетел,
На подводной лодочке да с атомным моторчиком
Экипаж веселую песенку запел.

Тру-ля-ля, тру-ля-ля,
Можем все за три рубля!
Ты гори, гори земля
Неприятеля!

Сладко дремлют в Норфолке огоньки по берегу,
Спят усталые игрушки, негры тихо спят,
Ты прости, Америка, хорошая Америка,
Но пять сотен лет назад тебя открыли зря.

Тру-ля-ля, тру-ля-ля,
Все могу за три рубля!
Пополам гори земля
Неприятеля!

Видеозапись: https://www.youtube.com/watch?v=tL8ohJxG7VI

«Это — заключительный аккорд Концерта ко Дню защитника Отечества. 23.02.2019
60-я минута, — прокомментировал увиденное Диакон Кураев, — культурная столица аплодировала…

Песня сама по себе старая, из советского андеграунда. Тогда она была шуткой и даже сатирой на советский агитпроп. Но сегодня после путинских «мультиков» и «шуточек», да еще в таком суперсерьезном исполнении это никак не смотрится шуткой. Питерская подворотня перестала быть подворотней. Она рулит. И исповедует принцип «ударь первым». Потому что пролетариату нечего терять, кроме трех рублей».

Отметим, что песня принадлежит перу барда Андрея Козловского, он написал ее в 1980 году. Руководит хором Санкт Петербурга главный дирижер, заслуженный артист России Владимир Беглецов.

http://vesma.today/news/post/6241-popolam-gori-zemlya-v-isakievskom-sobore-khor-spel-pesnyu-pro-bombit-ameriku-

МВН. Лучше бы Новороссию от «наших укроамериканских партнеров» защитили…

 

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Сохранить живую память о блокаде

В Санкт-Петербурге открылся Единый городской информационный центр, посвящённый жизни блокадного города

О создании центра, координирующего работу всех СМИ, общественных организаций и учреждений культуры по освещению мероприятий к 75-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, было объявлено 20 декабря 2018 года на пресс-конференции в Медиацентре Правительства Санкт-Петербурга (Невский проспект, 66), сообщает пресс-служба Президентской библиотеки.

По словам старшего научного сотрудника отдела формирования и обработки информационных ресурсов Президентской библиотеки Алексея Вороновича, ещё к 70-летию окончательного прорыва блокады на Сенатской, 3, начали собирать материалы, посвящённые этой теме. Но особенно активизировалась эта работа накануне 75-летия праздника.

9 ноября 2018 года на круглом столе в Президентской библиотеке было объявлено о старте масштабного проекта, проводимого совместно с «Радио России» и газетой «Петербургский дневник» и посвящённого сохранению исторической памяти о жизни Ленинграда в 1941–1944 годах. В его рамках была запущена акция по сбору документов, писем, дневников и фотографий из личных архивов жителей блокадного города. Они будут оцифрованы и войдут в фонд Президентской библиотеки, станут доступны жителям всего мира, найдут широкое отражение в СМИ, будут использоваться при подготовке выставок, конференций и других мероприятий.

«К сожалению, осталось уже не так много людей, которые пережили блокаду, получали медаль за оборону города, имеют знак „Жителю блокадного Ленинграда“, – рассказал Воронович. – Поэтому особенно важно сохранить свидетельства и материалы, которые у них есть».

Он рассказал об огромном количестве звонков и обращений, о множестве дневниковых записей и фотографий, которые передают люди в Президентскую библиотеку.

Среди документов, поступивших на оцифровку в Президентскую библиотеку, – удостоверения о награждении, орденские и трудовые книжки, отсрочки от мобилизации, пропуска, дающие возможность прохода по городу в ночное время, справки о том, кем человек работал в годы блокады, дипломы о получении образования, справки о месте жительства. Эти бумаги несут как сами блокадники, так и их дети или внуки.

«Почти все письма и дневники пронизаны двумя сюжетами, – поделился представитель Президентской библиотеки. – Изначально жителей пугали постоянные авианалёты, но потом все почти каждый день писали о том, сколько у них осталось продовольствия».

На пресс-конференции также было сказано, что не все блокадники имеют возможность представить документы или фотографии, но готовы просто рассказать о том, что они пережили. И в этом смысле создание Единого городского информационного центра представляется особенно важным. Именно он возьмёт на себя функцию общения с блокадниками и фиксации их воспоминаний для истории.

