Счетная палата обнаружила, что Корпорация развития Северного Кавказа приносит одни убытки

Счетная палата подвела итог деятельности Корпорации развития Северного Кавказа за шесть лет. Как выяснилось, КРСК оказалась убыточным и, в целом, бесполезным проектом. Об этом говорится в материале, опубликованном «Московским комсомольцем».

КРСК была создана шесть лет назад, чтоб поднять экономику и социальную сферу юга страны. Управление «Корпорацией» доверили выходцам из северокавказского региона. В частности, в совет директоров Корпорации входит Рамзан Кадыров.

В 2010 году был учрежден инвестиционный фонд, который должен был генерировать бюджетные и частные вливания на развитие Северного Кавказа. Учредителем фонда стал Внешэкономбанк. Первоначальный уставной капитал фонда составлял 500 млн.руб. За счет средств Внешэкономбанка и бюджетных субсидий за 3 последующих года он увеличился до 9,6 млрд. В 2017 году Внешэкономбанк безвозмездно передал все акции КРСК государству, потеряв на этом 8,4 млрд. Единственным акционером КСРК стало государство. Осуществлять права акционера было поручено Минкавказа России.

К началу 2018 года в КРСК уже было вложено 12,04 млрд. руб.

Финансово-хозяйственная деятельность КСРК за 2015-2017 и за 1- полугодие 2018 года была убыточной. С 31 декабря 2016 года по 30 июня 2018 года непокрытый убыток КРСК вырос с 1,75 млрд. до 2,7 млрд. рублей. Хотя некоторые проекты на первый взгляд приносили прибыль, например, проект Avangard, «Развитие интенсивного растениеводства и переработки сои в Ставропольском крае» (515,6 млн. руб в 2015 году), однако оказалось, что прибыль имеет иное происхождение. Из выделенных на проект денег была вложена только половина, другая половина в мае 2014 года была конвертирована в доллары и отправлена на депозит в филиал «Промсвязьбанка» на Кипре. Осенью 2016 эти деньги были сняты с депозита и конвертированы обратно в рубли по новому курсу, что и дало прибыль. По самому же проекту было освоено только 6,7 тыс.га вместо запланированных 20 тыс.га., и цели инвестирования достигнуты не были.

Также в отчете Счетной палаты описывается история «якорного проекта» КРСК – инновационного медицинского кластера.

Его реализация была поручена тогдашнему вице-премьеру Хлопонину. Австрийская компания СОЛВЕ получила за разработку концепции проекта 78,4 млн. руб. В соответствии с концепцией кластер должен был строиться уже только за бюджетные деньги (около 58 млрд.руб) и располагаться неподалеку от аэропорта в Минводах Ставропольского края.

Правительство по запросу КРСК выделило дополнительно 1,6 млрд. на разработку проектной документации. Но заказали ее питерской компании «Верфау» всего лишь за 798 млн, оставшиеся деньги лежат на счете КРСК в Федеральном казначействе Ставропольского края без движения.

При этом губернатор Ставрополья Владимиров отказался от строительства кластера на своей территории (по информации издания, под давлением неизвестных лиц) и для проекта нашлось место в Карачаево-Черкесии. В августе 2017 года КСРК заключила договор об аренде на 49 лет земельных участков в КЧР, однако сейчас там ничего не строится. Издание предполагает, что перенос места строительства связан с Арашуковыми, сейчас подозреваемыми в совершении целой серии преступлений, включая заказные убийства и многомиллиардные хищения.

Еще один проект КРСК, многофункциональный выставочный центр в Минводах, сейчас строит недостроенным. Строительство началось в 2012 году, на центр было потрачено 4,7 млрд бюджетных денег. По результатам проведенного аудита было выявлено несоответствие между рабочей и исполнительной документацией по строительству объекта, между выполненными и оплаченными работами, а также недостатки и дефекты выполненных работ. Так, на территории центра было обнаружено здание неизвестного предназначения, не предусмотренное проектом. При этом сам центр скорее всего он окажется нерентабельным.

Сама КРСК практически не зарабатывает, однако постоянно наращивает управленческие расходы. В 2018 они выросли на 50% по сравнению с 2017-м. На октябрь 2018 года среднемесячная зарплата рядовых сотрудников составляет 180 тыс.руб., руководителей – 460 тыс., а генеральный директор получает 1 млн. 680 тыс. в месяц.

Также несмотря на отсутствие доходов АО «КРСК» осуществляло благотворительную деятельность». За период с 2016 по октябрь 2018 безвозмездно пожертвованы:

— 17,6 млн.руб на восстановление инфраструктуры, пострадавшей от неблагоприятных погодных явлений в 2016 году Чеченской Республике.,

— 7,3 млн.руб. на создание спортивно-стрелкового клуба в Чеченской республике,

— 10,3 млн.руб. на благоустройство стадиона «Спартак» во Владикавказе,

— 11 млн.руб.,на восстановительные работы здания «Республиканская библиотека для слепых» в Чеченской республике,

— 26,7 млн.руб на другие цели.