Как отметила директор Городского студенческого пресс-центра Санкт-Петербурга, на базе которого создан Единый информационный центр, Катерина Туголукова, в городе проживает большое количество активных ребят, которые, учась в вузах и колледжах, работают в студенческих СМИ, на телевидении, ведут блоги и создают видеосюжеты.

«Мы планируем привлечь их к нашему проекту. И могу сказать, что и с их стороны уже есть заинтересованность», – подчеркнула она.

С помощью волонтёров-студентов планируется создание видео-, аудио- и фотоархива. Также в рамках информационного центра будет вестись единая база мероприятий, посвящённых блокаде и проходящих в школах, вузах, музеях и различных организациях.

Генеральный директор Санкт-Петербургского регионального центра ТАСС и председатель Ассоциации СМИ Северо-Запада Александр Потехин отметил, что кроме привычных для нашего уха словосочетаний «оборона Ленинграда» и «блокада» существует гораздо реже используемые «битва за Ленинград» или «Ленинградская битва».

«И началась она даже не осенью 1941 года, а 10 июля, когда фашисты ступили на Псковскую землю, которая в то время входила в состав Ленинградской области, и закончилась не в январе 1944 года, а 9 августа 1944-го, когда завершилась Свирско-Петрозаводская операция», – уточнил он.

Ленинградскую битву он назвал одной из четырёх крупнейших битв войны и призвал помнить об этом наряду с мероприятиями, посвящёнными блокаде.

Заместитель главного редактора телеканала «Санкт-Петербург» Екатерина Ходаринова в свою очередь отметила, что начиная с сентября 2018 года канал выпускает передачи и документальные фильмы, созданные в том числе в сотрудничестве с Президентской библиотекой.

«Хорошо, что теперь есть единый центр, куда теперь будет стекаться вся информация по блокаде», – добавила она.

Единый городской информационный центр будет активно работать в течение всего 2019 года. Представители всех организаций и учреждений, участвующих в блокадных мероприятиях, могут присылать информацию о них на почту центра: blokada75@studressa.ru.

Ранее подробно рассказывалось о совместном проекте Президентской библиотеки, «Радио России» и газеты «Петербургский дневник» к 75-летию полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.

На портале Президентской библиотеки можно ознакомиться с электронной коллекцией «Оборона и блокада Ленинграда», куда вошли официальные документы, периодика, воспоминания ленинградцев, продуктовые карточки, фото- и кинохроника.

В этом году Президентская библиотека презентовала виртуальный тур по выставочным залам временно закрытого Государственного музея обороны и блокады Ленинграда и по музею «Кобона: Дорога жизни». В ближайшем будущем планируется создание виртуального тура по петербургскому музею «А музы не молчали…» средней школы № 235 им. Д.Д. Шостаковича.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

«Для тех, кому дороги духовно-нравственные ценности нашего Отечества!»

В Санкт-Петербурге состоится конференция «Духовно-нравственное состояние современного общества и пути его оздоровления»…

8 ноября в Санкт-Петербурге состоится конференция «Духовно-нравственное состояние современного общества и пути его оздоровления», сообщили «Русской народной линии» устроители мероприятия — общественная организация содействия духовному и нравственному просвещению «Вознесение».

В рамках конференции будут заслушаны доклады: доктора экономических наук, профессора, почетного работника высшего профессионального образования Российской Федерации Сергея Волкова, кандидата искусствоведения, доцента, журналиста, члена Союза художников России инокини Христины (Буткевич), председателя Крымского районного отделения межрегионального общественного фонда «Вознесение» в Краснодарском крае, почетного работника общего образования Российской Федерации Галины Длужневской, а также выступления участников — представителей духовенства, власти, образовательных учреждений, общественных организаций и бизнеса.

Цель конференции — презентация организации ОО «Вознесение»: знакомство с тематикой, направлениями и методикой планируемой работы, а также установление сотрудничества и взаимодействия в столь важной для нашего времени сфере духовно-нравственного просвещения подростков, молодежи, родителей и педагогов.

«Приглашаем принять участие в нашей конференции всех, кому дороги духовно-нравственные ценности нашего Отечества!» — призвали устроители конференции.

Начало конференции: 13-00 часов.

Место проведения: зал совещаний подворья монастыря Оптина пустынь, набережная Лейтенанта Шмидта, дом 27/2.