Кроме того, в проверяемом периоде в КРСК существовала практика выдачи руководству денежных средств на представительские цели в крупных суммах на неопределенный срок. В целом сотрудники КРСК должны 15,6 млн. – это деньги, которые им выдавались на те или иные цели, но они за них не отчитались. Бухгалтерия КРСК располагает только отчетами на сумму 1,5 млн.

«Отрицательные результаты финансово-хозяйственной деятельности АО «КРСК» за 2016-2017 годы и I полугодие 2018 года обусловлены низкой инвестиционной активностью, вложением в нерентабельные активы на фоне увеличения расходов, в том числе, ростом расходов на персонал, формированием резервов по сомнительным долгам» — таков итог деятельности КРСК, подведенный Счетной палатой.

+РУССКАЯ ИМПЕРИЯ+
https://RusImperia.Org
#РусскаяИмперия

Российский бизнес ушел «в минуса»

Каждая пятая российская компания в 2017 году оказалась убыточной, а каждая четвертая показала нулевую прибыль. Такие данные следуют из статистики Федеральной налоговой службы (ФНС), опубликованной в рамках второй волны раскрытия данных о российском бизнесе.

Всего были обнародованы данные о доходах и расходах по бухгалтерской отчетности за прошлый год 2,5 миллиона организаций. В них, правда, не входят крупнейшие предприятия, так как из-за экономических санкций Запада ФНС как минимум до 2020 года не будет раскрывать данные о стратегических компаниях, предприятиях ОПК и крупнейших налогоплательщиках. На федеральном уровне к ним относятся компании с доходом выше 35 млрд руб. в год, на региональном — от 2 млрд. до 35 млрд руб.

Что касается остальных, оказалось, что 19% из них показали убытки, а около 27% закончили год с нулевой прибылью. По мнению экспертов, такие неутешительные результаты связаны как с экономическим спадом.

Издание РБК проанализировало данные о предприятиях, доходы которых не превышают 35 млрд руб. В среднем доходы компаний из списка ФНС составили 51,2 млн руб., а средние расходы — 50,2 млн руб. Средняя прибыль до налогообложения — 6 млн руб. у компаний с положительным финансовым результатом. Средний убыток нерентабельных предприятий составил 11,8 млн руб.

С прибылью по результатам года оказались 1,35 млн. (54,3%) предприятий. Почти 10 тысяч компаний за этот период смогли заработать более 100 млн. рублей.
Как пояснил «СП» директор московского офиса компании Urus Advisory Алексей Панин, большое количество предприятий с нулевыми доходами и, как правило, расходами, связано с более эффективным выявлением фиктивных или уже закрытых, но не снятых с регистрации предприятий. Что касается убытков, эта неутешительная картина говорит о том, что не лучшая ситуация в экономике негативно сказывается, прежде всего, на малом и среднем бизнесе.

— Сейчас ФНС ведет активную борьбу с компаниями, которые не занимаются реальной экономической деятельностью. В прошлом году можно вспомнить две масштабные инициативы налоговой службы, которые укладываются в общую политику.

Первая — это проверка компания на предмет их наличия по юридическому адресу. Если компании там не оказывалось, ФНС незамедлительно удалял сведения о ней из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ). Это достаточно жесткая мера, в основном затрагивающая не крупный, а малый бизнес и микропредприятия, компании с оборотами до ста миллионов рублей, которые, как правило, «селятся» в больших бизнес-центрах. Проблема в том, что они автоматически проходят регистрацию, так как в таких центрах зачастую находятся 50 и более компаний. В результате этой инициативы по проверке юрадреса в ФНС смогли получить неплохие данные относительно того, какие компании реально работают.

Второй момент в том, что ФНС в прошлом году опубликовала данные о реальном количестве сотрудников в компаниях. Не очень понятно, как они это подсчитали, за какой период эти данные и так далее, так как они были представлены в достаточно сыром виде, и единственные площадки, где их можно посмотреть, — это системы типа СПАРК.

«СП»: — Это касается большого числа компаний с нулевой доходностью и расходностью. А что можно сказать о том, что каждое пятое предприятие получило убытки?

— Тут нужно смотреть на методологию, то есть на то, как именно были подсчитаны убытки и доходы. Бывает, что у компании есть выручка, расходы по операционной деятельности и небольшая кредиторская задолженность. Но особенности бухгалтерского учета в России таковы, что кредиторская задолженность в некоторых случаях может быть средствами, которые вам должны или которые уже поступили, но еще не «закрыты» по бумагам. Часто это вещь сугубо техническая. И если фактор кредиторской задолженности не учитывается, это может повлиять на результаты.

Несмотря на это, существующая экономическая ситуация, безусловно, сказывается на общей картине. Так как мы видим анализ предприятий без учета крупных компаний и госкорпораций, очевидно, что речь идет о компаниях в потребительском секторе, сфере услуг и торговли. На них общие негативные тенденции российской экономики, а это стагнация или минимальный рост в рамках статистической погрешности, не могут не сказываться. Ведь они веду к снижению покупательской способности населения, отказу от премиальных и даже обычных продуктов.

Поэтому, даже несмотря на технические тонкости, о которых я сказал, такое исследование отражает общее состояние частного сегмента российской экономики, который фундаментально является «нелюбимой падчерицей» российских экономических властей. Это даже не вопрос поддержки малого и среднего бизнеса. Просто структура российской экономики в динамике в целом не очень позитивна для частного бизнеса. Все построено в пользу крупнейших госкомпаний.

Председатель президиума Ассоциации молодых предпринимателей России Дмитрий Кравченко считает, что такие показатели связаны с экономическим спадом в стране, но надеется, что уже в следующем году ситуация стабилизируется.

— Я бы не стал утверждать, что такие данные — это признак масштабных налоговых махинаций или появления большого числа фирм-однодневок. На самом деле ситуация в экономике такова, что идет самоочищение бизнеса за счет кризисных явлений и экономического спада. Весь теневой бизнес, который связан с обналичивающими компаниями, налоговыми аферами уходит в прошлое.

Скорее, такие показатели связаны с общим экономическим спадом в стране. Бизнесмены последние три-четыре года испытывают огромное количество проблем. К счастью, последний год финансовая система начала работать эффективней. Банки стали чаще и охотней выдавать кредиты, хотя еще два-три года назад взять кредит было совсем сложно. Возможно, банковская система также находилась в стадии самоочищения. Сейчас все более-менее встает на рельсы, и бизнес, начиная с этого года, немного вздохнул с облегчением.

Но, повторюсь, экономический спад еще не закончен. Бизнесмены менее охотно инвестируют в развитие своих предприятий, в связи с чем наблюдается стагнация и даже рецессия в этом секторе. К сожалению, многие не выдерживают экономического давления.

Внешний фон тоже не здоровый и не добавляет оптимизма. Если каждый день с экрана мы слышим, что на страну оказывается внешний прессинг, что нас ждет еще больше санкций, бизнес на все это реагирует и менее охотно принимает важные решения в отношении развития предприятий.

Но я уверен, что все это временно. Надеюсь, со следующего года экономический рост перейдет в новую фазу, и если в прошлом году почти 20 процентов предприятий остались с убытками, то в следующем у нас откроется процентов на 20 больше новых фирм, и бизнес будет себя уверенней чувствовать. Так или иначе, все мы привыкаем к условиям и более охотно принимаем решения о развитии. Поэтому будем верить в хорошее, что нам еще остается.
«СП»: — Вы сказали, что в этом году банки стали охотней выдавать бизнесу кредиты. А на государственном уровне предпринимаются какие-то меры для поддержки малых и средних частных компаний? Потому что часто доводится слышать мнение, что правительство больше заинтересовано в развитии госкорпораций…

— Государством руководят в большинстве своем умные люди. И все понимают, в том числе основываясь на зарубежном опыте, что фундамент любой экономики — это малый бизнес. Не обращать внимания на этот фактор очень глупо. Думаю, в Министерстве экономики это тоже осознают и делают все, чтобы слезть с нефтяной и газовой иглы и сделать упор на развитие малого предпринимательства.

Сейчас в силу вступают новые программы поддержки малого бизнеса, то есть, на это обращают внимания. По-другому просто нельзя. Все современные успешные государства развиваются на фундаменте малого бизнеса, это и наш путь. Мы по нему потихоньку, тяжело, но движемся. Естественно, власть много внимания обращает на развитие ведущих госкорпораций, но мне кажется, что уже пришло понимание того, что малый бизнес — это не менее важная история, которую нужно развивать и в которую нужно вкладывать.

Мария Безчастная

МЫ ТРЕБУЕМ ОТМЕНИТЬ СТАТЬЮ 282 УК РФ, НАЗЫВАЮЩЕЙ «ЭКСТРЕМИЗМОМ» ПРАВДУ, А НАЦИОНАЛЬНУЮ ГОРДОСТЬ — УГОЛОВНЫМ ПРЕСТУПЛЕНИЕМ!

СВОБОДУ РУССКИМ УЗНИКАМ СОВЕСТИ!

Требуем ОТМЕНИТЬ ст.282 УК РФ!
https://otmenim282.ru