В ОО «Вознесение» рассказали о методике работы:

— опора на отечественную традицию духовно-нравственной культуры, которая опирается на православие, без откровенного внешнего навязывания религиозного компонента;

— готовность к всестороннему контакту со всеми лицами, организациями, образованиями, направлениями, структурами, озабоченными интересующими нас проблемами.

Уставная цель нашей работы – пропаганда традиционных отечественных духовно-нравственных ценностей, утраченных нашим обществом.

Главные направления:

— историко-патриотическое воспитание с компонентом краеведения;

— возрождение утраченных обществом семейных ценностей,

— борьба с пороками современного общества.

Первое направление предполагает серьезное внимание к вопросам истории мировой и отечественной культуры и краеведения. Введение в школьный образовательный процесс дискретных форм аттестации (ОГЭ и ЕГЭ) привел к утрате целостного знания истории Родины уже несколькими поколениями наших граждан, что привело к проникновению в их сознание нигилистического отношения к своему Отечеству, преклонению перед чуждой культурой, выбор молодежью враждебных «образцов» для подражания.

Второе направление предполагает серьезную разъяснительную работу по реабилитации семейных ценностей. Здесь могут рассматриваться такие вопросы как исторический аспект семейных отношений, семейный уклад и его значение, целомудрие в до семейных и семейных отношениях, жертвенная любовь как основа прочности семьи, феминизм как разрушитель семейных отношений, пагубное значение абортов на духовно-нравственное состояние семьи и целый ряд других вопросов.

Третье направление. Наркомания, компьютерная зависимость, пьянство и даже спортивный азарт рассматриваются с позиций влияния на духовно-нравственную сферу личности, разъясняется вред, который при этом наносится. В этом наша принципиальная специфика, отличная и от проповеди священника, и от медицинско-педагогических аспектов.

Контактная информация для заявки на участие в конференции. Е-mail: gsd_krymsk@mail.ru, тел. +7 911 1174940. Координатор: Длужневская Галина Станиславовна.
Оргкомитет конференции

1. Председатель общественной организации «Вознесение» Волков Сергей Денисович

2. Благочинный Василеостровского благочиния протоиерей Виктор Московский.

3. Настоятель подворья монастыря Оптина пустынь игумен Арсений (Мосалев).

4. Председатель муниципального совета МО «Гавань» Соколов Сергей Викторович.

5. Исполнительный директор межрегионального общественного фонда «Вознесение» монах Вячеслав (Пеленев).

6. Генеральный директор «ООО «Возрождение» Семенова Инна Николаевна

7. Помощник благочинного Василеостровского округа по делам молодежи Бугаев Денис.

8. Координатор конференции, председатель КРО ККО МОФ «Вознесение» Длужневская Галина Станиславовна.

Регламент

для докладчиков — до 20 минут;

для участников — представителей духовенства, власти, образовательных учреждений, общественных организаций и бизнеса — 7-10 минут;

для выступления в прениях — до 5 минут.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

 

 

«Царская Россия» — детям | Оживай история!

Движение «Царская Россия» совместно с интерактивным военно-историческим музеем для взрослых и детей «Аты-Баты», а также при вашей активной поддержке в рамках акции «Оживай, история!» проведет бесплатные экскурсии для воспитанников детских домов в Санкт-Петербурге!

Дата: с 25 октября по 4 ноября 2018 года

План мероприятий:

1) Посещения музея с интерактивной экскурсией;
2) Фотосессия в музее для детей;
3) Подарки детям после посещения музея;

На проведение акции требуется средств: 4500 рублей*

*В конце каждого мероприятия будет предоставлен отчет о полученных и потраченных средствах, а оставшиеся средства буду использоваться для проведения следующей акции.

Сайт музея: muzey-aty-baty.ru/
Адрес музея: Социалистическая ул., 9

Вы можете помочь нам устроить детям экскурсию, поддержав проект:
https://vk.com/wall-37342623_71060?w=app6359087_-3734..
Или переведя средства на:
1) Яндекс.Деньги: 410015318774340
2) ПАО «Сбербанк»: 5469 1000 1181 0802
3) Альфа-Банк: 5486 7328 1231 0712

По всем вопросам просьба обращаться к данному сотруднику: Никита Медведев

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

 

ТЕРРОР КАК ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ: Публикуется в связи с установкой в Санкт-Петербурге в Государственном Эрмитаже памятной доски большевику Моисею Урицкому. 

Хорошо бы разнести эту цитату по нашей многострадальной стране.

Скандал с установкой памятной доски большевику Урицкому вышел за пределы России — 2 октября старейшие национальные организации России и Русского Зарубежья обратились с письмом к потомкам русских эмигрантов.

Послание содержит просьбу приостановить передачу любых исторических и культурных ценностей Государственному Эрмитажу и входящему в его состав Музею Гвардии. Это обращение появилось в ответ на действия директора Государственного Эрмитажа, открывшего памятную доску Моисею Урицкому.

Напомним, 25 сентября, в год 100-летия начала красного террора, руководство Государственного Эрмитажа установило в восточном крыле здания Главного Штаба в Санкт-Петербурге (сегодня это штаб Западного военного округа) памятную доску большевику Моисею Урицкому. На доске написано:

«30-го августа 1918 года на этом месте погиб от руки правых эсэров – врагов диктатуры пролетариата – Моисей Урицкий, борец и страж социалистической революции».
Новость об установке доски вызвала волну критических публикаций в СМИ.

Во время открытия мемориальной доски инициатор увековечения памяти Урицкого директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский заявил, что Урицкий был яркой и интересной исторической фигурой. Подобное высказывание многих удивило и возмутило. Чтобы понять, о чём идёт речь, давайте вспомним, чем же так «знаменита» эта историческая фигура.

Моисей Урицкий родился в благополучной еврейской купеческой семье. Получил традиционное религиозное иудейское образование, изучал Талмуд. Член РСДРП с 1898г. Окончил юридический факультет Киевского университета, но уже во время учебы примкнул к революционному движению. Был участником революционных событий 1905-1907 гг. в Петербурге и Красноярске. Неоднократно арестовывался и ссылался. Не раз его арестовывали и отправляли в ссылку. Какое-то время он прожил в эмиграции – в Дании и Германии. В годы Первой мировой войны призывал к поражению русской армии. После февральской революции 1917 года Урицкий вернулся в Россию и вступил в партию большевиков. Да не просто рядовым, а сразу членом её ЦК. В октябре того же года в составе Петроградского военно-революционного комитета он непосредственно участвовал в подготовке и осуществлении большевистского переворота. А уже в марте 1918 года Урицкий возглавил Петроградский ЧК, совмещая эту должность с работой в комиссариате внутренних дел Северной области. Именно он руководил высылкой в Пермь Великого князя Михаила Александровича Романова и лично провёл его допрос.

Урицкий буквально наслаждался истреблением людей, получая поистине сатанинское удовольствие от этой кровавой работы и человеческих мучений. «Секретарь датского посольства Петерс рассказывал, как ему хвастался Урицкий, что подписал в один день 23 смертных приговора», — пишет в своей книге «Красный террор в России» Сергей Мельгунов. На его счету – многие убийства и зверства. Даже революционные соратники называли Урицкого «воплощением большевистского террора». По отзыву Луначарского, Урицкий стал «железной рукой, которая реально держала горло контрреволюции в своих пальцах». Говоря по-человечески, именно он начал политику массового террора, направленного на физическое уничтожение не только сознательных противников советской власти, но и «социально чуждых элементов». Под последними понимались представители ведущего культурного слоя России: интеллигенция, чиновники, офицеры, священники, предприниматели и пр.

В итоге тысячи людей были замучены и убиты. Особенно досталось главному защитнику российской государственности ‒ офицерскому корпусу. На совести Урицкого не только сотни расстрелянных офицеров и членов их семей, но и несколько барж с арестованными офицерами, потопленными в Финском заливе. Петроградская ЧК обрела репутацию поистине дьявольского застенка, а имя ее главы Урицкого наводило ужас на жителей Петрограда.

30 августа 1918 года жизнь и карьера советского палача была прервана выстрелом русского патриота Леонида Каннегиссера. Кстати, Каннегисер тоже был евреем, но после убийства Урицкого он сказал такие слова:

«Я еврей. Я убил вампира-еврея, каплю за каплей пившего кровь русского народа. Я стремился показать русскому народу, что для нас Урицкий не еврей. Он — отщепенец. Я убил его в надежде восстановить доброе имя русских евреев».
Каннегисер был схвачен и расстрелян большевиками, а память Урицкого была увековечена в советском государстве в названии улиц и площадей русских городов.

Установка памятной доски ярому революционеру, большевистскому палачу и террористу вызвала неоднозначную реакцию в российском обществе, но больше всего она возмутила потомков русской эмиграции, членов таких авторитетных организаций, как Русский Обще-Воинский Союз и Российский Имперский Союз-Орден, которые в своём письме к зарубежным соотечественникам призвали их прекратить сотрудничество с Государственным Эрмитажем, и заявили, что

«пока на стене принадлежащего этому учреждению здания будет висеть доска увековечивающая память Урицкого – одного из палачей и мучителей Русского народа, пока в Эрмитаже в той или иной форме почитаются имена организаторов убийств русского офицерства, духовенства, дворянства, казачества, миллионов крестьян и других жертв большевицкого террора, подобные дары и передачи со стороны потомков русских эмигрантов будут противоречить моральным и этическим принципам, как кощунственные по отношению к памяти всех жертв большевизма».
В обращении говорится, что уже более четверти века наш народ медленно и мучительно преодолевает тяжкое наследие тоталитаризма, возвращается к Православной вере, восстанавливая страницы своей подлинной истории, имена национальных вождей и героев. В России преступления коммунистических партий юридически не осуждаются, а низкий уровень исторических знаний и инерция сознания большей части населения, которые достались стране от советской системы, не способствуют тому, чтобы этот жизненно важный для нашей страны процесс шёл быстрее. К сожалению, вопросами идеологии и исторического просвещения зачастую занимаются местные управленцы. Они преследуют совсем не государственные интересы и выражают только личные воззрения либо политические симпатии. «А это, в свою очередь, раз за разом приводит к вопиющим инцидентам, бередящим старые раны в российском обществе, разжигающим конфликты и вызывающим новые расколы», — написано в тексте.

По мнению старейших национальных организаций России, по логике Михаила Пиотровского получается, что всякая «яркая фигура» достойна того, чтобы современные люди помнили, поклонялись и восхищались ими. Только вот при этом не учитывается их роль в истории. Почему-то директор Эрмитажа не задумался, что несут в себе мемориалы и памятные доски Урицкому и подобным ему изуверам. И как можно чтить память, например, исламистских террористов, которые априори несут в себе зло, боль и разрушения? Это тоже самое, что на Рязанской земле воздвигать мемориал Батыю, а в московском Кремле восхвалять «ярких и интересных» Лжедмитрия и Наполеона Бонапарта.

То, что скандал с установкой доски красному палачу вышел за пределы Российской Федерации говорит о том, что местечковая инициатива директора Эрмитажа Пиотровского об установке памятной доски красному палачу Урицкому может повлечь серьёзные последствия для её инициатора, поскольку ведёт к началу серьёзной общественной дискуссии об исторических последствиях большевицкого переворота в России в 1917 году.

В прошлом году, когда исполнилось 100 лет октябрьской социалистической революции, в России был предпринят ряд существенных мер, чтобы такой дискуссии не было. Это было сделано в целях предотвращения раскола общества. В этой ситуации Пиотровский мог случайно нажать на спусковой крючок. Сложно сказать, чем он руководствовался, но точно не тем, чтобы оказаться в центре процесса с непредсказуемыми последствиями, который может вызвать такая дискуссия.

Причём в России происходят события, которые совсем не способствуют декларируемому властями примирению «красных» и «белых», ведь многочисленные попытки увековечить лидеров Белого движения наталкиваются либо на противодействие, либо на публичные решения органов власти о демонтаже памятных знаков. Тем более цинично и кощунственно то, что в здании, где теперь красуется доска Урицкому, расположена экспозиция «Музей Русской Гвардии». Она посвящена русским воинам, которые сражались, не жалея своих жизней за Веру, Царя и Отечество. А ведь многие из них стали жертвами большевицкого террора, развязанного карательным органам, в который входил Урицкий и его сотоварищи по партии.

Потакая установке памятных досок революционерам и террористам, попиравшим законы и основы государственного строя в России, органы власти ведут опасную игру по популяризации революционного движения. Это чревато самыми печальными последствиями для Российской Федерации в случае, если современная российская молодёжь возьмет себе Урицкого и прочих в качестве примера для подражания.